Сыщик от Бога

В истории Иркутского уголовного розыска есть немало имен прославленных сыщиков, на опыте и примерах из жизни которых до сих пор учатся новые поколения оперативников. Одно из них — Михаил Николаевич Фомин, которого во времена службы все называли просто дядя Миша.

С 16 лет в угрозыске
В Иркутском городском музее открыта выставка, посвященная этому легендарному оперуполномоченному, отдавшему своей нелегкой и опасной работе около тридцати лет своей жизни. В нее вошли редкие фотографии, рассказывающие о семье Фомина, его личные вещи и документы, из которых можно узнать немало интересных фактов об иркутских солдатах правопорядка 20—30-х годов прошлого столетия.
Михаил Фомин пришел в милицию в декабре 1923 года в неполные 16 лет, имея за плечами лишь семилетнее образование и желание бороться с преступностью. Несмотря на юный возраст, он был принят в ряды сотрудников НКВД. Проводивший собеседование пожилой чекист только сказал: "У нас тебе будет непросто. Работа без выходных, нередко ночуем в своих кабинетах, а частенько и хороним товарищей, погибших от бандитских пуль".
О работе Фомина по раскрытию многих преступлений и в наши дни ходят легенды, основанные на реальных событиях. В 1927 году при участии Михаила Фомина был раскрыт ряд дерзких ограблений и разбойных налетов, совершенных в Иркутске. Одно из первых таких преступлений было совершено весной того года.
Грабеж среди бела дня
Группа неизвестных ворвалась в дом одного из горожан, когда там праздновали свадьбу. Угрожая хозяевам и гостям ножами и пистолетами, налетчики заставили всех женщин снять украшения, у мужчин отобрали кошельки, а затем согнали всех в подвал. Каждого, кто не подчинялся их требованиям или пытался оказать сопротивление, бандиты нещадно избивали.
Через пару-тройку дней была совершена кража из крупного парфюмерного магазина: преступники пробили стену и через пролом проникли внутрь. Их добычей стала касса с наличностью, а также внушительное количество духов, губной помады и прочей косметики.
А спустя еще несколько часов неизвестные наведались среди бела дня в продуктовый магазин "Монополька", расположенный в центре города (на нынешней улице Карла Либкнехта), и в обеденный перерыв украли две телеги, груженные вином.
Неуловимая шайка
Для расследования этих преступлений, в которых угадывался один и тот же почерк, была создана специальная группа, в которую включили и Фомина. Он тут же вместе с коллегами рьяно взялся за работу, опрашивая потерпевших и свидетелей, дежуря на вещевом рынке, проверяя скупки, комиссионки и ломбарды, где преступники могли сбыть похищенное. Однако это не давало результатов, пока в милицию не обратились двое местных рабочих, которые принесли сразу три коробки духов, рассказав, что нашли их на обочине дороги за городом.
Оказалось, что это часть похищенной из парфюмерного магазина косметики. Тогда Фомин вместе с сотрудником по фамилии Дроздов поехали посмотреть на место, где была сделана находка, и выяснили, что, скорее всего, злоумышленники потеряли часть улова по пути в село Худяково. Проведенный опрос его жителей оказался бесполезным. Казалось, следствие опять зашло в тупик, но Фомин продолжал изучать сельчан, надеясь найти того, кто мог бы дать новую ниточку. Вскоре такой человек нашелся.
Следы привели в Рабочее
Им оказался некто Порошин. Фомин начал проверять его городские связи и узнал, что тот имеет много дружков в Рабочем предместье. С помощью вездесущих мальчишек выяснилось, что в доме одного из знакомых Порошина, Митьки Рохальского, накануне была свадьба. Перепившие гости, развлекаясь, стали обливаться дорогим одеколоном и духами и даже брызгать ими лошадей. Эта пьяная выходка и помогла Михаилу понять, кто же входит в состав неуловимой шайки.
В ту же ночь в домах всех участников попойки были проведены обыски и обнаружены пропавшие вещи, украшения и спиртные напитки. Нашли также и металлический ящик, в котором хранились деньги ограбленного магазина, который хозяйственный Порошин решил использовать для своих нужд. Выяснилось, что возглавлял банду Рохальский, а помогали ему три десятка подельников, которые все были арестованы и преданы суду.
Это лишь один из эпизодов в богатой на события жизни Михаила Фомина. Даже после ухода на пенсию, в возрасте 70 лет, он продолжал помогать уголовному розыску в раскрытии преступлений, вырастив целую плеяду воспитанников, настоящих профессионалов своего дела.

Метки:
baikalpress_id:  6 352