Ремонт хрущевок по-иркутски

Ремонт дома номер 212 по улице Баумана, о котором мы писали в одном из прошлых номеров, наконец-то начался. Аварийный торец дома обнесли плотной оградой из бетонных плит, внутри ограждения поставили вагончик для строителей. И даже сам мэр Иркутска Владимир Якубовский пообещал, что будет контролировать ситуацию.

Задачи, которые мы выбираем
— Кто виноват? — мэр загромыхал сразу же, едва он и свита из журналистов ступили на огороженную территорию возле дома 212. — Вы должны провести расследование и дать заключение о причинах этой трагедии!
Исполняющий обязанности начальника Управления капитального строительства мэрии Анатолий Лайкин, к которому были обращены эти слова, сперва не понял, насколько все серьезно.
— Причина была видна и раньше, — принялся он было объяснять. — Материал, который применялся при постройке, оказался агрессивной средой...
— Дому 30 лет, — Владимир Якубовский не желает слушать объяснения, — чья вина, что тридцать лет назад построили дом из этого материала? Ваша задача — выяснить причины, почему этот дом сейчас разваливается?
— Причина — коррозия арматуры и расслоение панели по арматуре, — отчеканивает Анатолий Лайкин, и видно, что он явно не понимает, чего от него хочет мэр.
— Кто-то же определил эти материалы при постройке? — мэр продолжает устраивать разнос. — Ваша задача найти виноватых!
— Я такой задачи перед собой не ставлю! — прямо-таки взбунтовался Анатолий Лайкин.
— Я перед вами ставлю! — Якубовский неумолим. — Мне не понятен ваш ход мыслей, вы же не с макаронной фабрики...
Наш еженедельник практически весь год, с тех пор как стал рушиться печально знаменитый дом на Баумана, 236, задается вопросом — отчего же в нашем городе начали разрушаться жилые дома и когда же власти предпримут какие-либо шаги для устранения этой проблемы?
Напомним, что плита на доме 212 начала разрушаться уже давно, однако ремонтировать дом никто не спешил. Когда подобная трещина на доме 236 по этой же улице привела к полной замене всей стены, 212-й дом обнесли оградой и на этом все закончилось. Жизнь людей в этих квартирах больше похожа на существование — ужасный холод зимой, обои, которые каждый год отваливаются от сырости, постоянный ремонт внутри квартир.
Но вот наконец власти зашевелились. В прошлую пятницу Владимир Якубовский самолично приехал к 212-му дому. Там его уже поджидали чиновники и специалисты компании "Иркут-Инвест", которым поручено провести расследование и восстановительные работы. После небольшого разноса мэр меняет грозный тон и внимательно слушает Александра Петрова, главного специалиста "Иркут-Инвеста". Оказывается, что виновники всего происходящего жили в 60-х годах, когда начиналась история крупнопанельного домостроения. Тогда очень сильно приветствовался переход на экономичные технологии. Одна из таких технологий — это использование легкого бетона с применением золы с наших иркутских ТЭЦ.
Кто будет платить?
— По сути, это была бомба замедленного действия, — говорит Александр Петров. — Ветер и влажность в осенне-весенний период превращали высокое содержание серы в серную кислоту. В результате начиналась коррозия арматуры, которая увеличивается в объеме и разрывает панели на слои.
Здесь Петров поднимает кусок отвалившейся части стены и дает Якубовскому в руки.
— Вот материал — пористый, но достаточно прочный. Однако арматура с ним несовместима, и в итоге его расхлестало, как стекло.
— А почему использовали такой материал? — не унимается мэр. — Это, очевидно, рационализация строительной организации, и надо спросить с тех, кто строил этот дом.
— Скорее всего, это региональная рационализация, — вставляет Петров, на что у мэра не находится возражений. — А наша задача сейчас — снизить затраты до минимума и уложиться со строительством этого дома до 15 октября.
— А моя задача — с кем-то поделиться этими затратами, — делится мэр своими соображениями. — Чтобы не только городской бюджет вкладывал сюда средства. Но и та организация, которая принимала решение о применении зологазобетона, тоже. Будем в судебном порядке брать у них эти деньги.
По швабре из канавы
В этот момент всем ненадолго приходится отвлечься от ремонта данного дома, так как к Владимиру Якубовскому обращается женщина.
— Владимир Викторович, я жительница дома номер 227 и очень прошу вас — помогите! Возле нашего дома вот уже который месяц ведется ремонт, разрыли котлован. Мы все это время по грязи ползаем. Недавно женщину из канавы шваброй вытаскивали! И все лето нам обещают закончить этот ремонт. Кто строит? И когда все это закончится?
Владимир Якубовский мгновенно сменяет милость на гнев и обрушивает его на головы стоящих рядом чиновников.
— Мне непонятно, Анатолий Парфильевич, ваше отношение к людям, которые здесь живут! Я просил вас, Олег Иванович, проверить все строительные площадки и прекратить этот бардак! Закройте завтра же стройку! Мы на Декабрьских Событий закрыли стройку и там все заасфальтировали. И здесь будет так же.
— Теперь скажите мне, — мэр вновь возвращается к 212-му дому, — что будет с людьми, которые там проживают? Вам придется работать через квартиру? И кто будет делать ремонт квартир? Вы или жилищный кооператив? Вы определяйтесь уже сейчас, чтобы, после того как вы поработаете, в квартирах сразу сделали ремонт, чтобы люди не ощущали неудобств.
Здесь оказывается, что предприятию "Иркут-Инвест" еще необходимо собрать информацию о свойствах материала, из которого построена панель. Собирать ее придется по крупицам, по старым лабораториям искать документацию состава хрущевок. От собранной информации будет зависеть, будут ли ремонтники проникать в квартиры. В любом случае, пообещал Александр Петров, работать через квартиры они будут очень ограниченный отрезок времени.
— Сейчас мы будем смотреть 212-й дом, — говорит Петров, — и в микрорайоне Юбилейном дом номер 4, у которого мы уже обрушили панель. А вот дом 222 по Баумана, скорее всего, придется оставить до весны. Потому что зимой работать очень сложно и дорого.
— А мне все же хотелось бы, чтобы эти три дома вы сделали в этом году, — говорит Владимир Якубовский.
— Практика покажет наши возможности, — говорит Петров. — Ведь мы хотим выйти на типовую схему ремонта. Сейчас получим необходимую информацию и за зиму запустим схему в серию.
"Не виноватая я!"
В ходе беседы мэра с руководителями и работниками, задействованными в ремонте хрущевок, вырисовывается следующая картина. Всего в Иркутске было построено 456 домов 335-й серии. Впервые иркутяне столкнулись с проблемой отслоения поверхностного слоя на торцевых панелях в этом году. Один дом уже отремонтировали, но на очереди — еще 455 домов. Иркутские власти привлекли специалистов "Иркут-Инвеста", которые провели расследование и сделали предложение о том, как можно провести утепление торцов без замены панели. Как утверждают они, несущая способность этих домов не потеряна. Сейчас их надо только утеплить.
Технологию, которую для этого будут применять, опробуют на доме 212 по Баумана и Юбилейного, 4, где уже поверхностный слой снят. Но, как говорит Владимир Якубовский после своей беседы с чиновниками, выводы пока делать рано. На данный момент все названные дома находятся в самом плачевном состоянии. Ремонтные работы здесь будут проводиться в жестком режиме, в очень ограниченные сроки. Отслоения есть также и на других домах, но там будет легче работать. А на будущий год будет подготовлена программа, по которой все торцы подобных домов постараются привести в нормальное состояние.
А еще мэр сам сказал, что на строительный брак нет срока давности и, если есть строительный брак, нести ответственность должен тот, кто его сделал. Но только как действительно найти виноватых, если применение золы в строительстве было рационализацией области? И надо ли их искать? Может, лучше сразу заняться поисками денег?

Метки:
baikalpress_id:  6 304