Ангарские подкидыши ждут свою маму

Молодая мать подкинула двух своих детей к дверям приюта

Месяц прошел с того дня, как 25-летняя мама двоих мальчиков, сбежав от непутевого мужа, оставила своих детей, двух и девяти лет, у дверей ангарского социального реабилитационного центра для несовершеннолетних. Вскоре мама нашлась, во всем призналась и скрепя сердце согласилась с доводами педагогов центра о том, что детям без матери нельзя. Марине было поставлено условие оформить временную регистрацию и после этого забрать детей. В противном случае приют начнет процедуру лишения матери родительских прав. Корреспондент "Пятницы" попытался выяснить, насколько реальны шансы молодой матери успешно прописаться в чужом городе и пристроиться в нем с детьми.

{Дальние родственники и друзья Марине помочь отказались. Никому не хотелось прописывать у себя женщину с детьми. А возвращаться назад она не хотела — жутко боялась, что муж ее попросту убьет. Тогда и решила подкинуть детей в приют.
Марина написала два заявления. В одном просила оставить ребятишек на месяц для решения жилищных проблем. А в другом пообещала, что откажется от сыновей официально, если не успеет забрать их до 16 сентября.}
"Вы поживете здесь немного"
5 августа работники 2-го отделения центра реабилитации, что в 15-м микрорайоне Ангарска, увидели у своих ворот двух неприкаянно топтавшихся ребятишек. Один из них все время оглядывался: поодаль стояла группа взрослых, две женщины и мужчина, пристально наблюдавшая за детьми. Сотрудники центра почти уверены, что среди них была и мама пацанов, обеспокоенная тем, как бы они не ушли куда-нибудь в другую сторону от приюта. Потом, когда ее отыскали, она утверждала, что ее там не было. По мнению заведующей приютом Татьяны Волостной, это тоже не говорит в ее пользу: значит, оставила детей и вообще ушла, не переживая за то, что с ними будет. А ведь их могли и не взять в приют, не выяснив, кто мама. Часто бывает, что дети сами сбегают и просятся в приют. Кроме того, старший Сережа не вписывался в контингент центра, где принимают детей до трех лет. Но в конце концов его решили не разлучать с младшим.
Сережа, когда его с Виталиком уже устроили и накормили, сказал, что мама привела их с напутствием: "Вы поживете здесь немного". В первые же дни на детей словно свалилось проклятие: Сережа упал с лестницы и повредил ключицу, а младшего Виталика прохватил основательный понос. Работники центра выходили его, параллельно проводя профессиональное расследование. Привлекли прессу — специально, чтобы заставить зашевелиться нерадивую мамашу. Иначе бы она не отыскалась. Посыпались звонки, все звонившие как один заявляли, что уже видели этих детей, многие ругали молодую маму — мол, такая-сякая, детей бросала постоянно, и они голодали.
— Однако по детям было видно, что они вовсе не голодали, — рассказывает Татьяна Волостная, — очень даже наетые щеки у обоих. И одеты они прилично. Просто многие дети похожи, поэтому люди враз решили, что это их соседи. Но один из этих звонков навел нас на лучшую подругу Марины, матери подброшенных детей. Она была немало удивлена, поскольку Марина ей сказала, что официально пристроила детей. Возмущенная женщина принялась помогать нам разыскивать Марину. Через два часа она позвонила и пообещала привести с собой женщину.
— Когда я увидела на пороге Марину, я чуть не упала, — продолжает Татьяна Павловна, — эта мамочка к нам уже приходила накануне! Приходила и пыталась устроить детей. Тогда мы не отказали, но попросили ее съездить в орган опеки и попросить их дать согласие на прием детей. Даже бумаг никаких не просили. В этот же день можно было сходить туда, мне было бы достаточно их звонка с просьбой оформить детей. Тогда бы все было сделано официально, и не было бы никакого скандала. Однако Марина поленилась, похоже, и решила сделать проще — подкинуть ребят к нам, и все. Конечно, я стала ругать ее за разгильдяйство. Она в ответ расплакалась и стала рассказывать свою историю побега из Бохана.
Побег из Бохана
В свое время в деревню Марину увезла мать. Там пятнадцатилетнюю девчушку соблазнил какой-то не особенно нравственный местный житель, от которого она и забеременела. Второй ребенок был от другого мужчины. Тот оказался не лучше первого — пил и избивал Марину. В конце концов она собрала вещи, сгребла детей и сбежала в Ангарск. Дальние родственники и друзья Марине помочь отказались. Никому не хотелось прописывать у себя женщину с детьми. А возвращаться назад она не хотела — жутко боялась, что муж ее попросту убьет. Тогда и решила подкинуть детей в приют. За две недели отсутствия Марина смогла устроиться на работу дворником. Жилищники пообещали помочь ей с комнатой, но поставили одно условие — оформить временную регистрацию.
А паспорт Марина, как нарочно, потеряла. Да и из Боханского района, естественно, не выписалась. В общем, сама отрезала себе все пути к обустройству на новом месте. Заведующая центром пошла навстречу неудачливой маме. Марина написала два заявления. В одном просила оставить ребятишек на месяц для решения жилищных проблем. А в другом пообещала, что откажется от сыновей официально, если не успеет забрать их до 16 сентября. Марина плакала и долго не могла подписать последнюю бумагу. Ясно было, что ей совершенно не хочется терять детей. Осталось совсем немного времени, и есть основания полагать, что Марина в условленный срок не уложится — и вот почему.
Хождения по мукам
В одном их ангарских ЖЭКов мне пояснили, что для начала Марине придется как минимум найти тех, кто согласится прописать ее у себя вместе с детьми. Затем с этим разрешением ей, беспаспортной и непрописанной (то есть, по сути, бомжу), придется пойти в приемник-распределитель при УВД Ангарска. Там ей выдадут либо паспорт, либо документ, его заменяющий. С этим документом ей уже можно будет идти к своим работодателям и просить куда-нибудь поселить. В это жилье она и заберет своих детей. Однако главная проблема состоит в том, вряд ли кто-то захочет прописывать у себя троих человек. Тем более что для этого желательно оформляться в приватизированное жилье. А поселить ее в одну из бесхозных квартир, которых в Ангарске навалом, тоже нельзя — у города все еще нет рычагов по использованию такого жилья.
— Пусть идет в администрацию и буквально ложится там поперек коридора, — посоветовали сердобольные паспортисты, — и к мэру в кабинет, и тоже пусть ложится на пол. Он уже многим помогал. Может, и ей поможет. Все же жилье для нее найти выгоднее и человечнее, чем отдавать двух детей на содержание государства.

Метки:
baikalpress_id:  27 070
Загрузка...