Жилищный вопрос окончательно испортил иркутских чиновников

Не желая возвращать незаконно отобранную квартиру многодетной семье, чиновники Октябрьского района изматывают ее членов судами

В конце прошлого года в статье "Зря говорят, что чудес не бывает" "Пятница" рассказала о том, как благодаря вмешательству генерального прокурора РФ Владимира Устинова было отменено несправедливое решение Октябрьского суда г. Иркутска о выселении из квартиры многодетной семьи. "Пятница" решила проверить, вернули ли несчастным детям незаконно отобранную квартиру. Как оказалось, для радости нет никаких оснований.

{Работникам службы паспортного стола стало тесно. Расширить помещение можно было только путем отселения жильцов соседней квартиры. Оставалось лишь подыскать для них достойную жилплощадь. Видимо, ближе всего оказалась квартира детей Натальи}
Администрация Октябрьского района судится с детьми-сиротами
Напомним вкратце сюжет. Жила в Иркутске женщина Наталья Филиппова. Работала, растила детей. Да вот только с мужиками ей не повезло, осталась она одна с тремя детьми на руках. Но зато были две квартиры. Одна осталась от матери и предназначалась старшей дочери Яне, вторая квартира досталась от бывшего мужа. Ее Наталья сдавала внаем, чтобы на вырученные деньги сводить концы с концами, покупать детям учебники, одежду. Но люди-то ведь разные бывают. Некоторые даже и не смотрят, что трое детей, а видят только количество квадратных метров.
В Комитете по управлению Октябрьским округом появилось заявление, в котором указывалось, что Яна, старшая дочь Натальи, якобы никогда в этой квартире не проживала. Хотя на самом деле девочка жила там с того момента, как квартира была получена. Но этого заявления оказалось вполне достаточно. Формальным основанием для подачи иска о выселении послужило то обстоятельство, что Яна участвовала в приватизации сразу двух квартир. Делалось это не с тайным умыслом, а только лишь потому, что на момент приватизации она проживала у матери и органы опеки просто бы не позволили не включить ребенка в документы на приватизацию этой квартиры.
Но судебная машина уже завертелась. В истцах — администрация Октябрьского округа, в ответчиках — несовершеннолетние Яна и Саша (инвалид, кстати). Причем именно с этого момента Наталья, обращаясь за различными справками в паспортный стол, в администрацию округа, вдруг стала узнавать о себе и своих детях чудовищные вещи. Оказывается, все вокруг считают их бичами и махинаторами! Пять лет продолжалось судебное разбирательство, и все юристы сходились во мнении, что дело бесперспективное. Но в 2001 году иск комитета вопреки логике и здравому смыслу был все-таки удовлетворен. Несчастная женщина еще не успела понять, что произошло, а за ней уже по пятам ходили судебные приставы, которые торопили с выселением, грозили взломать двери. Пришлось освобождать родное гнездо.
Окрики из Москвы не действуют
Ну а что стало с квартирой? Может быть, чиновники комитета руководствовались благородной целью предоставить освобожденное таким образом жилье неимущим беженцам, участникам войны или инвалидам? Здесь начинается самое интересное. Оказывается, квартира предназначалась вовсе не инвалидам и беженцам, а для нужд самой управы. А дело было так: работникам службы паспортного стола стало тесно. Расширить помещение можно было только путем отселения жильцов соседней квартиры. Оставалось лишь подыскать для них достойную жилплощадь. Видимо, ближе всего оказалась квартира "бичей" (детей Натальи). Одних выселили, других заселили. Очень даже хорошая рокировка получилась. Чиновники даже ордер новым жильцам, в нарушение всех правил, выписали. Но не получилось. Буквально через два месяца после выселения Натальи и ее детей пришло письмо из Москвы, с протестом генерального прокурора, требующего пересмотра дела. Вскоре состоялось заседание президиума Иркутского областного суда, по итогам которого было вынесено постановление: "Решение Октябрьского суда отменить, а дело направить на новое рассмотрение в тот же суд". На заседание суда никто из сотрудников комитета не явился, поэтому судья вынесла решение оставить иск без рассмотрения. Таким образом, все документы и права на квартиру сохранялись за детьми Натальи. Но видимо, на наших чиновников даже окрики из Москвы не действуют. Через месяц комитет, продолжая проявлять неуместное упорство, вновь обратился в суд с иском о признании приватизации незаконной.
"Они ждут моей смерти"
Наталье снова пришлось готовиться к судам, собирать свидетелей. Однако все ее старания были бесполезными, поскольку люди, затеявшие этот суд, стали делать все, чтобы затянуть рассмотрение дела. Наталья брала дни в счет отпуска, чтобы явиться в назначенное время на заседание, но представитель комитета либо вовсе на них не приходила, либо приносила справки о болезни. Так продолжалось семь месяцев! За это время в жизни Натальи и ее детей произошло много событий. Яна попала в серьезную аварию, ей сделали операцию. Екатерина, младшая дочь, вышла замуж и родила ребенка. Сама Наталья перенесла несколько инсультов подряд. Иногда она с ужасом думает, что чиновники просто ждут ее смерти. В начале июня измученная женщина решилась прийти на прием к Константину Башкову, председателю комитета, с просьбой обеспечить явку его подчиненных в суд. Тот заверил, что впредь судебные заседания срываться не будут. Однако очередное слушание вновь было сорвано.
"Пятница" тоже направила в комитет свой запрос с просьбой объяснить причины неявки их представителя в суд. Это подействовало, и суд наконец состоялся. Как и следовало ожидать, решение было принято в пользу Натальи и ее детей. Но радости по этому поводу Наталья не испытывает. Во-первых, в квартире до сих пор живут другие люди, и теперь нужно ждать, когда им предоставят жилье. Во-вторых, новые жильцы начали делать перепланировку, сломали все стены и вскрыли полы. Теперь, зная об исходе судебного процесса, они, естественно, не станут восстанавливать разрушенное.
Комитет не сдается
Получается, что с Натальей и ее детьми можно было творить все, что угодно: безнаказанно разорять бесконечными судами, незаконно вычеркнуть из ордера, назвать бичами и махинаторами. А чиновников, обрекших семью на материальные потери и душевные страдания, разве нельзя призвать к ответу? Или хотя бы потребовать извинений?
С просьбой ответить на эти вопросы корреспондент "Пятницы" обратился к председателю Комитета по управлению Октябрьским округом Константину Башкову.
Выяснилось, что Константин Иванович до сих пор искренне убежден, что вины его подчиненных здесь нет и они действовали по закону. Он все еще надеется, что квартира у Филипповых будет отобрана.
— Как только мы получим судебное решение, будем его опротестовывать, — говорит он.
Председатель не хочет слышать доводов, что суд высшей инстанции уже расставил все точки над i.
— Ну а не пройдет, — разводит руками Константин Иванович, — тогда город будет вынужден третью квартиру г-же Филипповой выделить.
Получается, город будет "вынужден", а то, что люди годами были вынуждены терпеть лишения и оскорбления, в расчет не принимается? Это личные проблемы Натальи и ее детей?
— Все оскорбления, которые ей нанесли, — заверяет Константин Башков, — пусть опишет, и я разберусь, насколько хватит моей власти.
Корреспондент "Пятницы" напомнил председателю Башкову, что Наталья разговаривала с ним два месяца назад и письмо со всеми претензиями лично в руки вручила. И он тогда пообещал ей во всем разобраться и прислать ответ. Увы, ответа Наталья так и не дождалась.
— Я сейчас подниму документы, — удивляется Константин Иванович, — и ответ будет отправлен, а если Филипповы его не получают, то чиновники будут наказаны.

Метки:
baikalpress_id:  27 056