Зачем мы ходили в школу?

На этой неделе закончились летние каникулы. 1 сентября школьники и студенты вновь сели за парты. Кто-то с удовольствием, а кто-то — без особого желания. Советский лидер Анастас Микоян, блестящий политик и умный человек, говорил: образование только шлифует мозги, а если их нет, то никакое образование не поможет. Гениальный Эйнштейн не мог сдать экзамен по математике в колледж. Русский самородок Калашников создал свой автомат, имея за плечами только 9 классов сельской школы. Мы спросили у известных людей Иркутска, нравилось ли им ходить в школу и какие воспоминания о ней они хранят в своей памяти. Ответы некоторых из них нас очень удивили.

Владимир Якубовский, мэр Иркутска:
— Очень хорошо помню день, когда я впервые пришел в школу. 1 сентября 1959 года. Школа N 65. Переулок 8 Марта. Мы все были одеты одинаково. Мальчики в серой, мышиного цвета форме, фуражки, налысо стриженные головы. Девочки в коричневой форме и белых фартуках.
Для нас 1 сентября был праздничным днем. Я не плакал, наоборот, был счастлив. А сколько всего забавного было за десять лет учебы в школе, что всего и не расскажешь. Это были самые лучшие мои годы. Они были, с одной стороны, беззаботными, а с другой — очень важными, потому что давали базу для всей дальнейшей жизни. Вспоминая школьные дни и сравнивая их с сегодняшним днем, я сравниваю не само время, а людей, которые меня окружали.
Вспоминаю школу с ностальгией
Нина Алаева, вице-мэр Иркутска:
— Я свой первый класс помню даже лучше, чем 11-й. В свое самое первое сентября сильно волновалась, плакала. Почему? Потому что до школы я не ходила в детский сад, всегда была около мамы. Мама привела меня в школу в первый раз за ручку. И вдруг меня забрали, поставили в строй, а маму куда-то немного оттеснили. Я испугалась, думала: "Потеряюсь, как я без нее пойду обратно домой?". А потом страх сменился ожиданием. В руках были цветы. Я гадала, с кем меня посадят в классе.
Вспоминаю школу с ностальгией. Страха перед школой у меня никогда не было, я всегда была активисткой, ходила в разные спортивные секции. Даже мама мне говорила, что я живу только в школе. А потом и комсомол начался. Я даже не знаю, что лучше, какое время — сегодняшнее или школьное.

В школе меня ничему не научили
Александр Денисович Любимов, основатель крестьянского хозяйства "Доброта", мыслитель, миссионер:
— Мне эти все школы ничего полезного не дали для жизни. Ничего хорошего и не вспомнить. Одно только насилие над сознанием. Зачем мне нужно было читать эту "Войну и мир"? А Чехова? Зачем мне была нужна химия эта, физика? Все это суетное лукавство. Я вообще считаю, что надо ввести раздельное обучение и вместо химий этих учить нужно уму-разуму. Особенно девочек. Чтобы почитали мужа своего, служили ему, признавали его первенство. Чтобы учились скромными быть, благочестивыми, вставать пораньше и работать во славу мужа своего и детушек.
Курить в школьном туалете могли только герои
Виталий Венгер, народный артист России:
— В моей жизни было четыре школы. Первая — в Берлине, а последняя — в Москве. Математика, химия, физика мне давались тяжело, а вот по рисованию и физкультуре всегда были пятерки. Поэтому я оказался в театральном училище, хотя мечтал быть артиллеристом.
Примерным поведением также не особо отличался. Например, в московской школе я очень преуспевал в разборке на мелкие части школьной парты, за которой сидел. Отворачиваешь по винтику, а потом по дощечке выбрасываешь в окно. И пересаживаешься за другую парту. Наслаждение! После такого поступка все одноклассницы смотрели на меня как на героя. Самое интересное, что, когда педагог подходил к пустому месту, недоуменно смотрел и пытался понять, чего не хватает.
И курили втихушку в туалете. Это тоже был героизм. Правда, теперь я не курю, если этого не требует моя роль в спектакле. Несмотря на все эти детские забавы, я не был хулиганом, я просто любил импровизировать, за что теперь меня, кстати, хвалят.
Школу вспоминаю с содроганием
Врач-психотерапевт Иркутского психоневрологического диспансера Олег Рыбалко о своих школьных годах говорит однозначно: учиться ему не нравилось.
— Про школу до сих пор думаю даже с некоторым содроганием. Сама система постоянного вдалбливания знаний просто не может вызывать положительных эмоций. Еще я не доволен тем, что уровень образования теперь очень сильно снизился. Это покажется странным, но в деревенских школах сейчас учат намного лучше, чем в городских. Я могу делать такое сравнение, потому что мои дети учились и там, и там. И все-таки положительные воспоминания о школе у меня есть. Связаны они с математикой. Этот предмет мне нравился больше остальных. Я даже во время каникул подолгу просиживал в читальных залах. Изучение математики было для меня настоящим удовольствием.
Ничего негативного о школе
Начальник отдела УГИБДД ГУВД Иркутской области Григорий Крепель:
— Я закончил школу всего с двумя четверками. Учиться мне нравилось. Особенно запомнилось то, как я в шестом классе выиграл биологическую олимпиаду. Дело в том, в списки участников я попал в самый последний момент. Волновался ужасно, ведь времени на подготовку было в обрез. Нетрудно себе представить, сколько радости было, когда выиграл.
Однако Григорий Павлович отмечает низкий уровень сегодняшней школы:
— Мои сыновья учатся в достаточно хорошем лицее. Оценки у них намного выше средних. Но это не поможет им найти на карте, например, Мадагаскар. Мое поколение было более более начитанным и любознательным.
Теперь первого сентября цветы дарят мне
Сергей Язев, директор обсерватории ИГУ, директор лицея ИГУ:
— Человек отличается от всех прочих проживающих на Земле все-таки тягой к знаниям. Сначала я учился в 23-й школе, позже в 11-й. Первое сентября для меня праздник до сих пор, учитывая то, что я теперь директор лицея ИГУ.
Самые яркие воспоминания из своей школьной жизни — это как раз и есть первое сентября в младших классах, когда идешь с огромным букетом, который чуть ли не больше тебя... А теперь мне цветы дарят, особенно приятно, когда понимаешь, что дарят не потому, что ты директор, а потому, что ты учитель, к которому хорошо относятся.
Как достигать поставленных целей
Руслан Проходовский, директор спорткомбината "Труд":
— В младшей школе я был круглым отличником. У меня хранится масса грамот, благодарностей, подарочных книг. Поведение мое, правда, было не совсем примерным.
Я заканчивал школу в Тулунском районе, в леспромхозовском поселке Евдокимово. До сих пор с любовью вспоминаю свою первую учительницу Надежду Андрияновну Распопину.
Самых ярких впечатлений из школьных лет у меня два. Во-первых, это моя первая двойка. В прописях нам задали нарисовать палочки, а мне хотелось на футбол, и мой приятель из четвертого класса помог их нарисовать. Конечно, учительница распознала чужую руку. Вот за это и получил.
Второй случай — меня посадили за парту с девочкой. А я хотел сидеть с белобрысым мальчиком, хотя тогда я его еще совсем не знал. Так вот я взял и чернилами разрисовал свою соседку по парте. Тогда нас посадили с Витей, и все 10 лет мы просидели за одной партой и до сих пор дружим, это мой самый лучший друг.
Зубрилой я не была
Валентина Мармозова, первый заместитель начальника Иркутского департамента образования:
— Первый раз в школу я отправилась, когда мне исполнилось шесть лет. По дороге в школу я шагала прямо, до того гордилась тем, что пойду в первый класс. Но так как мне еще не исполнилось семь лет, в первый класс меня не зачислили. Я была ужасно огорчена и подавлена и с таким чувством прожила весь следующий год. А когда меня приняли в школу, я, конечно, радовалась, но уже не так бурно.
Однако в дальнейшем школа меня нисколько не разочаровала. Мне очень нравилось учиться. С самого начала и до конца я была лидером. Будучи очень активным ребенком, я и училась на "отлично", и занималась общественной работой.
При этом я вовсе не была зубрилой, никогда не сидела дома над книгами, мне хватало тех знаний, которые давались на уроках. И я всегда охотно делилась тем, что знала, с одноклассниками. Часто подсказывала на уроках, за что меня даже наказывали. И после уроков мне нравилось что-то объяснять подругам, может, поэтому я после школы и выбрала профессию учителя.
Мне повезло с учителем
Борис Фоминых, ответственный секретарь хоккейного клуба "Байкал-Энергия":
— Школу я закончил 25 лет назад, но до сих пор вспоминаю ее с благодарностью. Учиться нравилось, особенно с таким учителем, какой был в нашем классе. Звали его Виктор Леонидович Парыгин. Он из абсолютно хулиганского класса сделал конфетку. Я очень благодарен этому человеку. Он дал мне очень много, и это осталось со мной на всю жизнь. До сих пор я копирую некоторые его манеры. Наш класс для него был даже важнее, чем его семья. Вместе с ним мы летом ходили в походы, зимой на лыжах. Вообще, он преподавал биологию, и благодаря ему мы узнали много нового на своем опыте. Например, уроки продолжались прямо на природе, когда нам давали задание найти какое-либо растение или животное.
Платоническая любовь к учительнице
Александр Александров, председатель общества "Мемориал", член областной комиссии по восстановлению прав реабилитированных, писатель:
— Учился я охотно, — вспоминает Александр Леонидович, — несмотря на то что школа находилась в ветхом бараке. Ведь мы жили в Ангарске, а он только начал строиться. Постепенно школы переезжали в новые здания. Так, за время учебы мне пришлось поменять целых шесть школ. Может быть, это сыграло в моей жизни положительную роль, потому что в дальнейшем адаптация в новом коллективе мне давалась легко. Я мог сразу же безошибочно определять, кто будет моим сторонником, а кто противником.
Помню, как в десятом классе к нам пришла молоденькая учительница после института, настоящая красавица. Разумеется, все парни в нее влюбились. Но влюбленность у нас проявлялась своеобразно: мы окружали ее плотным кольцом после урока и с умным видом задавали утонченные вопросы по физике (которые тоже надо было придумать). Она нам отвечала, мило улыбаясь, и мы уже этим были счастливы. Дальше невинных вопросов наша фантазия зайти не могла.
Мэр Ангарска Евгений Павлович Канухин:
— Конечно, мне нравилось учиться. Но в первую очередь, мне нравилось общаться. Главное, что я сейчас вспоминаю о школе, — это редкая дружба одноклассников. И тогда, и сейчас такие отношения встречаются нечасто. Мы дрались, конечно. Но не между собой, а со школьниками из старших классов. Особенно после того, как выигрывали у них матч в футбол или баскетбол. После этого они поджидали нас, и начиналось выяснение отношений. До сих пор, спустя много лет, наш класс как минимум два раза в год собирается за общим столом. Восемнадцать человек каждые полгода! Из класса в двадцать пять человек это очень большая часть. Особенно если учесть, что некоторых уже нет в живых. Мы поминаем их, вспоминаем прошлое, делимся достижениями. Все прочее — мелочи. О них я даже не вспоминаю. Помню только о дружбе.

Метки:
baikalpress_id:  27 067