Это больше не наш завод

Таково настроение сегодняшних заводчан

Раньше вся жизнь района вращалась вокруг завода и зависела от него. Теперь ситуация изменилась. Вот хотя бы взять предстоящее 15 августа празднование 70-летнего юбилея ИАПО. Казалось бы, такая яркая, значительная дата, и праздник, соответственно, должен быть как минимум общегородского масштаба. Но журналисты не увидели ни праздничных растяжек, ни поздравительных передач по ТВ — лишь сообщение о дне открытых дверей на заводе. Юбилейного настроения не чувствуется даже на ближних подступах к заводской проходной.

Пышного праздника не будет
— Завод готовится к юбилею, — объясняет Лариса Григорьевна Шевергина, зампредседателя Комитета по работе с населением Ленинского округа, — но в связи с тем, что у них сейчас очень сложные финансовые дела, новое акционирование, они вроде пышно праздновать не будут.
И это очень грустно. По словам ветерана ИАПО Николая Бердникова, раньше все было по-другому. Заводчане ждали юбилеев с особым чувством, готовились к ним как к большим праздникам. Поселок драили и ремонтировали. Все фасады домов сияли свежей краской, улицы заново асфальтировали, выкладывали новые бордюры, привозили землю на газоны, высаживали роскошные клумбы, скверы огораживали изящными чугунными решетками.
Все осталось в прошлом?
Теперь ветеранам только остается ностальгически вспоминать о тех временах, когда Иркутск II был оплотом стабильности и уверенности в будущем, когда чувствовалась крепкая рука хозяина, когда заводчане ощущали себя одной дружной семьей. Героический этап жизни завода и района закончился, начался этап передела собственности, и заложниками этого процесса становятся простые рабочие и служащие.
Что же на самом деле происходит на заводе? Ответа мы так и не смогли получить ни на самом предприятии, ни тем более в администрации района. Чиновники, конечно, знают гораздо больше, чем говорят, но по всему видно, что ситуация вокруг завода их всерьез тревожит.
— Были и лучшие времена для завода и для района, — говорит Лариса Шевергина, — но это естественно. Все, что касается периода становления акционирования и изменения форм собственности, влечет за собой сложности. Если раньше завод целиком зависел от госзаказа, люди имели постоянную работу и из цехов не выходили, то сейчас все только за заказами по Москве носятся. А Москва — это Москва...
Итак, все замыкается на столицу. Этого рабочие завода понять не могут. Они не могут примириться с тем, что руководство предприятия живет там, а не здесь, рядом с ними.
— Им нужны только заграничные контракты, а дальше хоть трава не расти, — говорит служащий ИАПО, не пожелавший назвать свое имя. — Раньше мы были флагманом области, теперь стали второразрядным придатком.
У работников предприятия уже давно нет уверенности в завтрашнем дне. Практически все, с кем встречались журналисты "Пятницы", говорят о постоянных массовых сокращениях. Те же, кого еще не уволили, рассказывают, что им частенько приходится задерживаться на работе "вечерять". Эти неурочные часы практически не оплачиваются, а отказаться невозможно — иначе попадешь в черные списки на сокращение.
— В прошлом году я получал 14 тысяч, — жалуется 44-летний Андрей, служащий завода, — в этом мне, ни слова не говоря, срезали три тысячи. Да всем зарплату понизили в этом году. Якобы временные трудности.
— Работа у меня тяжелая и физически, и морально, — говорит 50-летняя Ольга, рабочая. — А зарплата всего семь тысяч. Разве это справедливо? Но никто не пытается высказывать недовольство открыто. Все боятся, как бы не вылететь отсюда на улицу. Ведь не посмотрят, что тебе скоро на пенсию, уволят в два счета. Поэтому и молчим.
Все эти негативные моменты разъедают коллектив изнутри, порождая в людях недоверие, подозрительность и зависть. Теперь каждый сам за себя. Доходит до крайностей. Например, один сотрудник взял кредит на приобретение мобильного телефона, так на следующий же день ему урезали зарплату.
Но больше всего жители Иркутска II озабочены тем, что будет с заводом и районом дальше. А перспективы вырисовываются самые мрачные.
— Если сокращения будут продолжаться такими темпами, — убеждена Людмила, жена одного из работников ИАПО, — то Иркутск II очень скоро превратится в бандитскую клоаку. Мы уже на себе это ощущаем. В нашем доме практически не осталось необворованных квартир, а на улице средь бела дня вырывают сумки.
Авиация и хозяйство — вещи несовместимые?
Тем примечательнее на этом фоне жизнь авиаторов-ветеранов и состояние местных социальных объектов. За них объединение несет самую прямую ответственность. Например, за хозяйственную часть района отвечает ЖКХ завода (есть у него такое подразделение).
— Тем не менее мы никакой помощи не ощущаем, — говорит Павел Белобородов, 88-летний пенсионер, ветеран завода, — стены наших домов давно сгнили, вода весной и летом размывает их еще больше. В этих домах, кроме пенсионеров, почти никого нет, поэтому даже и молодых соседей не попросить о помощи. Кстати, многим молодым работникам завода пришли приглашения и поздравления ко Дню авиации, а мне вот как-то не досталось такого внимания.
— Мы построили эти дома сами, — добавляет другой ветеран, Иван Медяник, — еще в тридцать девятом году. Это была общепринятая тогда народная стройка. С тех пор ни один ветеран не получил нормальной квартиры. Так и доживаем свой век в этих домах. А им уже по шестьдесят лет. Забыли про нас. Я, кстати, тоже приглашения на праздник или чествование не получил.
В июне этого года в Иркутске II жители пяти общежитий отказались идти на выборы в городскую думу. 120 человек, в основном женщины, собрались на митинг. Они возмутились резким ростом коммунальных платежей. Расчет произвело предприятие "Иркут-ЖКУ", которое отвечает за жилищный фонд авиазавода. При этом вопрос о субсидиях по оплате жилья решен не был. Таким образом, многим рабочим при зарплате три тысячи рублей пришлось отдать за комнаты в общежитиях больше двух тысяч.
Почему завод отдал парк городу?
Комсомольский парк — давнишняя гордость Иркутска II — запущен и неухожен. Здесь удобно распить бутылочку пива в баре или прямо на скамеечке или полазить по стоящему здесь самолету-аттракциону. Как аттракцион он не работает уже несколько лет, как, впрочем, и другие карусели. Парк вместе с несколькими объектами соцкультбыта передан на баланс муниципалитета. Разумеется, у города нет денег на его содержание. А жители Иркутска II недоумевают — зачем нужно было отдавать парк, неужели богатейшее предприятие не смогло нести этот финансовый груз? Простым людям нет дела до тонкостей в федеральных законах (а именно по ним такие объекты передаются в муниципальную собственность), они просто недовольны тем, что лишены парка. И недовольство это высказывают в сторону руководства завода. А с той стороны — никакой реакции. Мы тоже с этим столкнулись.
Есть в Иркутске II очень известный человек — Александр Чичиков, административный директор корпорации "Иркут" и депутат городской думы этого района. Кто, как не он — высокий чиновник завода и народный избранник, сможет ответить на поставленные жителями и журналистами вопросы? Однако встретиться с журналистом "Пятницы" депутат почему-то не смог, несмотря на массу предварительных договоренностей. Последняя попытка встретиться не состоялась под комментарий секретаря Александра Константиновича Чичикова: "А он сегодня на работу не придет, к нему приехали издалека родственники". Жаль, что они не приехали к кандидату в депутаты Чичикову в период предвыборной кампании...
От редакции
Довольно невеселой получилась статья о жизни заводчан накануне большого праздника — юбилея предприятия, но именно об этом говорили работники и ветераны завода. И мы не имеем права лакировать действительность — она такая, какая есть.

Загрузка...