Иркутск II: между прошлым и будущим

Это чиновники поделили Иркутск на пять административных районов, а на самом деле любой горожанин скажет "Я живу в Юбилейном", а не "Я живу в Свердловском районе" , "Я работаю в Марата", а не "в Куйбышевском районе". Журналисты "Пятницы" побывают в каждом таком малом районе Иркутска и расскажут читателям о его жизни. История первая — из Иркутска II, самого производственного района города.

Иркутск II до сих пор называют поселком авиастроителей, иркутяне — Вторым Иркутском, а сами жители воспринимают свой район как целостный город. Это как раз одна из тех окраин, которая создана модернизацией — сначала Транссибом, а затем крупным военным производством. Завод все еще играет главную роль в жизни поселка, но современные рыночные отношения заставляют людей все больше сожалеть о здоровом социалистическом прошлом.
Все началось с железной дороги
В 1894 году в семи километрах от Иркутска со строительством железнодорожной сортировочной станции возник поселок Иннокентьевский (по имени епископа, отправленного Петром Первым в Китай с миссией и случайно осевшего в Иркутске), послуживший в дальнейшем основой для формирования обособленного городского района Иркутска II. Население поселка с 1901 до 1917 года увеличилось с 996 человек до 8275 человек.
Строительство Транссиба вызвало большой приток населения. Ехали целыми семьями не только со всей России, но и из соседних стран — Венгрии, Польши, Чехословакии. В 1905 году в поселке насчитывалось 474 двора, было 7 улиц и пять переулков.
Основная жизнь Иннокентьевского была связана с железной дорогой, а его элитой были рабочие и служащие депо. Но были и свои антигерои. Например, непослушных детей до сих пор пугают некоей Бахмутихой: "Вот придет Бахмутиха". Согласно легендам, эта вечно пьяная и сквернословящая баба верховодила бандой оголтелых убийц.
Культурные запросы населения ограничивались развлекательным чтивом, которым снабжал напрокат местный букинист Оснач. Еще был частный иллюзион, в котором народ смотрел фильмы с участием Веры Холодной. Были и свои революционеры.
Остались свидетельства о том, что в 1905 году на станции была организована стачка против самодержавия. В годы Гражданской войны, когда город переходил из рук в руки то к белым, то к красным, одной из главных арен сражений стал Михайло-Архангельский храм. До сих пор живет и здравствует очевидица тех времен прихожанка церкви Анна Васильевна Бутаева, которой в этом году исполнилось 102 года! Она помнит, как сначала в церковь пришли белые. Запугав всех священников, они занесли пулеметы на колокольню — стали стрелять. Позже они отступили, а город захватили красные, которые расстреляли отца Алексея прямо во дворе храма за то, что он не разрешал им затаскивать пулеметы на колокольню.
Однако в неменьшей степени зверствовали и белые. Так, вошел в легенду Евгений Шпачек, именем которого названа одна из улиц в Иркутске II. Шпачек был одним из активистов становления советской власти в районе. В 1918 году белочехи повесили Шпачека в железнодорожной роще при большом стечении народа. Причем несчастный срывался с дерева два раза и нашел смерть только на третьем суку. Последующие годы ознаменовались невиданным в поселке разгулом преступности (бандитов называли кошевочниками). Разбойники не таясь нападали на местную управу, зверски убивали и грабили ни в чем не повинных обывателей.
В 1920 году в ознаменование третьей годовщины революции исполком горсовета принял решение о переименовании Иннокентьевского поселка в поселок Ленино. Через семь лет он был присоединен к городу Иркутску.
Под окнами управы поют петухи
Окна руководства Комитета по управлению Ленинским округом выходят на огороды частного сектора. Дозревает капуста, краснеет малина, голосят петухи. Это бодрит и, самое главное, не дает руководству отрываться от земли. Ведь вот она — прямо под окнами.
— В плане ухоженности, озеленения, чистоты, порядка Иркутск II более благополучный, чем Ново-Ленино или Жилкино, но проблем здесь больше, — рассказывает заместитель главы Комитета по управлению Ленинским округом Анатолий Головин. — Это касается в первую очередь жилого фонда. Дома старые, нужны большие деньги для ремонта крыш, подъездов, дорог. Раньше большая часть жилого фонда, детские сады в районе принадлежала ИАПО. С недавнего времени все они были переданы городу.
Другая проблема Иркутска II в том, что район был построен на болоте. Здесь очень высокий уровень грунтовых вод. Постоянно происходит подтопление жилых массивов и предприятий.
— Это плохо, — говорит Анатолий Головин. — Изначально при строительстве никаких мелиоративных мероприятий не проводилось. Ливневая канализация отсутствует. Так что, как бы мы ни пытались решить эту проблему локально, ничего у нас не получится. Болото есть болото, в одном месте подправишь, вода все равно в другом месте появляется. Здесь требуются огромные капиталовложения, и решать эту проблему надо централизованно.
Завод строили на голом энтузиазме
Следующий значительный этап жизни Иркутска II был связан с началом строительства Иркутского машиностроительного завода в 1932 году. Но почему машиностроительного? Вот как вспоминает о том времени Николай Бердников, писатель и старейший работник авиазавода.
— О том, что здесь будут строить военные самолеты, не было даже намека. Называлось просто — "стройка 125". Для чего — не разглашалось. Когда я в 1936 году после ФЗУ пришел сюда на работу, с меня тоже взяли подписку о неразглашении. Потом заводу присвоили имя Сталина.
Завод строили на голом энтузиазме кирками и лопатами в духе романа "Как закалялась сталь". Скученность и антисанитария в бараках вызвали эпидемию сыпного тифа. Несмотря на все это, завод был пущен в строй уже через два года, в 1934 году (соответственно, в этом году завод празднует свой юбилей, но об этом позже).
В 1937 году, согласно данным книги "Жертвы политических репрессий Иркутской области", сотни рабочих завода легли на плаху красного колеса. Сейчас появились сведения о том, что на территории самого завода находился гулаговский лагерь. По воспоминаниям Дмитрия Петрова, одного из бывших заключенных этого лагеря, людей содержали по 500 человек в сорокаметровых землянках. Каждое утро истощенные до крайности люди отправлялись долбить мерзлый грунт отводных каналов в пойме Ангары.
После войны завод не раз менял свое название. Сегодня он известен как ОАО "Иркутское авиационное производственное объединение". В последние годы ИАПО осуществило ряд интересных и перспективных разработок. Его детище — самолет СУ-30 вывел Россию в лидеры на мировом рынке авиатехники.
В состав корпорации "Иркут" входят несколько предприятий: непосредственно ИАПО, ЗАО "Иркутская авионика", ТАНТК им. Бериева (Таганрог), ЗАО "Бета ИР", ЗАО "Итела". Руководит всем этим промышленным монстром генеральный директор Алексей Федоров. Кстати, он начинал на ИАПО простым инженером. Сейчас Алексей Федоров — большая фигура на рынке международного авиастроения и в Иркутске бывает редко.
На заводе до сих пор царит некая советская атмосфера: на площади перед центральной проходной на всю округу вещает радио. Туда-сюда снуют люди, причем поток людей, по количеству сравнимый с потоком на рынке, строго ограничивается временем: под конец обеда он иссякает и вновь возобновляется в половине пятого вечера. На заводе строжайшая производственная дисциплина: если опоздаешь на смену на несколько минут — затаскают с пропусками, и в итоге опоздаешь еще больше.
Сколько людей работает на заводе, не помогла узнать даже пресс-служба завода. Мол, информация не совсем открытая, сами понимаете.
Сейчас предприятие строит себе новый корпус заводоуправления. Впечатляющие конструкции из арматуры и стекла расположены неподалеку от старого административного здания авиазавода. Новый административный корпус в стиле хай-тек — это нечто вроде подарка заводчанам к 70-летнему юбилею предприятия. Правда, что от этого выиграют сами рабочие, непонятно.
Собственные врачи
Недавно в Иркутске II открылась новая станция скорой помощи. Раньше машины скорой помощи приезжали из Ново-Ленино. На дорогу уходило в лучшем случае 20 минут. Со 2 февраля, когда открылась новая подстанция, помощь стала по-настоящему скорой. Первый выезд машины скорой помощи состоялся через четыре с половиной месяца после принятия решения об открытии подстанции. Сейчас врачи скорой помощи совершают около 40 выездов в сутки.
{Почему людям нравится жить во Втором?
Во-первых, Иркутск II чистый.
Во-вторых, сюда хорошо ходит общественный транспорт.
В-третьих, здесь недорогое (относительно, конечно) жилье. Однокомнатную в Иркутске II можно купить за пятьсот пятьдесят тысяч рублей. А в центре однокомнатная квартира стоит семьсот-восемьсот.
В четвертых, это район с хорошо развитой инфраструктурой.
— Здесь есть все, что нужно в хозяйстве и для жизни: магазины всякие, рынки, — рассказывает одна из женщин, торгующих молоком на маленьком крытом рынке. — Вот мы из Боково, предлагаем свою молочную продукцию. Зачем же людям за ней в центр ехать, когда все рядом есть?
В-пятых, как оказалось, многих привлекает архитектурное исполнение Иркутска II. Половина его выполнена по ленинградскому проекту пятидесятых годов и очень похожа на Ангарск благодаря своеобразным двухэтажкам. В них высокие потолки и ностальгическая "сталинская" планировка.}
Собственный метод борьбы
Некоторое время назад в Боково появилась незаконная свалка мусора площадью четыре гектара. Ежегодно городские власти и авиазавод тратили до ста тысяч рублей, чтобы вывезти тонны отходов. Однако мусор появлялся снова. До тех пор, пока войну против свалки не начал местный житель. Из окон его дома замусоренную площадку хорошо видно. С видеокамерой в руках он на месте записывал номера машин нарушителей. Сейчас мусор в Боково все еще сваливают, однако намного реже.

Метки:
baikalpress_id:  26 748