В последние месяцы

Отчего-то сразу несколько свежих материалов отечественных печатных изданий имеют именно такое начало-вступление. Дескать, "в последние месяцы... то-то и то-то". Особо бросилось в глаза, что в эти самые месяцы сформировались две совершенно противоположные тенденции в российской политической действительности. Так, например, Росбалт.ru выдал большую статью, начинающуюся (как вы уже понимаете) фразой: "В последние месяцы Москва перешла к активной политике, пытаясь вытеснить американцев с просторов СНГ: сейчас, похоже, в Кремле готовятся к серьезному броску, призванному вернуть прежние позиции". А "Известия" опубликовали хорошую колонку, где говорится: "События последних полутора месяцев свидетельствуют о том, что к лету 2004 года бандформирования на Северном Кавказе выработали эффективную тактику борьбы с федеральными силами". Тот же Росбалт, впрочем, отмечает: "Чеченские сепаратисты заявляют, что в последние несколько месяцев активизировали свои действия на территории республики против федеральных сил".
Сепаратисты заявили
Чего же там заявили эти самые сепаратисты? Это удалось узнать из текста видеоинтервью Аслана Масхадова. Там сказано: "Мы расскажем вам о положении на сегодня, о приготовлениях на завтра и о пути, как выбить врага из страны и победить его... Мы решили своими ударами выбить врага, а если враг не собирается уходить, то перенести войну на его территорию. Неверные будут разбиты. Врагу нечего нам противопоставить в военном плане. Нашим наступлением мы показываем им, что у них нет армии, и каждый день войны — позор для них". В заявлении, как, впрочем, и в любом обращении чеченских лидеров невероятно много чепухи и откровенного, отчаянного бреда. Масхадов бессовестно блефует, однако кардинальное отличие его блефа от стандартного карточного метода в том, что игроки-соперники отлично знают практически все его карты.
Не могут партизаны ни выдавить, ни уж тем более выбить стократно более мощного противника со своей территории. А вот то, что переносится на территорию противника, есть действительно война, только без линии фронта. Меня лично особенно удручает тот факт, что Аслан Масхадов, имеющий на самом деле крайне малые возможности влияния на ход событий в регионе, все-таки называет вещи своими именами. В отличие от участников этих самых событий с противоположной стороны, в отличие от властей Российской Федерации. Еще Масхадов совершенно справедливо отметил, что "продолжение войны в таком виде — позор для России".
Действительно, когда воюешь, не воюя, все твои попытки выиграть, не изменяя паскудства ситуации в корне, приводят исключительно к позору. Именно об этом ярко свидетельствует большинство событий последних месяцев. То, что Ингушетия — всероссийский позор и безответная пощечина, это уже ясно всем. Кабы это произошло единожды...
Эффективная тактика
Существо новой военной тактики партизан-террористов в том, что они теперь не ведут активных действий против громоздких и неповоротливых формирований Российской армии, в великом множестве дислоцированных на Северном Кавказе. Новая тактика определяется новыми задачами. Задачи эти, в конечном итоге, сводятся к следующему: не давать ни дня передышки официальным чеченским властям, не вступая при этом в боестолкновения с превосходящими силами противника. Это классика партизанской войны, и ничего нового тут не придумано. Дело только в том, что решительно никто в российской власти не знает, чего теперь со всем этим делать. Про результаты рейда в Ингушетию уже все известно. Чуть было не написал "беспримерного" рейда.
На самом деле эта партизанская вылазка — лишь звено в цепи подготовленных и отрепетированных военных действий. Ингушетия была 22 июня, а уже 12 и 13 июля были Автуры — большое село в Чечне. Ну, село и село, чего там расстраиваться... Надо только знать, что Автуры — крупнейший поселок республики с 20-тысячным населением, важнейший стратегический пункт, соединяющий горную Чечню с равнинной.
Сценарий произошедшего здесь был попросту скалькирован с ингушского. Есть, правда, два отличия. Во-первых, здесь террористами было убито "всего" восемь человек, во-вторых, власть в Автурах ими удерживалась до обеда 13-го числа — до первой попытки их оттуда прогнать. (Если помните, из Ингушетии формирования наемников ушли рано поутру, а погибло там более 90 человек.) В остальном же все происходило решительно одинаково: бесшумный и беспыльный захват мостов через реку Хулхулау, остановка на нем машин с сотрудниками чеченской милиции, их последующий расстрел (после проверки документов). Это, скажем, внешняя сторона аналогии.
Есть и более глубокая — никто в течение суток не пришел на помощь к пытающимся сражаться милиционерам, хотя очень многие знали о происходящем бое. Помните 503-й полк Российской армии, стоящий всеми своими полутора тысячами бойцов в ингушском селении Троицкая? Его фактически блокировал отряд около 20 террористов и якобы не дал выйти за пределы зоны формирования. Якобы — это потому, что выходить оттуда для спасения ингушских бойцов никто и не собирался. Абсолютно та же история вышла и в Автурах — ни один БТР даже не приблизился к мосту, захваченному наемниками. Не было на то ни желания, ни приказа. Военные (точно так же, как и в Ингушетии) объяснили свое бездействие весьма логично: мост мог быть заминирован, за дамбой могли быть снайперы, террористы могли иметь кумулятивные снаряды — бэтээры могли сжечь.
Еще они сказали, что в Чечне по ночам гулять не принято. И знаете, я военных нисколько не осуждаю. Солдаты — они на то и солдаты, чтобы выполнять приказ. А офицер — он на то и офицер, чтобы беречь своих солдат. Это все — в мирное время. На нас никто не нападал, мы никому войны не объявляли, в Чечне у нас какая-то "операция", и вообще время именно мирное. Это только сепаратист Масхадов чего-то там бормочет о войне, упоминая о 2500—3000 обученных партизан, а для нас — "операция", пропади оно пропадом, это слово.
Тенденция
Ощущаете разницу в подходах? Масхадов с Басаевым против нас воюют, а мы проводим "операцию", да еще зачистки. Без зачисток на "операции" никак нельзя. Потому, что в современной войне армия — это не только те, кто рассредоточился по лесам и умеет великолепно сосредотачиваться, а в основном те, кто этих самых лесовиков содержит. Помогает продуктами, медикаментами и прочим, и прочим. Они живут в чеченских селах и являются родственниками партизан из местных, а вынуждены помогать также и наемникам всех мастей, которых теперь в Чечне большинство. И стоит на Северном Кавказе Российская армия в 80 000 штыков, и не знает, зачем она здесь и чего ей теперь делать... Войны потому что — нету, и нету ее исключительно с нашей стороны. А со стороны противника она есть и идет на всю катушку. Не выдавит Масхадов, конечно, огромную армию с территории Чечни, самое паскудное, что он и предпринимать-то для этого ничего теперь не станет.
Зачем? Армия противника не воюет. Воюют между собой "кадыровцы" и "лесовики", да и то в основном за контроль над самоварной нефтью, которую таранят на продажу и те и другие. Республика в это время элементарно гибнет. Гибнет наметившееся было доверие к федеральной власти, гибнут, в конце концов, люди, виноватые — невиноватые, кто там разбирает. Со смертью Кадырова исчезла последняя причина не воевать — только он один мог сохранять какое-никакое подобие порядка в этой стране храбрых бойцов, кровнородственных связей и откровенных отморозков. А мы все равно — не воюем.
Со стороны власти наметилась совершенно иная тенденция: наращивать паспортно-проверочные усилия в российских столицах — Москва и Санкт-Петербург постепенно переходят на осадное положение. Это потому, что Масхадов и Басаев пообещали провести там операции, подобные ингушской и автурской.
Совершенно понятно, что никакие милицейские и эфэсбэшные полки и дивизии не в состоянии защитить ни один из отечественных городов ни на 100, ни на 50, ни на 25% гарантии — подготовка наемников на территории Северного Кавказа достигла критической степени совершенства. Ясно также, что война в Чечне, которой официально нет, чудовищно выгодна Басаеву и пр., которые не умеют и не хотят зарабатывать иными способами.
Неясно другое: насколько сильна эта война выгодна российской власти, если она готова жертвовать своими гражданами, держать страну в вынужденном напряжении в безумном желании иметь наготове врага внешнего, чтобы не высовывался враг внутренний? Вероятно, выгодна, и весьма, потому что объяснять полнейший бардак и абсолютное отсутствие взаимодействия между различными силовыми структурами в Чечне одной бестолковостью и раздолбайством в свете событий "последних месяцев" весьма затруднительно.
Нужны успехи
Острая нужда в политическом прорыве, понятном народу и всецело им одобряемом, особенно назрела на фоне удручающих провалов на северокавказском направлении. Поэтому приоритет "последних месяцев" — это "активная политика, призванная вытеснить американцев с просторов СНГ". Это дело всем нам ясно и всецело одобряемо.
И, кто бы чего бы ни говорил, совершенно определенные успехи российской дипломатии в данном направлении очевидны. Похоже, единственный, кто не зря кушает свой хлеб в российском правительстве, это недавний новый глава Министерства иностранных дел Сергей Лавров.
Смотрите сами: в Армении Россия получила в собственность земельные участки, на которых дислоцирована 102-я военная база РФ. Даже если понимать, что Армения ищет прежде всего свою выгоду (во время Карабаха турки уже подводили свои войска к армянской границе), все едино — это успех, не подлежащий сомнению, и возможным он стал только при Лаврове. Далее удалось наконец поставить на положенное ему место нынешнего таджикского бая (в прошлом — директора одного из бессчетных совхозов имени Ленина) Эмомали Рахмонова. Если помните, еще в апреле этого года он совсем было вознамерился запродаться в США со всем своим несчастным народом. Теперь он же просит оставить российских пограничников в Таджикистане минимум на 2 года, да еще и согласен с тем, что РФ будет продолжать пользоваться нурекским космокомплексом "Окно" совершенно безвозмездно, то есть даром.
Еще в мае месяце просил сущий пустяк — 50 миллионов долларов. Также уже понятно: 201-я дивизия будет теперь российской военной базой в Таджикистане. Нашли-таки "методы" против товарища царя Рахмонова. Не следует, вероятно, даже и говорить о том, что существующие военные базы из Грузии никто выводить не собирается. А господин президент Саакашвили может хоть целиком изойти на злобную слюну — в этом отношении свой должок перед спонсорами из Америки он не отработал.
Ну и, конечно же, Украина. Последние изменения военной доктрины этого незалежного государства настраивают на вовсе оптимистический лад. Леонид Кучма, вероятно, оттого, что скоро ему на покой, наконец вошел в разум. Он обнародовал неслыханные для "последних месяцев" вещи. Сказал, что в НАТО, равно как и в Евросоюз, Украине не больно-то и хотелось, а сотрудничать она станет все больше с Россий. Судя по реакции западных газет, они там изрядно обалдели. Особенно после того, как нефтепровод до Бендер, отстроенный специально, чтобы качать кавказскую нефть в обход России, станет теперь гнать нефть именно российскую.
Это все хорошо и впечатляет. И очень хочется, чтобы все события "последних месяцев" были связаны с чем-нибудь подобным. Обидно, что при наличии у современной власти силы и разума в достаточных размерах их все-таки не хватает на решительный разворот активности в Чечне. Вопрос: почему не хватает?

Метки:
baikalpress_id:  1 513