В Саянске голодает чернобылец

27 июля 46-летний житель Саянска, ликвидатор чернобыльской аварии Дамир Апкаев, объявил бессрочную голодовку. Цель акции четкая и ясная. Дочь Дамира Апкаева, по его мнению, имеет законное право обучаться на льготной основе в ИрГТУ. По закону о социальной защите ликвидаторов вроде так и должно быть, однако факт есть факт: дочь поступила на платной основе, а ее отец, инвалид второй группы, намеренно голодает.

Радиация — это еще полбеды
Со своей будущей супругой Дамир Апкаев познакомился в 1986 году в Чернобыле. Оба участвовали в ликвидации, и от радиации досталось обоим. Наш собеседник родом из Средней Азии, а его жена, сибирячка, приехала тогда на Украину из Зиминского района по поручению комсомола. После работы на ликвидации аварии влюбленные решили переехать в Саянск. Годом позже здесь родилась их единственная дочь. Никто тогда и не предполагал, с какими трудностями придется столкнуться семье Апкаевых дальше.
Год назад Дамиру Абдуллаевичу дали вторую группу инвалидности. Диагноз неутешительный: поражение центральной нервной системы. Но и до этого работящий мужчина-монтажник уже чувствовал себя неважно. По этой причине в 1996 году не заладилось с работой. Слово "чернобылец" отпугивало. Устроиться в подходящее место было практически невозможно. Тогда он оформил свидетельство частного предпринимателя и собрал бригаду специалистов-ремонтников. Но заказы почти не поступали. В Саянске тех времен практически не существовало спроса на рабочую силу. Жители мощным потоком покидали город в поисках лучшего заработка. Словом, ничего у Дамира Апкаева не вышло.
— В прошлом году у меня, ко всему прочему, стали случаться припадки эпилепсии, — рассказывает бывший ликвидатор. — Тогда и пришел настоящий страх за будущее дочери. Здоровье жены тоже оставляет желать лучшего. Все мысли наши о том, чтобы устроить ребенка нормально, дать образование.
Если бы ваш ребенок был облучен, было бы проще
Тогда Дамир Абдуллаевич принялся за изучение законов. В них он и отыскал статью, по которой его дочери-выпускнице будто бы полагается бесплатное высшее образование. Бывший ликвидатор отправился в Иркутский технический университет. В приемной комиссии ему сообщили, что так оно и есть — льготное поступление дочери обеспечено.
Но, когда он появился там некоторое время спустя, ситуация изменилась. Дамиру Апкаеву сказали, что его ребенок под закон не попадает: лучевой болезни у нее нет. Сдать экзамены на бесплатное обучение у девушки не получилось.
Тогда наш собеседник отправил письмо в администрацию Президента, в котором изложил свою проблему. Оттуда письма переправили сначала в областную администрацию, а затем и в саянскую городскую. И вот каков был ответ чиновников: "Ваше обращение рассмотрено. Сообщаем следующее: в соответствие с законом о социальной защите граждан, подвергшихся воздействию вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, право внеконкурсного поступления предоставляется детям и подросткам, страдающим соответствующими болезнями или заболеваниями, обусловленными генетическими последствиями радиационного облучения их родителей".
К счастью, абитуриентка, по словам Дамира Апкаева, ничем подобным не страдает. Выходит, ей нет никаких привилегий? Но ведь оба родителя — инвалиды-чернобыльцы!
"Жду суда"
Времени на раздумья не оставалось. Нужно было платить. Апкаевы задались вопросом, а где же взять деньги? В местном отделении социальной защиты Дамира Абдуллаевича обнадежили. Оказалось, что ему должны проиндексировать размер субсидий за ущерб здоровью и за продовольствие.
— Субсидии эти рассчитываются исходя из размера прожиточного минимума. Цены росли, а индексация происходила неверно, — говорит Дамир. — Представители соцзащиты подсчитали, что за четыре года мне недоплатили более пятидесяти тысяч рублей.
Этой суммы, по мнению Дамира Абдуллаевича, было бы достаточно для оплаты обучения. Воодушевленный, он отправился к мировому судье. Но та объяснила, что занимается лишь исками, размер которых не превышает 50 тысяч. Этим делом должен заниматься народный судья, который выйдет из отпуска 15 августа.
Остается голодать и надеяться
Понятно, что ждать заявленного срока было нельзя, иначе дочка просто не успела бы поступить. К тому же неизвестно, сколько продлится рассмотрение иска. Деньги пришлось занимать у знакомых и в спешном порядке платить за первые два семестра учебы. А дальше? Положение неутешительное.
От безысходности и неясности своего положения ликвидатор решил прибегнуть к самому отчаянному виду гражданского протеста — голодовке.
— Я не знаю, когда эта ситуация разрешится. Но голодать готов сколько угодно, — решительно заявляет Дамир Апкаев. — Уверен, что с подобными проблемами сталкиваются и другие ликвидаторы. Но согласитесь, становится обидно. Когда-то мы не пожалели для Родины своего здоровья, а в ответ практически ничего.
{Справка "Пятницы"
В Законе Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" от 18 июня 1992 года сказано, что "внеконкурсное поступление в государственные образовательные учреждения начального, среднего и высшего профессионального образования с предоставлением общежития в случае нуждаемости в нем гарантировано детям и подросткам, страдающим болезнями вследствие чернобыльской катастрофы или обусловленными генетическими последствиями радиоактивного облучения их родителей. Эти же льготы распространяются и на последующие поколения детей в случае развития у них заболеваний вследствие чернобыльской катастрофы или обусловленных генетическими последствиями радиоактивного облучения их родителей".}

Метки:
baikalpress_id:  1 510