Займемся имиджем

Недели две прошло с того памятного дня, когда Президент России собрал в кучу, а точнее, в актовый зал Министерства иностранных дел отечественных послов в разных странах в количестве аж 130 штук и поставил перед ними задачу. Задача была не из простеньких: надо было улучшить имидж России за ее рубежами. Владимир Путин отметил, что там "проводятся кампании по дискредитации России" и в связи с этим кроме "новых подходов в дипработе и большей открытости посольств" требуется осуществлять пропаганду единства внутренней и внешней политики нашей Родины. Тут же были названы инструменты пропаганды. Ими оказались: повышение конкурентоспособности экономики, кардинальное увеличение ВВП и интеграция России в мировую хозяйственную систему. Две недели пришлось ломать голову и ожидать каких-либо разъяснений по данному поводу. Разъяснений не последовало, и я, так ничего и не поняв, решил прибегнуть к домыслам.

Цели и средства
Что такое, в конце концов, имидж? Не станем усложнять и скажем, что это попросту образ чего-либо или кого-либо, создающийся в голове человека, когда он слышит определенное слово. Имидж бывает плохой, а бывает, наоборот, хороший. Если российский имидж следует улучшать, стало быть, с ним не все в порядке. Это дело обычное. Скажем, образ Соединенных Штатов Америки у большинства разумных существ сегодня складывается настолько отвратительный, что куда там Усаме бен Ладену. Только ради улучшения собственного имиджа Америке не приходит в голову рассылать по всем государствам земного шара "эмиссаров доброй воли". Потому что это бессмысленно и бесполезно.
Этот проклятый имидж складывается не в результате логических обращений и объяснений того, какие мы хорошие. Напротив, если человеку (или целому народу) начинают усиленно впаривать систему собственных, ни с чем не сравнимых и замечательных, ценностей, то естественным образом зарождается подозрение: "Чего это российские дипломаты так раскудахтались? Не иначе задумали продвинуть товар с гнильцой..."
Иначе говоря, слишком активное действие вызывает столь же активное противодействие. На самом деле, ближнему, равно как и дальнему, зарубежью, конечно же, интересно, как там у нас с ВВП, как нам интегрируется и сильна ли наша конкурентоспособность. Вот только к имиджу все это не имеет ровным счетом никакого отношения. Потому что образ страны создается посредством других вещей. Начать с того, что образ страны делается средствами массовой информации. В нашем случае — иностранными.
Для западных СМИ имидж любого государства определяется тремя простыми вещами: свобода предпринимательства; свобода слова; справедливое получение доходов (в том смысле, что сколько заработал — столько получил). Именно поэтому в зарубежных газетах и ТV уделяется совершенно ничтожное внимание глобальным вопросам российской экономики. Газета, она создает образы, она не орган ликвидации безграмотности по финансовым вопросам. Имеются в виду СМИ, которые читают девять десятых населения, а не Finanshional Time's. Теперь разберем по пунктам.
Свобода предпринимательства
Она вроде как присутствует. Во всей красе. Предпринимателей много, кругом одни предприниматели. Дело, однако, в том, что в странах с рыночной экономикой тот факт, что ты можешь зарабатывать собственным умом и своими силами, откровением не является. Они уже давно этим занимаются и преуспели. Определяющим во всей этой истории является простой вопрос: а не возьмут ли тебя (предпринимателя) за жабры и не отнимут ли твой самый прозрачный в мире бизнес по причине того, что ты кому-то где-то не угодил?
Именно поэтому имидж России за рубежом сегодня — это прежде всего ЮКОС и Ходорковский. Именно поэтому российские послы в иных странах могут смозолить свои языки или вовсе стереть их напрочь, объясняя, что, дескать, ЮКОС нарушал налоговое законодательство, вот его и наказывают. Никто, то есть совсем никто, им не поверит.
Потому что, вежливо выслушав их разъяснения, там зададут простой вопрос: почему, в таком случае, один ЮКОС? Все остальные чисты перед законом? И послы отойдут, потупив взоры, либо станут лепетать нечто невразумительное, типа "ну, мы-то с вами понимаем..." Не поймут их там. Потому что избирательное применение законов там недопустимо. Ни под каким видом. Если же речь идет о целенаправленном доведении до банкротства крупнейшей в стране нефтедобывающей компании, а эта самая компания всеми силами пытается договориться с государством и по закону, и "по понятиям" (безрезультатно), то имиджу нашему в этой области приходит полная хана. Самое забавное, что вот это-то и они, и мы прекрасно понимаем.
Свобода слова
Помнится, была на НТВ программа под таким названием. Хорошая была программа — моя любимая, несмотря на то что шла она в нашей области с недельным опозданием, а вовсе не в прямом эфире, как это весьма назойливо подчеркивалось. Когда с канала НТВ поперли Леонида Парфенова, я вполне резонно подумал, что государственная политика тут ни при чем: "Намедни" для власти была совершенно безопасна, более того, она была для нее полезна. Политика у Парфенова присутствовала в качестве некой даже экзотики, упор делался скорее на все более растущую бездну между богатыми и бедными, на эпатажные штуки типа людоедства в России и т.п. Передача позволяла скорее сбрасывать пары народного недовольства, нежели их накапливать. Исходя из этого, я подумал, что "Намедни" закрыли не по чьей-то злой воле, а, очевидно, по чьей-то непроходимой тупости. Государство поспешило немедленно рассеять мои нелепые заблуждения.
В скором времени была закрыта "Свобода слова". Это была действительно опасная для власти программа. Дело в том, что там прямым текстом против этой самой власти не говорилось ничего. Однако люди, которые хотят и умеют думать, могли проводить свой собственный анализ внутренней и международной политики страны.
В результате данного анализа они приходили к логическому выводу, что эта политика не совсем соответствует тому, что показывают ОРТ или РТР. А на кой, скажите, черт власти (любой) подданные, которые чего-то там анализируют. Подданные должны выполнять установки власти. Россия в данном случае вовсе не является каким-то там исключением: подобное поведение характерно для любого государственного аппарата. Иное дело, что сейчас мы говорим о нашем имидже, а открыв любую импортную газету, первое, что мы видим — "Путин уничтожил НТВ". Маша Липман из Washington Post, освещая последние события на НТВ, сделала такое резюме: "...мы наблюдаем логику ползучего и неотвратимого авторитаризма. Как только представители правительственной элиты делают выбор в пользу сворачивания демократических институтов и либеральных реформ, остановиться они уже не могут: страх потери власти заставляет их наступать активнее и активнее". Такой вот имидж.
В области отечественной свободы слова присутствуют и совершенно экзотические вещи. Один из немецких телеканалов предложил зрителям такую забаву: германский канцлер Герхард Шредер приезжает в какой-то там городок и первым делом, собрав всевозможные местные власти, учит их, как развивать местное производство, затем посещает местную же ткацкую фабрику и беседует с ткачихами о повышении производительности труда, затем ему дарят почетную кочергу сталевара и выбирают почетным же гражданином. Ну, немцы поржали, конечно, что, дескать, за бред? А следом им показали стандартный визит российского Президента из Москвы в провинцию. Тут германцы и поняли, как страшно далеки они от России. Так вот, такой вот, с позволения сказать, имидж России у них в головах и выстроился. А создали его наши родные государство и СМИ. Немецкая пресса здесь решительно ни при чем: задача прессы в том и состоит, чтоб было интересно. Тем более все, что они показали, и есть наша "подлизывающая действительность". Вместе со "свободой слова".
Cправедливое получение доходов
Иностранцев в плане нашего имиджа в этом отношении очень мало интересует, как и сколько государство или бизнесмен платит наемному рабочему. Они и сами там не прочь отхватить от работяги лишний кусочек времени и труда. Зарубежные СМИ задаются иным вопросом: как какое-либо государство намеревается строить капитализм или там рынок посредством социалистических методов управления и распределения? В этом смысле за бугром вполне логично создается образ России как страны с отвратительным менеджментом. Потому что, когда из наиболее динамично развивающихся регионов забираются в центр 65% собираемых налогов, а затем обратно опускается треть от этого количества, то это называется плохое управление и экономическое безумие. У нас это называется более туманно: вертикаль власти.
Что это за вертикаль и в какую черную дыру она в конце концов упрется, не разъясняется. Следует также отметить, что за рубежами Отечества знают: наибольшая часть от высасываемых из регионов средств оседает в наднациональном мегаполисе Москве, который вообще-то имеет мало чего общего с собственно Россией. Известно также, что оставшиеся от Москвы крохи распределяются по "слабым регионам", которые не в состоянии себя элементарно прокормить, будучи ограбленными все той же Москвой в результате отвратительного, неумелого и некомпетентного управления. Развитому западному (да и восточному) бизнесу на все это дело, по большому счету, плевать — с одним хозяином договориться даже проще.
Но мы-то говорим об имидже страны, который иностранцам представляется следующим: в этой "стране задумчивых рабов" насчет грабежа алмазов из Якутии следует договариваться в Кремле или, на худой конец, в соответствующем московском министерстве. То, что жители Якутии с этого договора не получат решительно ни хрена — так сами и виноваты, так себя поставили. Подобный алгоритм работает и в отношении тюменской нефти, и в отношении иркутского леса, и в смысле приморского краба, и еще во многих и многих случаях.
Имперский имидж
Несмотря на то что от советской империи мало чего осталось, импортная пресса продолжает изыскивать возможности для создания образа России как "государства с имперскими амбициями". По этим самым амбициям США уже давно впереди планеты всей, и именно с их подачи создается виртуальный противовес в виде нашей страны. Естественно, на первый план в этом случае выходит чеченская эпопея.
Что бы российские дипломаты ни пели о сепаратизме и едином федеральном пространстве, слушают-то все больше Ахмеда Закаева. Он говорит о свободолюбии чеченского народа и его желании жить отдельно от России. Наша необкатанная пропагандистская машина сама дает массу поводов обвинять нас из Лондона, Катара, да хоть откуда.
Потому что, если бы мы прямо сказали, что мы ведем войну с иностранными террористами, оккупировавшими часть российской территории, нас бы не сразу, но поняли. Когда мы ездим по ушам всему миру фразами о какой-то "контртеррористической операции", продолжающейся десяток лет без видимого успеха, нас подозревают в неискренности. Мягко выражаясь. И лепят на нас ярлык империи, которой уже нет и в помине.
Оно, конечно, "имидж — ничто, жажда — все". Вопрос только в том, кто у нас и чего жаждет. Нельзя отрицать, что страна за последние 20 лет многого достигла. Отрицать это глупо. Но попытка искусственно создать имидж такого качества, которого мы не имеем, обречена на провал изначально. Даже в том случае, если российские дипломаты станут говорить без умолку. Хоть 25 часов в сутки.

Метки:
baikalpress_id:  27 126