Испытание огнем и сталью

В Усолье-Сибирском от ожога расплавленным металлом погибла женщина

Усольчанка Лидия Дмитриевна Руденко погибла чудовищной смертью. Из огромного котла неожиданно произошел самопроизвольный выброс расплавленного металла и шлака. Женщина стояла к печи ближе остальных. Температура плавления стали 1700 градусов по Цельсию...

Обычная смена...
В этот день все было как обычно. В ночь с 15 на 16 июля накануне своего профессионального праздника новая смена литейно-прокатного цеха ОАО ПО Усольмаш приступила к работе. Цех занимался переплавкой лома и отлитием готовых форм. Лом загрузили, машина заработала, на датчиках все в норме — работа пошла.
— Все произошло за несколько секунд, — рассказывают Анатолий Марченко и Игорь Рябцев, подручные старшего сталевара, — мы были примерно в четырех матрах от печи, проверяли, как идет технологический процесс. Наш мастер Геннадий Шаболин заглянул в рабочее окно и отошел к нам. Бабушка (так металлурги называли 67-летнюю Лидию Руденко) в это время проверила пульт — все было в порядке...
...со смертельным исходом
Вдруг за спиной раздался оглушительный хлопок. Рабочие бросились бежать. Вдогонку им летел раскаленный шлак и жидкий металл. Последовало еще два хлопка.
Игорь и Анатолий заскочили в раздевалку первыми, следом забежал Геннадий Георгиевич. На мужчинах были россыпи шлака. Спецовка Анатолия горела и все присутствовавшие в раздевалке бросились его тушить. Одежда прилипла к обожженным телам. Игорю Рябцеву стальная лава попала на спину, руки, шею. Анатолию ударом огненных брызг сорвало каску. Металл залил голову, ухо, руку, ногу и часть спины. Геннадий стоял чуть ближе к печи, поэтому ожоги на его спине и руках более глубокие. Боль была жуткая...
Один из присутствовавших в здании цеха побежал посмотреть, что случилось: помещение, где находилась печь, полыхало. Он побежал в раздевалку: "Все живы?!" "Все!" Мужчины были уверены, что Лидия Дмитриевна спряталась в щитовой — там ее рабочее место, а ведущая туда дверь находилась рядом с пультом управления. Однако она не успела этого сделать — слишком близка была печь.
Пожарные сработали оперативно. Цех вместе со злополучной печью был залит водой, пожар потушен. Пострадавших сталеваров бригада скорой помощи отвезла в ЦРБ. А Лидию Дмитриевну Руденко, "бабушку", специалиста с 42-летним стажем сотрудники со скорбью проводили в морг...
Праздники на больничной койке
Чтобы поговорить с очевидцами, мы отправились в травматологическое отделение Усольской центральной районной больницы.
— Мы, можно сказать, отделались легким испугом! — улыбается Игорь Рябцев.
С него уже сняли бинты. Обожженная спина залита каким-то желтым раствором. Игорь свободно передвигается, врачи обещали выписать его в нынешнюю пятницу.
Анатолия Николаевича Марченко и Геннадия Георгиевича Рябцева мы застали лежащими под капельницей и закутанными в бинты и одеяла. Все трое не могут понять причин случившегося. Такое на памяти опытнейшего сталевара Рябцева (почти 25 лет стажа) впервые. Металлурги предполагают, что взрыв могла вызвать вода, но только откуда и как она могла попасть в печь, они не представляют.
Игорь и Анатолий уже твердо решили — назад на производство не вернутся: "Зачем два раза судьбу испытывать?" Геннадий, который отдал заводу горного оборудования четверть века, пока сомневается. По стечению обстоятельств свой 50-й день рождения Анатолий Марченко отметил на больничной койке, там же сталевары встретили День металлурга...
Кто виноват?
Сейчас, когда жизни мужчин вне опасности, всех волнует один вопрос: что же случилось в цехе? Почему печь впервые за много лет работы взбунтовалась? Из-за чего произошел сбой технологического процесса? Для расследования инцидента, произошедшего в литейном цехе, создана комиссия Госгортехнадзора. В нее вошли два руководителя УЗГО, специалисты из Иркутска и члены усольских профсоюзных организаций. Всего 9 человек.
Пока комиссия не готова дать конкретных ответов на все вопросы. Однако, как утверждают сотрудники УЗГО, сомневаться в профессиональных качествах литейщиков нельзя. Что ж, следствие покажет...
Несколько версий
На изучение всех обстоятельств по закону дано две недели, при необходимости этот срок может быть продлен. Как сообщил комиссии Гостехнадзора Александр Василенко, сейчас тщательно проверяется документация предприятия, опрашиваются работники цеха, в том числе пострадавшие рабочие, но выводы пока делать рано. По одной из неофициальных версий, причиной выброса металла могло стать наличие воды под плавильной печью, которая осталась там после футеровки печи, производимой после каждой плавки. При соприкосновении расплавленного металла с водой происходит взрыв водородосодержащей газообразной смеси. Среди других вариантов — ошибка самих рабочих-плавильщиков, хотя известно, что все они имеют большой стаж. Комиссии предстоит также выяснить, почему погибшая женщина-оператор оказалась вблизи печи, если ее рабочее место находится за пультом управления, расположенном вдали от места выброса, за железной стеной.
В ходе расследования инцидента стало известно, что литейный цех, где произошла авария, принадлежит компании ООО "Сибирус", а не Усольмашу. Оба предприятия работают на договорной основе. Похороны погибшей женщины компания "Сибирус" полностью взяла на себя.

Метки:
baikalpress_id:  1 485
Загрузка...