Географические открытия как хобби

Ученый-энергетик из иркутского Академгородка обнаружил на Байкале ледники и хребет, которых не было на карте, а на реке Бодайбинке гидроэлектростанцию XIX века

Александр Алексеевич Кошелев — ученый-энергетик, кандидат технических наук, больше сорока лет работает в Сибирском энергетическом институте в Академгородке. Занимается "глубокой" наукой и не может представить себе жизнь без гор и тайги. Проводя научную работу, попутно совершил два географических открытия: открыл ледники на Байкале, существование которых отрицали географы, и не известный никому перевал на Байкальском хребте, который назвал в честь Святителя Николая. Александр Алексеевич нашел на реке Бодайбинке остатки первой в Сибири электростанции, построенной в 1898 (!) году. Он один из разработчиков осуществляемого сегодня проекта прокладки электрокабеля на Ольхон по дну Байкала.

Свет на Ольхон придет из-под воды
Сегодня работы по электрификации Ольхона идут полным ходом, но уже мало кто помнит, какая разразилась война, когда отстаивали проект донного кабеля. "Мне пришлось долго доказывать, что кабель, по которому придет на Ольхон электричество, должен проходить по дну Байкала", — говорит Александр Алексеевич. Московские специалисты утверждали, что этот проект неосуществим практически и невыгоден экономически, а кабель должен проходить по воздуху. Отстаивая свою точку зрения, иркутские энергетики ссылались на аналогичный проект времен Великой Отечественной войны.
Когда фашисты отрезали Ленинград от Большой земли, они разрушили все электросети, по которым в город доставлялось электричество. Город на Неве погрузился в кромешную тьму. Остановились заводы, перестали ходить трамваи, люди готовили пищу на печках-буржуйках, которые чаще всего отапливались мебелью и книгами. И вдруг осенью 1942 года немцы увидели в городе свет. Это было неслыханно! Они поняли, что русские смогли провести в город кабель и стали усердно бомбить Ладожское озеро. Однако секрет инженерной находки заключался в том, что кабель шел по дну озера, и обнаружить его с воздуха было невозможно. Зимой 1943 года еще одну ветку кабеля проложили по льду озера. В результате с мая 1943 года в блокадном Ленинграде заработала электростанция, которая за все время блокады дала городу 110 млн кВт/ч.
Проведенные в институте расчеты затрат также показали, что в экономическом плане донный кабель выгоднее и надежнее в эксплуатации. Но самое важное в Ольхонском проекте, по мнению Александра Алексеевича, то, что этот кабель будет незаметен. Он не испортит ландшафт величественного озера. "А представьте себе, если бы провода висели над поверхностью озера! Осенью и зимой они были бы покрыты льдом и бахромой инея, жестокий и мощный ветер из Сарминского ущелья раскачивал бы эти тяжелые ледяные тросы и непременно привел бы к разрыву электропровода. А во сколько обошелся бы ремонт этих сетей?.."
В этих словах мы слышим уже не просто позицию ученого-энергетика, но и ценителя сибирской природы, путешественника и первопроходца многих туристических маршрутов
Бодайбинские купцы привезли из Парижа ГЭС
Во время одного из своих путешествий на речке Бодайбинке Александру Алексеевичу посчастливилось найти остатки первой в Сибири электростанции. Это были раструбы, по которым вода стекала вниз, падая на лопасти мини-электростанции, вырабатывавшей не больше 20 кВт/ч. Предполагается, что с помощью Бодайбинской ГЭС осуществлялась оттайка грунтов. Ведь речка зимой промерзает. Электричество использовалось не только для освещения, но и для приготовления кормов для скота.
В Бодайбо его поразила не столько сама эта маленькая электростанция, сколько ее неизвестные современникам строители и их энтузиазм. Ведь только представьте себе, как в такую глушь можно завезти оборудование, купленное, по всей вероятности, на промышленной ярмарке в Москве, Париже или, на худой конец, в Нижнем Новгороде. Какой далекий путь преодолели эти "темные, тупые и необразованные" купцы, какими их рисовали наша история и литература. "Я восхищаюсь умом и дальновидностью сибиряков, осуществивших в глубокой сибирской тайге столь смелый даже для нашего времени проект. Да, сегодня мы привыкли к ГЭС и к электричеству, а в то время все это было в диковинку", — признается Александр Алексеевич.
Конструкция этой первой гидроэлектростанции была бесплотинной. Плотины, которые устанавливаются на реке при строительстве ГЭС, губят реку. "И Ангару мы загубили!" — с грустью заметил Александр Алексеевич. "Я сейчас работаю над разработкой проекта бесплотинной ГЭС. Именно за такими ГЭС будущее".
Есть ли ледники на Байкале
Любопытна история с открытием байкальских ледников, которые Александр Алексеевич тоже обнаружил первым. Ученые-географы в один голос утверждали, что ледников на Байкале быть не может. Тогда он сфотографировал эти ледники и, сделав описание местности, выслал статью с фотографиями в журнал "Вокруг света". Статью напечатали, ледниками заинтересовались, снарядили экспедицию и убедились, что ледники на Байкале действительно есть.
Святой Николай — покровитель путешественников
Есть в активе Александра Алексеевича и открытие хребта Святого Николая. На вопрос, почему было выбрано именно это имя, он рассказал историю 20-летней давности: "Однажды один из членов нашей экспедиции, переходя через реку, поскользнулся на скользких камнях и упал. Сверху его придавил тяжелый рюкзак, в котором было оборудование для научных исследований. Он получил серьезное сотрясение мозга.
Оставив больного на попечении товарищей, я и двое моих спутников пошли к неизвестному перевалу в западной части Байкальского хребта, которого не было на карте. Я сказал, что, если удастся найти этот перевал, то назову его именем святого Николая Чудотворца. Я почитаю этого святого, мне с ним хорошо. Ему посвящено больше храмов, чем остальным святым вместе взятым. Десятки населенных пунктов по всему миру названы его именем, а вот географических объектов его имени нет. Это вообще беспрецедентный случай, когда именем святого называют естественный географический объект. Я знаю только, что именем святого Лаврентия названы и река, и залив. А святой Николай, покровитель всех путешествующих, был обойден. Мы решили эту несправедливость исправить. Хребет мы нашли, взобрались на вершину и из белоснежных камней выложили семиконечный крест.
Когда заходило солнце, последний его луч упал прямо на этот крест и загорелся необычайно красивым зеленым светом. Так иногда бывает на море, когда после заката солнца прямо от горизонта в небо бьет длинный зеленый луч. К сожалению, пленка в фотоаппарате у меня закончилась как раз в тот момент, когда на крест упал последний луч заходящего солнца... Но вот вам карта в подарок, здесь открытый мною перевал обозначен".

Метки:
Загрузка...