За высокой стеной мы стрижем зубочистки, родная...

В ангарской колонии осваивают китайское производство

Деревянный промысел, а точнее, производство китайских палочек, о котором давно говорили, наконец-то запущен в ангарской исправительной колонии N 15. И даже набирает обороты. Сегодня восемьдесят "многостаночников", отбывающих наказание, ежедневно выпускают по тридцать пять мешков деревянных заготовок для китайской пищевой отрасли. Посмотреть на деревянное производство поехал корреспондент "Пятницы". Правда, палочки здесь оказались не совсем те, к которым мы привыкли. Ну да обо всем по порядку.

Китайцы долго думали
Задумке производить необходимые для китайской пищевой отрасли деревяшки уже несколько лет. Еще прошлой зимой в колонии были готовы установить оборудование, которое обещали привезти китайцы. Штаб ИК-15 нашел все, что требовалось для производства, — и длинное здание с отоплением и электричеством в нем, и весьма недорогую рабочую силу. Но китайцы в лице одной из государственных компаний своих партнеров подвели. Оказалось, что нигде в округе нет подходящей березы в нужных количествах. В основном из-за этого все дело и застопорилось. А могло бы приносить неплохие дивиденды, как колонии, так и китайцам.
Наконец китайцы ожили и привезли-таки станки в колонию. Стоимость оборудования составила почти двадцать тысяч долларов. Однако оказалось, что станки могут делать лишь строго ограниченную работу, а сырье нужно еще и подготавливать к обработке. Да и помещение нужно было переделывать. В цех без всякого оборудования вложили не менее двухсот тысяч: ванны сварили, сушилки поставили, задвижки новые, краску купили.
В производство идут дрова
Поначалу никто толком не мог понять, как правильно готовить древесину, хранить ее и так далее. Поэтому завод, поставивший станки, заодно прислал и двух своих специалистов, которые присматривают за производством до сих пор. Живут двое китайцев — мастер и его переводчик — в жилом фонде расположенной рядом ТЭЦ-10, так что до работы им пешком рукой подать. Они смотрят за правильностью обработки древесины и определяют качества сырья.
— С сырьем проблему решили во вторую очередь, — рассказывает управляющий производством Сергей Турчанинов, — именно из-за его отсутствия сначала сорвалось производство палочек. Проблема была в том, что достать хорошую цельную березу длиной от четырех до шести метров проще, чем чурки длиной сорок сантиметров, то есть, по сути, дрова, которые нужны для производства. Их мы и стараемся покупать. Они идут в процесс. Пойдемте посмотрим.
Это не те палочки
Мы входим в шумный цех. В нем стоят огромные квадратные чаны, из которых идет пар. Сначала березовые чурки длиной сорок сантиметров пять часов варят на пару в этих чанах, чтобы они стали мягкими. Затем маленькая бригада отесывает их топорами и шкурит "медведками".
Привезенный китайцами станок — первый в конвейере — распускает чурки на шпон, на такие своеобразные березовые коврики. Шустрые ребята, словно на соревновании, моментально подхватывают их, быстро расстилают и суют в следующий станок. Он кромсает коврики на одинаковые деревянные дощечки.
Некоторое время эти дощечки сушатся в следующем цехе, чтобы их потом не перекосило при переработке. Там двое рабочих их отбирают, а один разгребает лопатой, роясь в ароматной березовой куче, как в мусоре. И в последнюю очередь дощечки попадают в цех по разделке их на палочки.
Здесь шестнадцать молодцов сидят попарно на восьми станках, приводимых в действие электромотором с цепной передачей. Сверху приделаны трубы для отсоса опилок. Поначалу этой вентиляции не было, и люди мучились, вдыхая деревянную пыль. Вторичный продукт — опилки и стружку — в колонии решили не перерабатывать, так что он пропадает. С одной стороны станка рабочий сует дощечку, через секунду с другой стороны второй подхватывает выскакивающие палочки.
— Вот, собственно, и готовый продукт, — говорит администратор производства подполковник Андрей Верещак и показывает мне горсть палочек, — только, как видите, это совсем не те палочки, которыми едят. Это вообще будущие зубочистки. Доделывать их будут в Китае. Что касается палочек для еды, то их делать еще сложнее, а осваивать их производство и подавно. Поэтому сейчас еще не ясно, будем ли мы за них когда-нибудь браться. В Китае довольно-таки щепетильно относятся к палочкам. Недаром состоятельные люди едят и серебряными, и золотыми палочками, и палочками из слоновой кости.
Начинали с трех мешков
Восемьдесят тонн будущих зубочисток в месяц должна в итоге выпускать колония. Это два вагона мешков с палками. Перерабатывать придется еще больше. Буквально на днях китайские партнеры выдвинули новое предложение — распускать березу на маленькие брусочки восьми размеров, которые будут использоваться для изготовления мебели. От количества производства будут зависеть прибыли колонии.
— Вот почему рабочие так резво работают?
— В основном поэтому. Мы получаем шестьдесят пять долларов с тонны продукта. Нам неважно, по какой цене потом пойдут эти зубочистки, какую прибыль они принесут в итоге. Мы обговорили конкретную сумму, ее и получаем. Каждый рабочий заинтересован в том, чтобы произвести побольше. Ведь на эти деньги он может купить в магазине колонии все, что ему заблагорассудится, исключая водку, конечно. Остальное идет на счет. Кто-то зарабатывает пять тысяч в месяц, а кто-то две. Кто-то и вовсе сто рублей. У бригадира здесь точная схема расчета производительности.
— Поэтому вы день-деньской нависаете над рабочими...
— Надо смотреть, чтобы технологии соблюдались, чурочки были своевременно запарены, температура соответствовала. Потому что на сегодняшний день мы все еще в процессе обучения. Еще месяца два мы всяко-разно обучаться будем. Есть у нас уже несколько спецов, которые с закрытыми глазами работу делают и выпускают за смену гораздо больше, чем другие. Они будут у нас за мастеров. Ведь начинали-то мы с трех мешков за смену, а сейчас выпускаем тридцать пять. Максимум — пятьдесят, и то если сами китайцы делают.

Загрузка...