Проклятие лунного короля

Самолеты под Иркутском падают не напрасно — останки жертв политических репрессий притягивают смерть

В окрестностях Пивоварихи есть место, о котором вот уже полвека ходят легенды. Сюда не ходят гулять влюбленные. Дети не играют в войну. Туристы не устраивают пикников. Эти места люди вообще стараются обходить стороной. Здесь земля, вода и воздух пропитаны смертью. В экспедицию по бывшей спецзоне НКВД корреспондент "Пятницы" отправился вместе с известным писателем, ученым-геологом, председателем иркутского "Мемориала" Александром Александровым.

Зона смерти
Еще при царе живописную поляну в километре от Пивоварихи облюбовал ссыльный польский аристократ. Жил он обособленно, ни с кем не общаясь. Говорят, что этот поляк страдал странным заболеванием зрения и выходить на улицу мог только ночью при свете Луны. Поэтому местные жители и прозвали его лунным королем.
В 30-е годы прекрасно обустроенная и, самое главное, стоявшая в уединении дача приглянулась руководству НКВД. Так вотчина ссыльного поляка превратилась в зону смерти, огороженную колючей проволокой. Чем занимались здесь борцы с "вредителями" и "врагами народа"? Отдыхали от кровавых расправ? Или, наоборот, тут же их и чинили, в тиши и отдалении? Скорее всего, и тем и другим одновременно.
Что стало с самим "лунным королем" — не известно. Сгинул ли он в тюремных застенках? Или мирно почил своей смертью? Следы реального человека теряются, и дальнейшее развитие сюжета приобретает мистический оттенок. Ходят упорные слухи, что душа "лунного короля" не смирилась с осквернением усадьбы. Но об этом чуть позже.
Мертвые окружают со всех сторон
Чтобы найти дачу "лунного короля", нужно спуститься метров на триста от Мемориала жертвам политических репрессий за аэродромом. Дорога туда ведет через осиновый лес.
Еще задолго до перестройки Александр Александров обратил внимание на явно рукотворный рельеф местности. Опытному геологу это не трудно. Тогда же и были обнаружены первые страшные находки — черепа, одежда, обувь.
Здесь мертвые окружают живых со всех сторон. Осинам лет шестьдесят, и выросли они на крови и костях жертв, которых свозили сюда десятками и закапывали в траншеях. Сколько их здесь, безвинно погубленных? Сотни? Тысячи? Александр Александров предполагает, что около 30 тысяч.
— Вот там, видите, земля провалилась, — говорит Александр Леонидович, показывая в сторону от дороги, — это неспроста. Чуть копни — и наткнешься на новое захоронение...
Теперь надо свернуть направо и идти по чуть угадываемой в высокой траве дороге. И вот первая неожиданность. Взору открываются густые заросли акации и малины — свидетельство давнего присутствия людей. Наконец выходим на большую солнечную поляну. Вот здесь и стоял дом "лунного короля". Сейчас от него уцелели лишь несколько столбов. Справа — пересохший пруд. Чуть выше берет начало источник, но воду из него пить нельзя.
— До сих пор при кипячении выпадает органический осадок бурого цвета, — поясняет Александр Александров, — то есть частицы человеческой плоти...
На небольшом холме в центре поляны одиноко высится огромная лиственница. Это дерево — безмолвный свидетель тех времен, оно помнит и самого "лунного короля", и людей, устроивших здесь жертвенное капище своему безумному идолу истребления. Кажется, что время здесь остановилось навсегда.
Зона безмолвия
Сейчас на месте усадьбы руины. И уже трудно представить, как выглядела дача "лунного короля" полвека назад. Послушаем очевидицу.
Надежде Александровне Осиповой в конце сороковых годов было девять лет. Ей, как и многим другим детям того времени, приходилось ходить пасти коров за город.
— Луга близ Пивоварихи были очень сочные, — вспоминает она, — и мы часто проходили мимо этого места.
По словам женщины, сам дом был построен весьма затейливо. Она также помнит изящный мостик через запруду. Издали все выглядело завораживающе красиво, как в кино, но вблизи...
— Вблизи становилось жутковато, — признается очевидица, — к тому времени уже чувствовалось запустение. Дом начал разрушаться. Людей мы никогда здесь не видели. Даже охраны.
Дети никогда не пытались проникнуть за территорию, огороженную проволокой. Что-то их отталкивало. Какая-то тревожная тишина подступала. И страх. Хотелось быстрее отсюда уйти...
Много воды утекло с тех времен. Дома давно нет. Остались только столбы и остатки фундамента. Но ощущение необъяснимой тревоги осталось. Здесь какая-то пугающая тишина. Не слышно ни птиц, ни гула самолетов. Только ветер шумит ветвями деревьев.
Чужие здесь давно не ходят
Продолжаем исследовать зону смерти. Сворачиваем в лес. Земля между деревьями усыпана ландышами. Вот еще одна примета далекого прошлого: проржавевшая насквозь консервная банка старого образца. А еще через три метра от находки прямо перед глазами встает ограждение из колючей проволоки. Причем проволока прибита прямо к деревьям.
— Смотрите, — говорит Александр Леонидович, — как глубоко она вросла в стволы деревьев. Очевидно, проволока здесь еще с 1937 года.
Идем на юг, в надежде отыскать хоть что-нибудь уцелевшее. И вот удача. В высоких дебрях малины таится колодец. Колесо рухнуло, но сам сруб сохранился достаточно хорошо. И даже крышка на месте. Александр Леонидович достает фонарик и направляет луч на дно. Оттуда с омерзительным режущим звуком вылетает что-то черное и скользкое. Это летучая мышь.
Колодец кажется бездонным. Каждое слово отзывается из глубины жалобным эхом. В двадцати метрах от колодца виднеются остатки кирпичной кладки. В лопухах обнаруживаем помятую временем печку-буржуйку и остов старого абажура. И снова провалившаяся земля, забор из колючей проволоки... Подлесок разросся, превратившись в непролазную чащобу. Здесь сумеречно и сыро. Трудно идти. Трудно дышать. Хочется поскорее выбраться отсюда. И это неспроста.
Согласно легенде, над залитой кровью землей висит страшное проклятие — проклятие "лунного короля". Рассказывают, что его душа не успокоилась после смерти и призрак его стал являться новым обитателям по ночам. Так это или нет — проверить невозможно, но факт остается фактом, энкавэдэшники очень быстро убрались отсюда и больше на этом месте уже никто и никогда не жил. А все вещи, вывезенные отсюда, приносили людям только болезни и несчастья...
А еще говорят, что призрак "лунного короля" до сих пор гуляет ночами по своим оскверненным владениям и страшно не любит, когда на его пути встречается кто-то чужой. Но чужие здесь давно не ходят.
Души безвинно убиенных притягивают смерть
Александр Александров не верит в призраки. Он верит в историческое возмездие. Ученый считает, что многочисленные ЧП и аварии самолетов на аэродроме не случайны.
— 26 июля 1999 года в Иркутском аэропорту потерпел катастрофу грузовой самолет Ил-76 авиакомпании "Эльф-Эйр", — вспоминает он. — Самолет взлетал в сторону, противоположную от города. Не набрав необходимой высоты, машина весом 170 тонн рухнула и, пробороздив по земле около 500 метров, остановилась рядом с историко-мемориальным кладбищем. Это только один эпизод. ЧП в Иркутском аэропорту происходят с пугающей регулярностью. Есть повод задуматься...
Возможно, причина этих бедствий в том, что тысячи безымянных жертв так до сих пор и остаются лежать в земле. Мы хуже, чем какие-нибудь дикари, которые просто сбрасывали покойников со скалы. Стоит ли удивляться участившимся авариям? Ведь Иркутский аэропорт оказался единственным в мире, где сразу при взлете самолеты около километра на низкой высоте летят над захоронениями людей. А это огромный сгусток энергии, притягивающий смерть. И так будет до тех пор, пока их тела не будут перезахоронены по-человечески.

Загрузка...