Социальная ответственность за чужой счет

В одном из своих недавних интервью Владимир Колмогоров, генеральный директор ОАО Иркутскэнерго, замечательно сказал о социальной ответственности бизнеса. По его словам, это, прежде всего, исполнение своих обязательств перед обществом. "Но есть и такие обязательства, — продолжает г-н Колмогоров, — которые явным образом нигде не прописаны: это общественная, благотворительная деятельность, финансирование социальных программ. В этом плане Иркутскэнерго также не стоит в стороне: мы финансируем команду по хоккею с мячом "Сибскана-Энергия".
Однако выясняется, что финансирует ее вовсе не Иркутскэнерго, а мы с вами, уважаемые жители Иркутской области.
Поскольку в самой компании Иркутскэнерго комментировать ситуацию наотрез отказались, мы обратились к представителю власти — депутату Законодательного собрания Иркутской области Антону Романову.
По словам Антона Романова, термин "социальная ответственность бизнеса" стал очень популярным в последнее время. Это понятие звучит из уст бизнесменов, представителей закона и власти.
— Но, к сожалению, — говорит депутат ЗС, — выясняется, что социальную ответственность стороны понимают по-разному. Население под этим термином понимает обязательства бизнеса перед народом, имея в виду строительство жилья, поддержание объектов соцкультбыта, выплату достойной зарплаты, сдерживание роста тарифов на услуги ЖКХ и электроэнергию, своевременную выплату налогов в бюджет. Но бизнесмены, оказывается, вкладывают в этот термин совершенно другой смысл. Чаще всего подразумевая под социальной ответственностью участие в разовых имиджевых акциях, например таких, как спонсирование "Сибсканы" или финансирование Байкальского экономического форума. Все эти проекты к настоящей благотворительности не имеют никакого отношения.
Безусловно, благотворительная помощь должна оказываться из чистой прибыли предприятия, но никак не из затрат на производство продукции. То есть благотворительность не должна ложиться на себестоимость продукции. Возможно, что здесь какое-то недоразумение. РЭК в принципе не могла затраты на спонсорскую помощь включить в себестоимость. А если это все же произошло, то ошибку должны исправить налоговые органы. Утверждение о том, что затраты на спонсорскую помощь "Сибскане", включенную в тарифы, составляют мизер (десятую или даже сотую часть копейки), несостоятельно. 32 миллиона — далеко не копейки! Это называется "с миру по нитке: мертвому петля". Попытка предприятия-монополиста, если она действительно имела место, пользуясь своим исключительным положением, искусственно завысить тарифы и навязать населению финансирование хоккейного клуба, да еще и выдать это за благотворительность, можно рассматривать как высшее проявление цинизма.
И все эти так называемые благотворительные и спонсорские акции на самом деле есть не что иное, как дешевые рекламные трюки с подачи нашей власти. Народу, в первую очередь, нужна не благотворительная помощь, а стабильная работа, достойная зарплата, доступное жилье, образование... Но сегодня, к сожалению, создан грабительский механизм вывоза прибылей из Иркутской области. Прибыль, согласно действующему законодательству, можно платить по месту регистрации предприятия. Поэтому все крупные налогоплательщики (предприятия топливно-энергетического комплекса, нефтяные, транспортные) ушли из области, зарегистрировав свои головные фирмы либо в Москве, либо в офшорах. Соответственно, они не только не финансируют социальную сферу, но, по некоторым подсчетам, недоплачивают в бюджет Иркутской области минимум 4 млрд рублей в год. Поэтому, когда на фоне вывоза капитала нам говорят о благотворительности, ничего, кроме саркастической усмешки, это вызвать не может. Считаю, что все эти высокие слова являются попыткой просто замаскировать ограбление граждан. Зачем нам благотворительность? Отдайте нам эти 4 миллиарда, ушедшие неизвестно куда, и область сможет построить на эти деньги жилье, выплатить зарплаты и пенсии.

Метки:
baikalpress_id:  26 677