Педагогический феномен в деревне

Бывшие беспризорники превращаются в порядочных продавцов мяса

Деревня Тангуй, расположенная в нескольких километрах от Заларей, производит впечатление процветающей. Дома здесь добротные, скотина ухоженная. Трудно поверить, что несколько лет назад деревня была заброшенной. Именно тогда здесь был основан семейно-воспитательный комплекс "Молодежный", аналогов которому в России нет. Уникальность его заключается в том, что воспитанники живут в условиях, максимально приближенных к семейным. Корреспондент "Пятницы" отправился посмотреть на педагогический феномен.

Приюты растят преступников
Жизнь не сулила этим детям ничего светлого и доброго. В лучшем случае они были обречены на безрадостное существование в приютах, в худшем — им суждено было бомжевать, попрошайничать, воровать, ночевать в колодцах и подвалах. Теперь у них есть дом, семья и, похоже, смысл жизни.
— Человек должен воспитываться в семье, — убежден основатель и бессменный руководитель "Молодежного" Юрий Гажалов, — вся история человеческая на этом построена.
К идее создания семейного комплекса Гажалов пришел, несколько лет проработав в обычном приюте в Заларях.
— Приюты ничему хорошему научить не могут, — делится опытом директор, — там дают уже нарезанный хлеб. Ребенок не имеет права нож взять в руки, не имеет права помыть посуду, начистить картошки. Все нельзя. Можно только растить преступников.
В "Молодежном" другие порядки, дети с раннего утра же на ногах. Надо воды принести, стайки почистить, коров подоить. У них просто не остается сил для негатива. Да и выветривается этот негатив под воздействием нормального человеческого окружения, природы. В этом году "Молодежный" празднует свой 10-летний юбилей.
Как слепим, так и будет
Сейчас в поселке проживают 130 детей в возрасте от 11 до 18 лет. Лида и Алена, девушки лет по 15, разрешают зайти в один из домов. Обстановка вполне городская. О деревне напоминает только печка на кухне. В доме четыре спальни, кухня и гостиная с комплектом мягкой мебели и телевизором. Из бытовой техники имеется также стиральная машина, магнитола и холодильник. Правда, он стоит не на кухне, а в воспитательской комнате под замком.
— А это так... Посторонних много понаехало, — поясняет воспитатель Владимир Бебков.
Оказалось, что он бывший военный, которого пригласили поработать в "Молодежном".
— В армии практически то же самое, что и здесь, — утверждает Владимир, — только там ребята постарше.
Военное прошлое воспитателя проявляется во всем, даже в планировке огорода. Грядки с морковкой и свеклой словно вычерчены по линейке. И рассуждает он по-военному.
— В первую очередь нужно поставить баню, — уверенно говорит воспитатель, — потом — стайку для теленка, а там дальше обустраиваться будем. Сад надо посадить. Вишню, смородину — кустов двадцать, чтобы варенье на зиму варить ведрами. Татьяна Васильевна, наша "мама", научит девочек стряпать, гладить, стирать. Всему, что в жизни пригодится.
Кстати, выяснилось, что "родители" не обязательно должны быть супругами в жизни. У Владимира есть своя семья в Заларях. У Татьяны Васильевны тоже.
Видимо, бывшему военному все-таки привычнее руководить парнями. Их в "семье" двое, а девчонок — шесть. И на уме у них, судя по одежде, прическам и маникюрам, только тряпки и косметика. Однако, по словам Владимира, это все внешнее. Трудятся они охотно, особенно любят копаться в огороде и стряпать. Многие из них вообще первый раз в жизни что-то посадили в жизни своими руками. Теперь все время бегают, проверяют, как растут перцы.
— Ничего, — рассуждает бывший военный, — как слепим, так и будет. Что заложим, с тем и пойдут в жизнь.
Его слова находят подтверждение в лице 14-летней Олеси, живущей в "Молодежном" уже второй год. Олеся одета заметно скромнее новичков. Волосы аккуратно заколоты, и весь ее облик выражает основательность. Правда, вызвать ее на откровенность — выяснить, нравится ли ей здесь, — так и не удалось. С большим энтузиазмом она показывала подворье: теленка, поросят и кроликов. Выяснилось, что девушка закончила 8 классов с почетной грамотой. Дальнейшая перспектива рисуется ей четко и ясно.
— Закончу девятый класс, поеду поступать в иркутский колледж 2 на воспитателя детского сада, потом дальше учиться буду. Надо учиться, пока такая возможность есть.
Такую же определенность Олеся проявляет в быту.
— Позор, если девочка не может справиться с уборкой дома самостоятельно.
По всей видимости, проблем с замужеством у Олеси не будет.
"Куркули"
В ходе наблюдений за жизнью обитателей поселка выяснилась примечательная деталь. Каждая "семья" живет достаточно обособленно. Не то чтобы куркули, но все соблюдают неписанное правило: что наше, то не ваше. Некоторые "семьи" выделяются своей зажиточностью. Получается — местные "кулаки", в хорошем смысле слова. У них и скота побольше, и обстановка в домах богаче, даже коптильни во дворах имеются. Конечно, "семьи" дружат, угощают соседей пирогами и молоком. Но это дело добровольное: захотел — угостил. Не захотел — извините: корова наша и молоко, соответственно, тоже.
На то есть резон. Здесь всем приходится жить по принципу: не поработаешь — не поешь. Необходимость заставляет детей осваивать товарно-денежные отношения, и, судя по всему, справляются они с этой задачей неплохо.
17-летний Саша Ведерников — выпускник нынешнего года — с гордостью показывает мягкий уголок на "семейной" кухне.
— Вот продали поросенка, купили мебель.
То же самое и с одеждой. Деньги на это дело выделяются небольшие, а дети постарше, особенно девочки, уже с запросами. Джинсы им надо, непременно со стразами, кроссовки, "платформы", косметику. Где напасешься? Поэтому и встают они без разговоров в шесть утра.
— На себя работать не в тягость, — здраво рассуждает парень.
Привычка держать пальцы веером
Ведерников — местная звезда. Сюда он попал из спецшколы. Поначалу пытался утвердить себя в качестве авторитета со всем атрибутами: распальцовками, словечками блатняцкими. Периодически уходил в бега. В общем-то, будущее его было предопределено. Но через какое-то время неожиданно в парне проснулся талант, и весь этот криминальный налет быстро слетел. Саша прекрасно поет. Играет на пианино, гитаре, аккордеоне. Сам сочиняет песни. У Александра есть мечта — поступить в музыкальное училище. Но "родители" и руководство "Молодежного" почему-то против. Они считают, что музыка это так, баловство, а для жизни надо иметь серьезную специальность, и убеждают его учиться на авиационного техника. Может быть, это и к лучшему. А может, и нет. Кто знает?
А его младший брат — 11-летний Вася на будущий год планирует поступить в кадеты. История воссоединения братьев достойна программы "Жди меня". Очевидцы рассказывали, что, когда привезли парня, весь поселок рыдал.
Свою воспитательницу Нину Павловну (в прошлом сотрудницу банка) Василий ласково называет мамой. Внешне он очень симпатичный паренек с ресницами в пол-лица. Однако и его разговорить не удалось. Как рассказали работники СРЦ, раньше мальчик жил по подвалам, попрошайничал. В первые месяцы подвальное прошлое давало о себе знать, ребенок мог неожиданно кинуться в драку. Теперь он один из лучших учеников. Васю даже похвальным листом наградили. Впрочем, воспитатели до сих пор не расслабляются. Гарантии, что Василек не выкинет очередной номер, нет никакой.
Кто же с ними работает? Выяснилось, что директор Юрий Гажалов отбирает воспитателей самолично. Говорят, что он видит людей насквозь. Педагогическая специальность не главное, гораздо важнее, чтобы человек крепко стоял на ногах и обладал крепким характером.
Однако случались и промахи. Бывало, приходилось выгонять никчемных и безалаберных "папаш" и "мамаш". А бывало, что горе-воспитатели и сами сбегали после первого же дня работы. Сюсюкать здесь не принято. Дети мало похожи на ангелочков. Мы стали свидетелями, как одна девчушка на замечание воспитательницы грубо огрызнулась: "Заткнись!". Говорят, бывает и хуже. Поэтому от "родителей" требуется железная выдержка и сила воли. Иначе с ними не сладить.
А дальше что?
— По статистике, наши воспитанники редко попадают в криминал, — говорит Гажалов, — они уже зацепились за хорошее. Большинство из них устраивается в жизни. Встречаю их на рынке, мясо продают. Некоторые уже своими машинами обзавелись.
Но проблема дальнейшего устройства в жизни все равно остается. Некоторым выпускникам, собственно говоря, и идти некуда. Ни кола ни двора.
— Мы их всему необходимому научили, все дали. Государство теперь должно позаботиться, чтобы у них хотя бы крыша над головой была. Нельзя их так просто бросать на произвол судьбы. Иначе — тюрьма, помойка, гибель...

Загрузка...