Великий героиновый путь

Внешняя политика России (про внутреннюю и говорить не хочется) настолько непонятна, загадочна, а самое главное — засекречена, что иной раз просто хочется плюнуть и оставить глупые желания чего-либо в ней понять. В разделе "Международные отношения" на нашем ТВ любовно освещаются события вроде юбилея высадки союзников в Нормандии. По такому случаю прерываются все текущие программы, и мы, вероятно, заходясь от восторга, должны в прямом эфире наблюдать мужественные объятия президентов России и США, знаменующие "новый виток в развитии отношений..."
В это же время совершенно боком проходит сообщение об официальном визите президента Таджикистана Эмомали Рахмонова в Сочи. Для переговоров с президентом, соответственно, нашим. В новостях сказали, что там, конечно, шла речь о стратегическом сотрудничестве, усилении борьбы с наркотраффиком и о другой бодяге, не имеющей решительно никакого отношения к реальным событиям, происходящим в республике. Не было ничего сказано, в частности, о том, что Таджикистан наряду с Закавказьем становится очередным полем битвы за стратегический Центрально-Азиатский регион. Сражение разворачивается между теми самыми персонами, которые обнимаются в Нормандии, точнее — между государствами, имеющими честь называть их своими президентами.
Официальные сообщения
Вообще говоря, от той незамысловатой ахинеи, которую нес г-н Рахмонов, можно элементарно помутиться в рассудке. Маленькая цитата: "Сотрудничество в военно-политическом аспекте находится на самом высоком уровне". Понимаю, что читать настолько корявую фразу — удовольствия мало, и приношу извинения, однако за что купил... Стилистика, впрочем, ерунда, но иметь нахальство произносить подобные вещи в глаза хозяину переговорной площадки в нынешних обстоятельствах — просто вершина псевдовосточной казуистики.
Обстоятельства же таковы: с 11 сентября 2001 года Эмомали Рахмонов вступил в торги с Соединенными Штатами Америки. Предметом торговли является военное присутствие России в Таджикистане. Цена вопроса — 1 миллиард долларов долгосрочного кредита, который Америка предлагает Рахмонову в обмен на отказ от соглашения с Москвой "о движимом и недвижимом имуществе, организационно-штатной структуре и применении боевых сил 201-й мотострелковой дивизии в связи с переформированием ее в 4-ю военную базу".
Попросту, это означает вот что: таджикский монарх изыскивает теперь способы для того, чтобы документы о создании базы (ратифицированные, кстати, еще в 1999 году парламентами обеих стран) никогда не обрели законную силу.
Долго думать над методами, применимыми к современной России, не приходится. Для решения любого вопроса нас вполне достаточно "выставить на деньги". Причем на большие. Так вот, нимало не мудрствуя, президент всех таджиков посчитал в уме и выдал цифру: 300 миллионов долларов государственного долга, который Россия должна Таджикистану списать, плюс еще 50 миллионов за использование родной земли под российский оптико-электронный комплекс "Окно". Это такой важный объект ракетно-космических войск. Не будучи совершенно уверенным в неприемлемости для Москвы подобных условий, бывший директор совхоза им. Ленина Дангаринского района, Кулябской области, ТаджССР, Рахмонов Эмомали Шарипович задвинул нечто совсем уж невообразимое: "Президент Таджикистана в чрезвычайных ситуациях имеет право принимать на себя командование российской 201-й дивизией и использовать ее для защиты национальных интересов".
Не зная всей подноготной вопроса, в особенности суммы американского спонсорства, впору подумать о серьезной психической инфекции, заработанной президентом отдельного независимого государства, по всей вероятности, от лучшего из туркмен.
Наше отношение к делу
Даже на прежних условиях — 50 на 50, в смысле финансирования не военной базы, а 11,5-тысячной группировки пограничников, — Россия с большим скрипом давала свою половину на содержание охраны рубежей. Теперь, когда Таджикистан завел разговоры о 100-процентном их обеспечении родным Отечеством, политики заголосили о скором и непременном разорении государства от непосильной финансовой ноши.
Я вот никак понять не могу, куда наше правительство вообще деньги девать собирается? Накачали мифический стабилизационный фонд под завязку, кучу сверхприбыли от неимоверных цен на нефть вообще затырили неведомо где, денег же все нет. Шахтерам голодающим — нет; мост в Иркутске достроить — нет; экономику модернизировать — нет; на армию тоже, оказывается, нету. Ну хорошо, не поднимаете вы зарплату — инфляции боитесь, а на дело -то почему не даете? Возникают нехорошие мысли о вредителях и врагах народа, с которыми лет семьдесят назад разговор был, сами знаете, какой.
Так вот, исходя из подобной позиции, 300 миллионов никто таджикам не простит, и правильно, кстати говоря, сделает. Но суть, собственно, не в этом. Дело заключается в том, что еще пару лет назад 201-ю дивизию начали почему-то усиленно и поспешно сокращать. Подозреваю, что причина все та же — пусть лучше миллиарды пылятся в американских банках под мизерными процентами, нежели работают на родимые Вооруженные силы. Зачем-то ликвидировали артиллерийский и зенитно-ракетный полки, дивизион реактивных установок "Ураган". Дивизию (будущую базу) оставили вообще без средств ПВО.
Кто конкретно таким образом порадел за Отчизну, установить, естественно, возможным не представляется. Кто опять же позорно поджал хвосты, когда Рахмонов запретил (!) временно перебазировать пять наших штурмовиков СУ-25 из Душанбе в Киргизию? Что такое, вообще, 201-я дивизия — холопы и опричники, данные в пользование удельному князьку Эмомали? Кто должен отвечать за совершенно дикие унижения Российской армии, происходящие на фоне американских F-16 и "Боингов"-топливозаправщиков, вальяжно бороздящих таджикское небо? Правда, за неплохие деньги.
Еще к вопросу о деньгах
Вообще-то и все уже изложенное относится к этому самому вопросу. В ответ на рахмоновские притязания Россия как-то робко и невнятно стала намекать на возможность введения визового режима на таджикской границе. Фактически речь пошла о миллионе гастарбайтеров, 90% которых трудятся и бандитствуют в России абсолютно нелегально. Теперь посчитаем.
Таджики-нелегалы ежегодно тащат из России на родину не менее того же самого миллиарда зеленых денег. Большая ли это сумма в государственных, так сказать, масштабах? Это как посмотреть. Если, к примеру, учесть, что официальный бюджет Таджикистана вряд ли превышает 250 млн долларов, то цифра в четыре раза больше для данной республики-монархии просто огромная. Хотя дело не в количестве денег. Дело в том, что практически все население Таджикистана элементарно кормится и выживает за счет средств, добываемых гастарбайтерами. На территории России.
Теперь представьте себе, что получится, если всех кормильцев выкинуть с северных просторов обратно — в родную нищету и тотальную безработицу. Если даже удастся тормознуть на границе половину желающих, то внутри Таджикистана останется 500 000 достаточно молодых, трудоспособных, активных людей, которым решительно некуда податься. Потому, что в американские вооруженные силы их всех не возьмут. Не возьмут даже одну сотую их часть. Мы как-то все забываем, что Средняя Азия — родина феномена, получившего в свое время название "басмачество". Последний курбаши, кстати говоря, исчез только в 1938 году — возглавил какой-то из райкомов КПСС в Туркмении...
Строго говоря, шантажировать Рахмонова запиранием границы означает по-крупному блефовать. На кой черт Москве создавать в своем подбрюшье совершенно непредсказуемую зону нестабильности и совершенно отмороженной уголовщины?
Однако сегодня все средства хороши, и поэтому шумок о "визовом режиме" слышится с самых разных уровней власти.
Паучья банка
Таджикистан, как известно абсолютно всем, занимает едва ли не ведущие позиции в мире по объему траффика наркотиков. Поставщиком и партнером в бизнесе выступает Афганистан. 201-я дивизия, поддерживающая российских пограничников, сегодня оказалась в эпицентре стремлений к дальнейшему обогащению и процветанию наркоэлиты Таджикистана, России, да и всей Европы.
Принимая во внимание подобное положение вещей, российской дипломатии, очевидно, следует делать упор на байско-чиновничье окружение Рахмонова. Причиной такого расклада является то, что весьма значимые фигуры в таджикском руководстве давно и прочно завязаны на российском бизнесе. Как вполне легальный, так и полукриминальный, что в сегодняшней ситуации значения не имеет. Эти персоны хорошо зарабатывают на сотрудничестве с Россией и, соответственно, крайне не заинтересованы как в исчезновении наших солдат и пограничников, так и в окончательном превращении своей страны в героиновую клоаку.
На противоположном полюсе находится другая часть той же рахмоновской камарильи, которая, напротив, строит бизнес на наркоте и очень стремится защищать границы сугубо таджикскими силами. Что это означает, прекрасно известно. Случаи, когда военнослужащие-таджики (в составе российских подразделений) помогают в транспортировке наркотиков через границу, — это уже не случаи, а повсеместная практика. Тут и заработки, и родственники за границей, и восточный менталитет...
Наиболее известен инцидент 10-летней давности. Тогда, в 1994-м, из Афганистана в приграничный кишлак Саригоры пришли люди, предупредили дехкан о предстоящей акции и пообещали не причинять им вреда. Из сотен предупрежденных не нашлось ни одного, кто сообщил бы об этом нашим пограничникам. В результате из 44 человек личного состава 12-й заставы 25 были вырезаны сразу, остальные — замучены страшными пытками. С тех пор ничего не изменилось. Что будет, если на охрану собственной границы станут таджикские воины, объяснять, думаю, не надо.
Европа беспокоится
Евросоюз, по всей видимости, еще толком не определился со своей позицией по вопросу российского военного присутствия в Таджикистане. С одной стороны, Европе крайне невыгодна ситуация "русского ухода", потому что в этом случае вал наркотиков в их сообщество кратно увеличится. Однако, зная позицию Америки, европейцы, возможно, предпочтут не ввязываться в "разруливание" проблемы.
В начале июня некоторые участки таджикско-афганской границы посетила комиссия ЕС "для оценки ситуации". Как уж чего они там оценят — неведомо. Хочется верить, что где-то на уровне эшелонов власти, информация из которых для нас недоступна, ведутся переговоры по существу дела. Существо это представляется таким: Объединенная Европа обязана раскошелиться и оказать масштабную финансовую поддержку российским подразделениям на границе с Афганистаном. Иначе самой этой Европе в скором времени станет худо — ломка начнется. Может быть, и идут такие переговоры, нам об этом не рассказывают. Считается, что для нас вполне достаточно трансляции с разнообразных юбилеев.

Метки:
baikalpress_id:  25 985