Убить, чтобы вернуть любимую

Геннадий Григоров, ежась от мартовского холода, уверенным шагом направлялся к магазину "Восток". Одним махом перелез через забор и подошел к двери. В окнах света не было, лишь в тамбуре была включена настольная лампа. Мужчина закурил сигарету, обдумывая дальнейший план действий. Все должно было пройти чисто. Выдохнув последний клубок дыма, он два раза нажал на звонок.
— Кого черт принес? — спустя несколько минут зычно прохрипел сторож.
— Эй, Семеныч, открывай. Это я, Генка.
— Чего так поздно-то? Уж второй час ночи, — ворчал старик, медленно поворачивая каждый из замков.
Как только дверь открылась, на голову пожилого сторожа обрушился удар. Крепко сжимая в руках топор, Григоров несколько раз опустил его на голову и грудь Семеныча. С лезвия топора на деревянный пол тамбура медленно капала бурая кровь. Старик лежал вниз лицом.

Веселые встречи
Ровно полгода проработала Светлана Алькова в магазине "Восток", расположенном в самом сердце небольшого Тайшета. До того как устроиться продавцом в магазин, Светлана пару лет торговала вещами на одном из городских рынков. Веселая и хитрая по натуре, она умела привлечь к своему товару покупателя и сбыть ему самую простую вещь втридорога. На собеседовании она сразу понравилась директору "Востока", так что, потеряв место на рынке, пробыла безработной всего неделю.
— Главное условие работы в моем магазине — честность, — предупредила женщину Татьяна Ивановна. Судя по тону, хозяйка магазина не шутила. — Можете поинтересоваться у наших продавцов, что случалось с теми, кто воровал прямо под моим носом.
Светлана приняла условие работодателя и вышла за прилавок. Новое место работы очень нравилось девушке: теплое помещение, нормированный рабочий день, неплохая зарплата. Гена Григоров, с которым она вот уже несколько месяцев жила в гражданском браке, тоже был доволен. Он встречал ее по вечерам, и молодые люди вместе шли домой. Светлана быстро влилась в коллектив; девчонки-продавцы за животы держались, когда Алькова рассказывала очередную историю из своей рыночной практики. Сотрудницы иногда оставались после работы и дружно пили пиво. Григоров не пропускал ни одну из таких встреч. С представительницами женского пола он немного скучал, но, когда в компании оказывался еще один мужчина — пожилой сторож Семеныч, — за разговорами о рыбалке и охоте Гена оживал.
В конце января 2001 года Светлана указала Григорову на дверь. Парень практически сидел на ее шее, что очень не нравилось Альковой. Кроме того, он, пьяный, начинал качать какие-то права и даже несколько раз бил ее.
— Все, терпение лопнуло, — сообщила она. — Убирайся вон из моей жизни. Столько лет без тебя жила и еще проживу. И не забудь мне вернуть тысячу триста рублей, которые занимал еще в прошлом году.
Гена собрал вещи и покинул квартиру Альковой. Однако уже через две недели парень заскучал и начал пытаться возобновить нежные отношения. Он был уверен, что Светлана создана именно для него. Алькова, в свою очередь, избегала встреч с бывшим сожителем.
Страшное слово "недостача"
В марте произошло то, о чем Светлану предупреждала хозяйка магазина. Вылезла какая-то нелепая недостача в десять тысяч рублей. Ни Светлана, ни ее напарница и понятия не имели, где могла потеряться такая большая сумма. Татьяна Ивановна отстранила девушек от прилавка и потребовала письменное обязательство погасить долг в течение месяца. Накоплений у Альковой не было, и знакомых, которые могли бы занять половину исчезнувшей в никуда суммы, тоже. Ничего не оставалось, как обратиться к Григорову за прошлогодним долгом.
— Конечно, я помогу тебе, Светка, — уверял возлюбленную Гена. — Да что ты так расстраиваешься? Это всего лишь деньги... Главное, что мы с тобой живы. Может, сойдемся, а?
Алькова в очередной раз оставила предложение без ответа. "Если захочет вернуть отношения, найдет мне деньги", — уходя, думала она. Девушке было совершенно неважно, каким путем будет добыта нужная сумма. Главное — погасить долг. Светлана знала о криминальном прошлом Григорова. Он сам рассказывал, как в прошлом году совершил несколько разбойных нападений на городские киоски и квартиры. Выносил в основном продукты и деньги. Вещи обычно не трогал, потому что боялся быть пойманным. Почему Геннадий Григоров до сих пор находился на свободе, оставалось загадкой для Альковой. Она подозревала, что кто-то из местной милиции помогает избежать наказания этому бандиту, но предпочитала не распространяться о своих догадках.
День за днем, неделя за неделей пролетали в безрезультатных поисках денег. Григоров, кроме обещаний достать деньги и просьб вернуться к нему, ничего не предпринимал.
— Генка, через неделю истекает срок. Отдай мне хотя бы эти несчастные тыщу триста, — Светлана стояла на пороге его квартиры и чуть не плакала. — Сегодня уже 28-е, а у меня всего тысяча. Надо еще половину где-то искать. Займи у кого-нибудь, что ли...
В душе девушка уже не надеялась, что Григоров отдаст ей старый долг. Она ехала в автобусе и думала, как же быть. Подъезжая к знакомой остановке, она решила сойти. Мысль снова зайти в магазин "Восток" пришла как-то неожиданно.
— Привет, Наташка. Ну, как работа, прет? — Светлана действительно была рада видеть это юное создание, которое работало в "Востоке" уже около года. — Татьяна Иванна у себя? Как она, в настроении?
Получив утвердительный ответ на все вопросы, Алькова зашла к бывшей начальнице. Татьяна Ивановна, вопреки ожиданиям, встретила Светлану спокойно, без упреков и напоминаний о возврате долга. Она не колеблясь протянула тетрадь с записями прихода-расхода и попросила принести ее назавтра до обеда. Тетрадь нужна была Альковой, чтобы еще раз проверить недостачу.
Домой в тот вечер Светлане идти не хотелось. Она была уверена, что снова начнет доставать Григоров, так что поплелась к сестре. Дверь открыл зять. Неприбранный, в засаленном трико мужчина сообщил, что Светина родственница ушла в ночную смену, придет только утром. Возражать против того, чтобы Алькова осталась ночевать, не стал.
"Кого черт принес?"
Весь вечер прождал Григоров свою возлюбленную около подъезда. В первом часу ночи его посетила безумная идея. Вроде тех, что возникали раньше с глубокого похмелья. Гена встал с лавочки, размял затекшие ноги и двинулся добывать деньги для спасения Светланы.
Через полчаса Геннадий Григоров, ежась от мартовского холода, уверенным шагом направлялся к "Востоку". Одним махом перелез через забор, огораживающий магазин, и подошел к двери. В окнах света не было, лишь в тамбуре была включена настольная лампа. Парень закурил сигарету, обдумывая дальнейший план действий. Все должно было пройти чисто. Выдохнув последний клубок дыма, он два раза нажал на звонок.
— Кого черт принес? — спустя несколько минут, зычно прохрипел сторож.
— Эй, Семеныч, открывай. Это я, Генка.
— Чего так поздно-то? Уж второй час ночи, — ворчал старик, медленно поворачивая каждый из замков.
Как только дверь открылась, на голову пожилого сторожа обрушился удар. Крепко сжимая в руках топор, Григоров несколько раз опустил его на голову и грудь Семеныча. С лезвия топора на деревянный пол тамбура медленно капала бурая кровь. Старик лежал вниз лицом. Еще несколько минут его руки чуть заметно подергивались в предсмертных конвульсиях.
Убедившись, что Семеныч мертв, Григоров прошел в торговый зал. Он хорошо ориентировался в магазине и от Светланы знал, где хранятся деньги. Продавцы иногда оставляли дневную выручку в маленькой коробочке под прилавком. В целлофановом пакете лежала аккуратно сложенная и перетянутая полоской белой бумаги пачка денег. Неровным почерком на бумажке были выведены единица и четыре нуля. "Десять штук — неплохо", — порадовался про себя налетчик и проследовал в кабинет Татьяны Ивановны.
Сейфа в маленькой комнате не было. Он принялся обшаривать ящики рабочего стола. Документы, среди которых находилось и долговое обязательство Светланы Альковой, летели прямо на пол. Во втором ящике, под потертой папкой с надписью "Доклад", он обнаружил деньги — около 19 тысяч рублей. По дороге к выходу из магазина он прихватил четыре бутылка пива и несколько пачек сигарет. "Обмою это дело", — подумал он, закрывая за собой дверь.
Ошибка на ошибке
Светлана проснулась утром от стука в дверь. Она подумала, что вернулась с работы сестра, так что поторопилась к двери прямо в ночной сорочке. Не глянув в глазок, открыла дверь и отпрянула.
— Вот триста в счет долга. Вечером все расскажу. Сейчас не могу, на электричку опаздываю, — быстро протараторил взлохмаченный Григоров, сунул в руку Альковой какую-то бумажку и бегом сбежал по лестнице.
Женщина развернула записку. "Света ктобы не спрашивал мы с тобой вчера не видились. О недастаче мне не известно. Записку уничтож", — с ошибками, без знаков препинания было написано на маленьком клочке бумаги. Алькова, ничего не понимая, на мелкие кусочки разорвала странную записку. Она все поняла лишь на следующий день, когда была вызвана в отделение милиции для дачи показаний и узнала об ограблении магазина.
От следователя она поторопилась к Григорову. Скрывать от Светланы подробности позапрошлой ночи он не стал. И начал расспрашивать, не подозревают ли его в преступлении, не показывала ли девушка кому-нибудь его записку. Отрицательные ответы успокоили мужчину.
— Светка, поехали в Новосибирск. У меня деньги, их хватит нам обоим, — предложил Григоров, но получил отказ. Он рассвирепел. — Тогда смотри, не дай Бог, кому расскажешь про меня. Убью...
Алькова испуганно кивнула и поспешила уйти от бывшего сожителя. Отдышавшись около подъезда, она приняла решение пойти в милицию. В тот же вечер Геннадия Григорова арестовали по подозрению в разбойном нападении и убийстве человека.
Спустя восемь месяцев, суд приговорил Григорова к 20 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Метки:
baikalpress_id:  27 209