Посмотреть все было невозможно

"Тишина на площадке!" — громко сказал Николай Бурляев, после чего и объявил эту самую готовность к началу церемонии закрытия ХIII международного кинофорума "Золотой Витязь" в Иркутске. Зал драматического театра беспрекословно замер в не менее драматичном молчании, которое, правда, через пару минут было святотатственно нарушено механическим голосом. Голос попросил "дам и господ" отключить мобильники, которыми были заняты все имеющиеся в наличии частоты. Публика выполнила простые операции, и после этого стали вручать награды.

Еще до начала процесса награждения на сцену вышел вице-президент форума Маргарит Николов и зачитал обращение организаторов "Витязя" к парламентариям объединенной Европы с требованием прекращения геноцида сербского народа в Косово и Метохии. Безотносительно к значимости и важности проводимого мероприятия (имеется в виду кинофестиваль) рискну заметить, что реакция на данное обращение, возможно, и последует. Только выглядеть она будет вовсе не так, как бы нам всем хотелось.
Разумеется, ни единому человеку не было по силам посмотреть все фильмы, представленные на фестивале. Разве только членам жюри. Хочу, однако, заметить, что даже по коротким отрывкам, которые демонстрировали на церемонии награждения, можно было судить о высоких достоинствах и хорошем качестве документальных, игровых и анимационных работ. Говорю это не из желания польстить уровню отбора картин, просто во всем, что удалось наблюдать, не было заметно дешевых штампов, которые ежеминутно и безжалостно мутят наш рассудок с экранов современного отечественного сериального TV.
Настоящий мужчина
"Золотого Витязя" в номинации игровых фильмов получил сербский "Профессионал", главных призов за лучшую мужскую роль нынче оказалось два: один не смог получить лично болгарин Христо Шопов, потому что уже из города уехал. Второй главный приз получил лично Николай Бурляев за роль Федора Тютчева в фильме Натальи Бондарчук. Николай Петрович вышел на сцену и, на мой взгляд, вполне искренне попенял членам жюри в том смысле, что не годится присуждать награды столь высокого достоинства главному организатору фестиваля.
Вообще, хотел бы отметить, что Бурляев сильно и душевно переживал за свое детище. И во время открытия фестиваля, и в течение его закрытия он находился возле лесенки, ведущей на сцену, остро реагировал на все происходящее и галантно поддерживал женщин, ступающих по этой самой лесенке. Меня удивило, что никто из множества мужиков, в изобилии крутящихся поблизости, больше этого не делал.
Золото за лучшую женскую роль присудили немецкой актрисе Изольде Фишер. Она приз тоже не получала, как, впрочем, и остальные процентов 80 победителей. Разъехались...
А теперь сюрприз!
Не являясь специалистом в области правил и законов награждения номинантов на бронзу, серебро и золото, я все же склонен был полагать, что все призы всех фестивалей присуждаются и вручаются исключительно авторам работ, участвующих в конкурсной программе. Поэтому не только я, но и множество окружающих меня зрителей были весьма ошарашены после оглашения решения большого жюри о единодушном порыве наградить Гран-при фестиваля фильм "Страсти Христовы".
Спорить глупо и бессмысленно: работа Мэла Гибсона — громадное явление в культурной и духовной жизни современности. О разнообразных реакциях на эту работу уже существует целая особая пресса. Но ведь картина Гибсона принимала участие вне конкурса. Она была представлена в загадочной для меня рубрике "Спецпоказ". Повторяю, вполне возможно, я чего-то не понимаю, но и в этом случае для меня совершенно не ясно, отчего тогда абсолютно никак не была отмечена лента великолепного мексиканца Алехандро Гонсалеса Иньярриту "21 грамм" с замечательными Шоном Пенном и Бенисио Дель Торо? Уверяю вас, этот фильм тоже очень заметное явление в современном киноискусстве и он тоже проходил вне конкурса.
Что хотели, то и увидели
Программа фестиваля была широка и разнообразна. В это разнообразие входил и концерт Евгения Доги в зале филармонии. Я на концерте не присутствовал, но знаю о нем со слов человека, которому могу полностью доверять. Так вот, мне рассказали, что вместо живой музыки собравшаяся публика имела счастье прослушать двухчасовую лекцию с одновременной демонстрацией видеокассеты не первой свежести. Насторожило уже первое обращение композитора к иркутянам, в котором наш зритель был назван "не избалованным". Не настолько же...
Не надо, впрочем, о грустном. Фестиваль состоялся, кто хотел что-то хорошее увидеть, тот, несомненно, это увидел. Поэтому — спасибо, приезжайте еще.

Загрузка...