Цензура действует только на центральном телевидении

Прокомментировать факт увольнения Леонида Парфенова мы попросили Семена Максимовского, аналитического обозревателя еженедельника "Пятница".

— Семен Николаевич, увольнение Парфенова и закрытие "Намедни" — это акт политической цензуры?
— Если это и так, то весьма условно. Последние несколько лет Леонид Парфенов в своей программе по отношению к первым лицам российской политики вел себя достаточно отстраненно. Эта отстраненность была выражена в очень ядовитых комментариях, которые, однако, не содержали прямой критики в адрес, скажем, Президента. Вполне возможно, "кто-то наверху" посчитал, что и это — слишком. Шеф-редактор программы "Сегодня" с Михаилом Осокиным" выразилась следующим образом: "...это квинтэссенция кремлевской глупости и пошлости". Это справедливо лишь в том случае, если решение действительно принималось в Кремле.
Что, Парфенов был настолько опасен для власти?
— Когда я говорю "глупость", то имею в виду нечто иное. Программа "Намедни" в таком виде, в котором она существовала последнее время, напротив, для современной российской власти была чрезвычайно полезна. Вот почему: в силу несомненной талантливости автора и ведущего, "Намедни" оставляла в зрителях устойчивую иллюзию того, что речь идет о серьезных вещах и что позиция Парфенова — это резко критическая позиция. По существу, этого не было. Напротив, "массовый" сюжет программы был выдержан в духе "пипл хавает". К примеру, в последней передаче отрывок в 15 минут был посвящен российскому каннибализму с кучей диких подробностей. Традицией стали и репортажи "ниже пояса". Запрещать подобную "иллюзорно оппозиционную" программу решением сверху было бы действительно неумно.
Какова же реальная причина увольнения?
— Ну кто же в условиях нашей "публичности" может назвать истинную причину? Повод, правда, известен. Закрытие программы было увязано с выдачей Парфеновым в прямой эфир (только на азиатскую часть страны) интервью с вдовой убиенного Зелимхана Яндарбиева. Александр Герасимов — один из руководителей НТВ попросил не выпускать этот материал впрямую на европейскую Россию. Парфенов потребовал письменного распоряжения о запрете. И т.д. и т.п., в общем, нашла коса на камень. Между всем прочим, ничего особо крамольного в этом интервью не было.
Ваше понимание по исчезновению "Намедни"?
— Я по этому поводу думаю вот что: Леонид Парфенов — один из лучших на нашем убогом телевидении. Это самое телевидение, особенно центральные его каналы, абсолютно подцензурно. Сколько мог, Парфенов пытался приспособиться к правилам игры, когда вроде бы что-то говоришь, а зритель должен прочитать смысл сказанного между строк. Когда его стали лишать и этой чахлой возможности, он сам и руководство канала сочли за обоюдное благо расстаться. Парфенов, конечно, не пропадет, вот только кем он может быть востребован? Только другим "центральным" каналом, где все то же самое — уныло сделанный официоз и жесткая цензура.
Вы считаете, что цензурное табу лежит на всех СМИ?
— Конечно же, нет. Цензуре, в силу технической отсталости нашей страны, достаточно подвергать только центральное ТВ. Объясню. Если человек действительно желает узнавать различные мнения по важным вопросам, ему нужно заплатить небольшие деньги, пойти в соответствующее заведение и заглянуть в Интернет. Там такого понаписано... Другое дело, что мало кому это вообще-то надо, да и лишняя сотня не всегда присутствует... Мое знакомство с образцами региональных печатных изданий показывает, что чем дальше от Москвы, тем эти издания свободнее и неподконтрольнее. Парфенов же просто давным-давно перерос планку, которая установлена на нашем ТВ. Может, ему на радио податься? "Свобода" там или ВВС?

Метки:
baikalpress_id:  44 516