Чудеса во дворе детской больницы

Святая Ксения Петербургская исцеляет маленьких иркутян

Храм Святой Ксении Петербургской находится на территории иркутской Ивано-Матренинской детской больницы. 109 лет назад часовня этой святой и детская лечебница были построены на деньги купца Ивана Ивановича Базанова и его супруги Матрены Михайловны. В наше время, заново отстроенный после разрушения большевиками, храм Святой Ксении бережно хранит свидетельства десятков иркутских семей об исцелении от недугов после молитвенного обращения к Богу и к этой святой. В апреле в храме стали мироточить две иконы — Святой Блаженной Ксении Петербургской и Святой Блаженной Матроны Московской.

Мама, я таблетку съела!
В день седьмого ноября вся семья — муж, жена, бабушка и маленькая Аленушка — выбралась на дачу, за город. После ужина папа собирался покатать малышку на санках. Пока он рубил на улице дрова, бабушка одевала Аленку, отыскивая в шкафу теплые вещи, а мама мыла посуду. Аленка копошилась у другого стола, где лежали карандаши, бумага, детские и садово-огородные книжки.
— Мама, я таблетку съела! — вдруг подошла девочка к маме и высунула язык. Маленький язык был весь в белых крошках какой-то пилюли. — Она го-о-орькая!
Девочка сморщилась и покраснела. Она явно не знала, что ей теперь с этой горечью делать.
Мама побледнела. Намочив в воде кончик полотенца, она вытерла с языка крошки таблетки и вынула маленькую частичку, которую девочка не успела проглотить. Потом, ни слова не говоря, она сунула ребенку в рот два пальца, пытаясь вызвать рвоту. Девочка закашлялась и заплакала от испуга. Ничего не вышло ни в первый раз, ни во второй.
— Что это может быть за таблетка и где она ее взяла? — спросила мама у растерявшейся бабушки.
Та, побледнев, пожала плечами. Одев внучку, бабушка взяла санки и вышла во двор. Но не прошло и пяти минут, как бабушка вернулась обратно.
— Аленка заснула! — широко открыв глаза от ужаса, тихо сказала она. — Она съела сильное снотворное, которое мне давала соседка, когда у меня была бессонница. Я от одной таблетки проспала восемнадцать часов и решила больше эти таблетки не пить. Положила таблетки в стакан и забыла про них...
Через двадцать минут трое взрослых стояли на обочине дороги, ведущей в город, и пытались остановить попутку. Как на зло, никто не останавливался. Только через полчаса безуспешных попыток остановить машину все трое сели наконец в рейсовый автобус, возивший дачников в Шелехов.
— Вы не скажете, как добраться до ближайшей больницы? — пытала шофера мать.
Перепуганный отец сидел рядом с малышкой на руках.
— Как въедем в город, выйдете и пойдете направо, там и будет больница, — спокойно ответил шофер, глядя на дорогу.
Езжайте в Ивано-Матренинскую
В больнице Аленку спешно раздели и снова попытались вызвать рвоту, но девочка, укутанная в простыни, засыпала над тазом. Ребенка унесли в реанимацию. Через пять часов заведующий отделением вызвал мать в ординаторскую. Следом вошла и бабушка.
— Видите ли, в чем дело, — начал он, не глядя в глаза женщине. — Я вот тут достал справочник. Здесь черным по белому написано: для возраста два с половиной года и веса девочки в одиннадцать килограммов смертельная доза аминазина — одна таблетка.
Мама бессильно опустилась на кушетку.
— И-и... я посоветовался с главным врачом больницы, — врач снял очки и стал протирать их платочком. — Он сказал, что у нас и так высокая смертность... А вы не наши, вы же из Иркутска. Я дам вам скорую, и она отвезет вас в Ивано-Матренинскую. Я позвоню, они вас будут ждать.
Мать порывисто встала и вышла. Отец и бабушка как тени следовали за ней. Ничего не видя, не слыша, не понимая, она вошла в реанимацию. Девочка спала. Врач, оказавшийся рядом, протянул справку:
— Вот я пишу здесь "глубокая кома", потому что не все органы девочки работают. Мозг находится в глубоком сне. Пока еще бьется сердце, пока еще дышат легкие. Почки же не работают совсем, мозг не дает сигнала к выводу жидкости. А детских катетеров у нас нет, мы не можем вывести жидкость из организма, чтобы промыть почки. У нас больница для взрослых. Езжайте в Ивано-Матренинскую, может, они чем помогут...
А где же девочка в коме?
В скорой мать держала на руках почти безжизненное тело девочки. Руки и ноги ребенка качались в такт машине, которую подбрасывало на выбоинах. Голова не держалась на ослабшей шее и тоже моталась из стороны в сторону. Мать осторожно придерживала ее руками, чувствуя, физически ощущая, как уходит жизнь из маленького тельца. Слова "глубокая кома" встали в голове как кол.
— Ивано-Матренинская, — соображала про себя мать. — Там, кажется, часовня Святой Ксении. Она моя покровительница. Она многим людям помогала. Если я грешница, то ребенок ни в чем не виноват! Святая Ксения, верни мне ребенка, сделай так, чтобы она проснулась...
По дороге в город мать вспомнила, что не крестила девочку. "Заразу там собирать в церкви, куда такую маленькую кроху понесешь в толпу?" — выговаривала свекровь на просьбы поехать вместе и покрестить ребенка.
— Святая Ксения, я ее покрещу, буду молиться, буду в церковь каждое воскресенье ходить, только помоги, не оставь! — кричала молча мать.
У дверей в токсикологию пришло неожиданное решение. "Будь что будет, но я сделаю это. Выбора у меня уже нет!" — подумала про себя мать, вынося еще теплое тело дочери из машины.
— Помоги мне ее раздеть! — тихо попросила она мужа.
Тот молча послушался и, не удивляясь, снял с ребенка все. На холодном ветру голое тело ребенка смотрелось противоестественно.
— Садистка! — крикнула медсестра, которая ехала с ними в скорой. — Таких матерей убивать надо!..
Мать, не обращая внимания на крики и словно боясь, что ребенка у нее отнимут, положила его в снег и стала сильно растирать тело девочки белым ноябрьским снегом. От лютого холода девочка неожиданно открыла глаза.
— Мама! — сказала она.
Отец, бабушка, мама не поверили своим ушам. Ребенок потянулся ручками к маме.
Когда девочку внесли в теплый холл больницы, она вдруг описалась. Глядя на огромную лужу на мраморном полу, мама устало улыбнулась:
— Ну вот и катетер не понадобился...
— А где же девочка в коме? — спросил заведующий отделением, вышедший к ним навстречу. Он смотрел на взрослых, на бодрую девочку, которая с удивлением глядела на него своими большими карими глазами. Еще раз прочитав справку, врач спросил: — Здесь сказано "глубокая кома". Они что там, пьяные все, что ли?
— Да нет, девочка была в коме, просто я ее снегом растерла, — улыбаясь как ненормальная ответила мать.
...Через два дня девочку окрестили в маленькой комнатушке, где помещалась тогда часовня Святой Ксении Петербургской.
{Справка "Пятницы"
Святая Ксения
Святая Ксения Петербургская — реальное историческое лицо. Ксения Петрова жила в Санкт-Петербурге в XVIII—XIX веках, была замужем за придворным певчим Андреем Федоровичем Петровым. После смерти мужа она осталась вдовой. Детей у Петровых не было. Сорок пять лет несла Ксения Блаженная подвиг юродства. Современники считали ее сумасшедшей.
Святая Ксения при жизни совершила множество чудес, но гораздо больше помощи она оказала людям по своей смерти. Горячая и искренняя молитва к святой Ксении никогда не оставалась без ответа. Зная о таком даре радения за людей, страждущие брали землю с могилки святой Блаженной Ксении, чтобы иметь при себе хоть что-то вещественное от любимой святой. Служители Смоленского храма вынуждены были поставить над могилой мраморный саркофаг, чтобы могила не оказалась разоренной. Теперь в Петербурге над могилой святой Блаженной Ксении Петербургской высится часовня, все стены которой снаружи исписаны благодарностями за скорую помощь в бедах и горестях человеческих.
}
Случаи исцелений
6 декабря 1997 года. В Иркутске II самолет "Руслан" упал на детский дом. Дети получили ожоги различной степени тяжести. По рассказам служителей храма, "батюшка Андрей всех нас поставил на колени, чтобы молились о спасении сирот. По 40 минут длились ежедневные молебны об исцелении. Батюшка Андрей окроплял болящих святой водой. Были крещеные дети с сильнейшими ожогами, спасти которых у врачей не было никакой надежды. Мы молились за них, и они все выжили! К сожалению, многие некрещеные дети, за которых мы тоже молились, не выжили. Наблюдая спасение тяжелейших детей, заведующий отделением не уставал повторять одно: "Это чудо!" Когда последний ребенок был выписан из больницы, этот врач принял Таинство крещения. Потом крестилась вся его семья.
31 марта 2003 года. Татьяна Викторовна Тропина из поселка Большая Речка поступила в больницу с маленьким ребенком. Состояние его было таким, что он даже не мог сидеть у мамы на руках. Татьяна Викторовна принесла ребенка в храм на причастие. Батюшка причастил ребенка, и буквально на следующий день ребенок был выписан из больницы.
21 января 2004 года. Маленькому Родиону Язовскому (род. 7 февр. 2003 г.) сделали в поликлинике вторую прививку от дифтерии и полиомиелита. Ребенок поступил в реанимацию с температурой сорок и с диагнозом "поствакционный энцефалит". Ребенок был некрещеным. Батюшка Александр из храма Святой Ксении Петербургской окрестил ребенка и причастил его. Прихожане храма обзвонили все иркутские церкви и монастыри с просьбой молиться о болящем младенце.
На другой день мама ребенка и все врачи наблюдали настоящее чудо: температура упала до нормальной, рвота прекратилась, ребенок пошел на поправку. Через двенадцать дней его и маму выписали. Теперь вся семья Язовских — прихожане храма Святой Блаженной Ксении Петербургской.
Одно из последних по времени чудес также отмечено в журнале храма: "17 апреля 2004 года на вечерней службе стала мироточить икона Святой Блаженной Матроны Московской"...
О чем свидетельствуют все эти чудеса, происходящие в центре Иркутска, в одном из городских храмов? О том, что Господь не оставляет нас с вами. К сожалению, мы прибегаем к Богу только в минуту крайней опасности. Но не зря святые угодники Божии называются скорыми помощниками: часто они помогают даже в тех случаях, когда скорая уже не в силах нам помочь.

Метки:
baikalpress_id:  27 221