Их бомбят, а они грибы собирают!

На действующем полигоне сельские жители собирают ягоды, грибы и охотятся

Жители Качугского района — деревень Зуево, Манзурка, Аргун — имеют гораздо больше оснований переполняться патриотическим духом и гордостью за родную армию, чем, скажем, жители Шелехова, живущие рядом с военной частью в Чистых Ключах. А все потому, что из-за непосредственной близости к самому настоящему действующему авиационному полигону им волей-неволей приходится регулярно слушать отголоски разрывов тяжелых авиационных бомб.
Более того, гражданское население активно этим предметом гордости пользуется — проникают на полигон с целью сбора металлолома, охоты и заготовки круглого леса и дров, чем доставляют командованию полигона немало хлопот. Корреспондентская группа нашего еженедельника решила посмотреть, как это выглядит на деле.

Так там самая охота!
Зуево находится примерно в двадцати километрах от районного центра. Это небольшая деревенька дворов в двадцать, с тремя магазинами и заброшенными деревянными фермами. Стоящий у ворот трактор — олицетворение личного транспорта. Людей на улице нет, зато у магазина — целая кучка обсуждающих что-то соседей. Наша машина некоторое время петляет по улицам в поисках дороги к обслуживающей полигон военной части. Наконец нас выручают те самые посетители магазина.
Оказывается, часть, сопровождающая полигон, вовсе не затеряна в лесной глуши, а прячется за банальным сельским забором едва ли не в центре деревни.
— И что, как у вас отношения с военными?
— Самые что ни на есть хорошие. Почти половина деревни давно с ними контракты заключила, работает там. Они сами давно уже почти на полном самообслуживании — свиней, гусей себе завели. Отстраиваются заново. Леса-то кругом полно, вот и заготавливают себе и строятся. Казарму новую доделывают, баньку с нашей помощью построили по всем правилам. Сельские им и готовят, и строят, и помогают живность содержать.
— Большой гарнизон?
— Да куда там? Человек десять-пятнадцать.
— Жалуются, что местные на полигон все время забредают.
— Забредаем, бывает. Там, как нарочно, самая охота. У нас здесь каждый первый охотник. Лес там хороший, ягоды растут. Ходим в основном пешком, через лес, потому что заехать туда невозможно — там даже подобия дороги нет. Ну если только за дровами да на тракторе.
— А что, в самом деле за ягодами обязательно на полигон ходить?
— Да не обязательно. Просто там, кроме предупреждающих табличек, никаких больше ограничений нет, ограждения на такую огромную площадь не поставишь, вот люди и забредают.
А вот продавец магазина с такой логикой не согласилась.
— Ой, да вы что, больно мне надо ходить за ягодой туда, где бомбы на голову сыплются! А вдруг у них учения начнутся как раз тогда, когда я там эти самые ягоды буду собирать? Или на целую бомбу наступлю?
— На вас полигон такое впечатление производит...
— Конечно. Боевые самолеты прекрасно видно и слышно, когда они над нами летают. И когда бомбят — тоже. Правда, не сильно, скорее отголоски взрывов. Вот в соседней бурятской деревне гораздо слышнее — они к полигону ближе. Вы лучше военных расспросите, они вас еще больше напугают, — улыбнулась нам продавщица.
Народ у нас рискованный, но понятливый
За ворота части нам проникнуть не удалось. Правда, неудача эта скорее формальная, поскольку забор части за многие годы уцелел далеко не полностью. Однако ворота были весьма недвусмысленно заперты, и нам только удалось немного "поболтать" с приветливыми местными служаками.
Полигон и в самом деле является действующим. Здесь производятся боевые бомбометания с самолетов авиации дальнего действия. При поражении целей используются бомбы весом до 500 килограммов. На территории в 22 тысячи гектаров (!) запросто могут находиться неразорвавшиеся бомбы, которые, само собой, всегда могут неожиданно взорваться.
Роль обжившихся здесь военных, среди которых срочники со всей России, сводится к тому, чтобы отыскивать редкие неразорвавшиеся бомбы, регулярно очищать полигон от осколков разорвавшихся и от остатков целей, по которым жахают летчики дальней авиации.
Как раз в день нашего приезда почти весь состав находился на чистке полигона. Цели для летчиков изготавливают прямо здесь, на территории части, из досок. Чаще всего это деревянные самолеты в натуральную величину. Чтобы изготавливать такие "игрушки", в гарнизоне есть своя пилорама, которая, кстати, заодно используется и для строительства казармы и уже пригодилась для красивой баньки в современном стиле, которую видно прямо от ворот.
Хлопоты с местным населением, пробирающимся на полигон, военные решают профилактическими беседами.
— Народ у нас понятливый, по многу раз говорить не приходится. Мы всем рассказываем историю, произошедшую в Саратовской области. Там на полигоне двое гражданских взорвались вместе с бомбой, которую им очень захотелось потрогать. Огородить весь полигон невозможно, поэтому мы зашиповали все подъездные пути. Шипы — это такие металлические основания с наваренными на них острыми кусочками железа. Проехать по ним может только танк.
Кстати, кроме военных обязанностей у служак хватает и гражданских. За весь прошлый год они двенадцать раз подменяли качугских пожарных, чем спасли не один дом в местных поселках. Если б не военные, пожарные Качуга приезжали бы уже только к пепелищу. Если где чья техника застряла — гарнизонный вездеход идет в дело. Два раза на базе части проводились сборы молодежи призывного возраста, которым давались уроки мужества. Кроме того, военные дали возможность зарабатывать деньги многим местным жителям, оставшимся без работы.
Даже и не пытайтесь
Наше святое желание посмотреть, как выглядят предупреждения на границе полигона и зашипованные дороги, было встречено со скепсисом.
— Вы там просто не проедете. Пробраться туда можно только на вездеходе. Отсюда до полигона восемнадцать километров. Мы на своем вездеходе эти километры преодолеваем больше часа. Летом там местность болотистая, зимой снег по пояс. Даже и не пытайтесь, машину только испортите.
Но мы все же попытались. Однако еще до того, как добрались до первого зашипованного места, прочно засели. Не в грязи, нет — в кочках и перемолотых вездеходом кусках земли. Водитель немного поупорствовал, но потом все же передумал — машины у нас на дороге не валяются. Еле выкарабкались и отправились назад, преисполненные гордости за не до конца еще вымершую дальнюю авиацию.

Метки:
baikalpress_id:  27 222
Загрузка...