Смерть Кадырова

Ахмат-Хаджи Кадыров был убит 9 мая 2004 года на грозненском стадионе "Динамо" во время празднования Дня Победы. Смерть достала чеченского президента с четырнадцатой(!) попытки. Сколько всего человек погибло при взрыве, понять невозможно: в разных источниках приводятся цифры от 8 до 70. Известно, что кроме президента скончался председатель Госсовета Хусейн Исаев, очень тяжело ранен командующий ОГВ на Северном Кавказе Валерий Баранов. "Административный ресурс", оказывается, не всегда является абсолютным благом для человека, которого Москва уверенно и мощно ведет к поставленной цели.
Так, широко использованный при выборах в 2003 году в Чечне, он привел Кадырова к безусловной победе, а затем — к гибели. Совершенно не хочется заниматься официозной риторикой в стиле "погиб человек, олицетворяющий...". Этого добра и по телевизору навалом. Ахмад Кадыров сделал свой выбор. Он решил, что московская власть будет все же надежней и справедливей, нежели туманные поползновения арабских отморозков на создание Кавказского шариатского государства. Он перешел на сторону Путина из лагеря, в котором давно уже не было ни единого командования, ни единой цели борьбы: упертые ваххабиты вперемешку с наемными киллерами и околпаченными селянами вряд ли могут всерьез считаться лицом народного сопротивления.
Немедленное заявление Масхадова
Аслан Масхадов, представленный в качестве президента Чеченской республики Ичкерия, 10 мая опубликовал свое "заявление" на сайте Chechenpress. В документе достаточно много риторики, представленной в выражениях: "оккупанты и ненавистные чеченскому народу национал-предатели", осуждения "любых форм терроризма, независимо от его идеологической подоплеки, в том числе бессудных казней, похищения людей, захвата заложников по политическим мотивам и политические убийства". Все это откровенное и бесстыжее словоблудие в первую очередь, вероятно, должно дистанцировать собственно Масхадова от участия в подготовке и осуществлении убийства Кадырова.
Нельзя же в самом деле полагать, что человек, возглавляющий часть боевых формирований, которые финансируются из ведомых и неведомых центров антироссийского терроризма, на полном серьезе может осуждать эти самые "любые формы террора". Пускай Масхадов и не самый одиозный персонаж из чеченской зеленки, но существовать ему и его людям позволяют именно оплачиваемые акции исключительно террористического характера.
{Грешно "выражать сочувствие родным и близким невинных людей", одновременно отправляя своих бойцов закладывать фугасы и рулить заряженными КамАЗами.}
Не менее странным выглядит пассаж о "национал-предателях". Вообще, трясти воздух подобными выражениями было характерно в ушедшую эпоху глобального идеологического противостояния. Сегодня, если говорить по существу, присутствие России в Чечне непреложно, и его там не будет только в одном случае: в случае исчезновения самой России. Соответствующая перспектива, несмотря на прогнозы ЦРУ, все-таки сомнительна.
Таким образом, Россия на Кавказе может быть представлена лишь в двух ипостасях — либо в качестве группы войск, ощетиненных спецназом, либо в виде бизнес-структур, худо-бедно поднимающих чеченскую экономику. Третьего варианта не существует. Исходя из этого простого посыла, покойного Ахмада Кадырова можно было считать кем угодно, но только не "национал-предателем". Потому что его деятельность в любом случае была направлена именно на поступательную трансформацию российского присутствия из разрушающего в созидательное.
С другой стороны, при подобном раскладе действия Масхадова, Закаева, Басаева и т.п., направленные на продолжение бессмысленного и губительного сопротивления неизбежному, фактически ставят под вопрос само существование чеченского народа. Не стоит сейчас рассуждать о том, в своем ли праве Москва или нет, надо думать, как сохранить генофонд своего этноса.
Допускаю, что люди пошиба Шамиля Басаева просто не мыслят своего существования вне вооруженных формирований, воюющих не за что-то конкретно, а просто по определению: в конце концов, абреки — это неотъемлемая часть кавказского менталитета. Вот только превращение из романтических разбойников в убийц детей и женщин не способствует созданию ореола возвышенного благородства, не говоря уже о бизнесе на всех этих кровавых делах.
Масхадов и Закаев на абреков не похожи и должны осознавать, что беготня по лесам одного и вальяжное вещание из Лондона второго ведут к исчезновению чеченцев как национального феномена. Назвав убитого Кадырова предателем, Аслан Масхадов здорово подставился: в соответствии с фактами, поставив свои личные интересы впереди насущных нужд своего народа, он самого себя безнадежно загнал именно в эту категорию.
Версия Масхадова
Стоит ли говорить, что у Аслана Масхадова просто не могло не появиться собственной версии гибели Кадырова. Цитирую: "Мы имеем все основания подозревать, что этот теракт организован спецслужбами оккупантов, чтобы ликвидировать марионеточное правительство, исчерпавшее ресурсы псевдополитического процесса, декларируемого российским руководством мировому сообществу".
Настолько лихо закручено, что кажется — писано скорее в Лондоне, нежели в чеченском лесу. Не питая решительно никаких иллюзий по поводу морально-этических принципов российских спецслужб, равно как и подобных служб всего остального мира, рискну все же предположить, что в данном случае они ни при чем. То есть, разумеется, они в теме, в том смысле, что не могут организовать соответствующую охрану даже первому лицу столь высокого ранга, но вот Кадырова не убивали.
Подобное предположение имеет право на существование исключительно при условии признания факта существования внутри российских спецслужб мощного эшелонированного заговора против верховной власти.
Потому что смерть Кадырова — это ощутимый удар по принципиальным аспектам деятельности российского руководства на Кавказе. В первую очередь, следует помнить, что даже если поделить результаты президентских выборов в Чечне надвое, то поддержка Кадырова большинством населения была очевидна. Более того, совершенно ясно, что в его лице чеченцы признали Путина как единственно возможного гаранта своего выживания.
Это подтвердилось и на общероссийских выборах нынешнего года, даже если и их результаты поделить надвое. Поэтому не было решительно никакого резона для российского руководства в ликвидации Ахмада Кадырова. Тем более что он не декларативно, а фактически проводил политику Кремля на территории республики. Методы проведения этой политики были далеки от идеальных в понимании этого вопроса "международной общественностью", однако приносили неоспоримые результаты: определенно понизился градус противостояния, были захвачены и ликвидированы признанные лидеры наемников и "принципиальных абреков".
{Так что убит Кадыров был, вне всякого сомнения, по заказу руководителей антироссийского террора, в полной мере ощутивших его опасность в деле укрепления позиций России в регионе.}
Взрыв
"Взрывное устройство было заложено в бетонные конструкции во время реконструкции стадиона "Динамо" — это слова и.о. министра внутренних дел Чечни Алу Алханова. Он же сообщил, что работы на стадионе были завершены лишь накануне праздника. Кому мог доверить проверку места действия начальник личной охраны президента, его сын Рамзан Кадыров? Только человеку и специалисту из ближайшего круга, вероятнее всего, из своего тейпа. Покушение на Ахмада-Хаджи "репетировалось" на "Динамо" дважды (2001 и 2002 годы), поэтому бдительность охраны президента 9 мая была, разумеется, повышенной.
Исходя из этого, несложно понять, что смонтировать взрывное устройство непосредственно под трибуной Кадырова, да еще и оснастить его проводами для приведения в действие мог только субъект, непосредственно занятый мероприятиями по безопасности.
Ох, не зря Рамзан Кадыров в тренировочном костюме оказался в Кремле уже через несколько часов после гибели отца. Он лучше других понимал, что бомба доставлена кем-то из своих, и его месть по горячим следам могла элементарно без всякого разбору уничтожить большую часть своего собственного штата. И не только его. Данное мероприятие, несомненно, присутствует в ближайшей перспективе, однако проводиться оно будет уже не с размаху от плеча, а на основании какого-никакого анализа. Теперь известно, что Кадыров-младший назначен первым вице-премьером республики, обязанности главы Чечни временно станет исполнять Сергей Абрамов — нынешний премьер-министр. До выборов.
Что дальше?
Так называется статья М.Виситаева, тоже опубликованная на Chechenpress. Понятно, что информационная война в том же Интернете — важная и неотъемлемая составляющая боевых действий. Сhechenpress, равно как и все каналы российского телевидения, представляет собой официальный источник пропаганды, естественно освещающий военные события с противоположной стороны.
Так вот, насколько убог и односторонне выстроен формат российского официоза, настолько же предвзята и зашорена "чеченская" пропаганда. Если кремлевская информация делает упор на установлении в Чечне тиши и глади (что полностью опровергается событиями 9 мая), то все материалы "вражеского" сайта априори построены на факте 100-процентной поддержки чеченским народом антироссийского террора.
Разумеется, и первое, и второе — полная чушь. И если система вещания российских каналов обусловлена существующей на них цензурой и не в последнюю очередь "синдромом мокрых штанов", то агентство Чеченпресс и подобные ему издания отрабатывают немалые деньги, которые, будучи получены за исполнение все тех же терактов, мало способствуют непредвзятому освещению порядка событий.
Истина, как обычно, где-то посередине. Коротко говоря, на вопрос "Что дальше?" агентство дает маловразумительный ответ в том смысле, что "оккупанты будут изгнаны, а все предатели казнены". Опять дешевая риторика.
{На самом деле дальше надо думать, кто в состоянии полноценно заменить покойного Кадырова. Все сколько-нибудь значимые чеченцы прочно обосновались в Москве и попросту толком не знают, чем жив их народ.}
Думаю, на предстоящих выборах основной будет кандидатура Рамзана Кадырова. Единственное препятствие его избранию — достаточно молодой возраст, что по чеченским порядкам является качеством сугубо отрицательным. Да и по конституции Чечни президенту должно быть не менее 30 лет (Кадырову — 27).
С другой стороны, Кадыров-младший сегодня — единственный человек, в руках которого сосредоточена реальная сила (несколько тысяч вооруженных бойцов), и только он в состоянии подтвердить гарантии перешедшим на сторону Москвы боевикам. Эти гарантии, как известно, были получены от Ахмата Кадырова и до последнего времени соблюдались. Именно для того чтобы не нарушить выполнения данных обязательств, Рамзан и был срочно выдернут в Москву — ясно, что его отца убил кто-то из переметнувшихся и горячечные разборки могли попросту расколоть боевые порядки "государственных" чеченцев.
Самое нехорошее, что сейчас может начаться на территории Чечни, — это никем неконтролируемое перераспределение властных полномочий. Если в Кремле посчитают, что Рамзан Кадыров не в состоянии будет управиться с республикой, то возможно введение прямого президентского правления. Это будет очевидный провал чеченской политики — столько сил и средств было затрачено на конституцию Чечни, референдум, вообще на выстраивание "местной вертикали".
Однако время дорого, до выборов (вероятно, сентябрь 2004-го) еще очень далеко. Промедление в назначении нового чеченского главы грозит отбросить российскую политику ко времени начала второй чеченской — в эпоху хаоса, массовых зачисток и не менее массовых жертв среди мирного населения. На выборах, как и в прошлом году, могут возникнуть кандидатуры Асламбека Аслаханова и Майлика Сайдулаева. Тогда Москва вывела обоих претендентов из игры. Более предметным представляется все же изменение конституции республики под Кадырова-младшего.
Еще год назад мое отношение к личности Ахмада Кадырова было сугубо негативным, за прошедшее время удалось понять, что в выборе Кремлем именно его персоны было гораздо больше положительных моментов, нежели могло показаться вначале. Кадыров очевидно вырос в настоящего политика, и он действительно боролся за свой народ. За три дня до гибели он говорил, что смертный приговор, вынесенный ему Масхадовым, остается в силе. Он был готов к смерти.

Загрузка...