Мой адрес — Третья Огородная стрит

Жителям Иркутска не все равно, на какой улице они живут

В прошлом номере "Пятницы" мы рассказывали нашим читателям о работе иркутской комиссии по топонимике. Речь шла о вопросе переименования улиц Иркутска. Специалисты, которые входят в состав этой комиссии, не могут договориться — нужно возвращать городу старые названия или нет, если да, то какие. В публикации также были задеты насущные вопросы — стоимость всех этих мероприятий, удобство/неудобство переименования для жителей.
Продолжая эту важную тему, корреспондент "Пятницы" обратился к Людмиле Рябовой — нашему эксперту в вопросах русского языка. Людмила Генриховна, кандидат филологических наук, зав. кафедрой гуманитарных дисциплин Российской академии правосудия, как раз недавно получила приглашение войти в состав комиссии по топонимике. Добавим к этому, что в течение 15 лет Людмила Генриховна исследует названия улиц с точки зрения лингвистики.

Улицы — это те же слова
Людмила Генриховна, какое отношение имеет лингвистика к названиям улиц?
— Есть слова, которые в нашем языке почти не осознаются как слова. Это имена собственные. Они мало изучаются в школьном курсе русского языка, выпадают из толковых и орфографических словарей. Интересно, что кроме этого они выпадают из сознания людей, которые имеют отношение к процессу названия улиц. Тех же самых градоначальников или должностных лиц. И улицы традиционно осознаются только историками — меняются эпохи, меняются названия. Была Иерусалимская улица, стала Советская. За этим стояли политические события и так далее. Поэтому про улицы вообще не думают, что это слова, лингвистические единицы.
И эти слова можно исследовать?
— Совершенно верно. Мне задают такие вопросы: а что можно изучать в "улице Ленина"? А все можно изучать! Почему улицу так назвали, легко ли она произносится, волнует ли горожан ее значение, можно изучать это с точки зрения прагматики. Вот отгадайте загадку: в какой части города, в котором вы никогда не бывали, находится улица Ленина?
В центре.
— В центре. Но бывают города, где улица Ленина по-нашему находится в Ново-Ленино. Например, в Ростове. Там специфика своя, в центре у них Ворошиловская, Буденновская... Поэтому факт, что в иркутской комиссии по топонимике нет лингвиста, потрясающий и интересный. Это говорит о нашем сознании, о том, как мы воспринимаем слова.
Это характерно только для Иркутска?
— Нет. Есть наука топонимика, которая изучает названия мест, в первую очередь крупных объектов — городов, рек, местностей. А городской микротопонимикой, изучающей улицы, ориентиры, вообще занимаются крайне мало.
Жителям не все равно
Давайте проанализируем Иркутск с точки зрения названий его улиц...
— Давайте. Иркутск, особенно его центральная часть, производит впечатление бунтарского города. Посмотрите, какие названия — Марата, Фурье, Степана Разина, Желябова. Как будто стихию пустили в город. И кажется — а ведь не зря сюда ссылали людей! Но в то же время есть и однообразие. Посмотрите, сколько улиц носит фамилии людей. И кстати, жителям не все равно.
Например?
— Например, жительница улицы Грязнова в процессе нашего исследования высказалась так: "Мало того, что это улица Грязного, так еще и не знаешь, в честь кого ее так назвали..." Или была улица Приморская, которую переименовали в Безбокова. Иркутянка, живущая на этой улице, сказала такую пронзительную вещь: "Раньше эта улица была у моря, Приморская. А теперь стала Безбокова. Какая-то безбокая, однобокая...".
А довольные люди есть?
— Есть. Жительница Байкальской улицы сказала: "У меня есть друзья за границей, и, когда я пишу им письма, мне приятно написать "улица Байкальская". Сразу понятно — рядом у нас Байкал. Такое вот у нас место". Байкальская — вообще идеальное название этой улицы.
Почему?
— Это редкий пример, когда название верно определяет ориентир и благозвучно. Вообще названия улиц раньше служили ориентирами. Например, стоял дом купца Трапезникова или Баснина. Большой, красивый дом. Он и служил ориентиром, и улица называлась Трапезниковская или Баснинская. Или улица, ведущая к храму, носила название храма — Преображенская или Троицкая. Были еще природные ориентиры — Болотная улица, Кладбищенская, Подгорная, Луговая... Позже город начал разрастаться, природные ориентиры исчерпались, и названия стали символическими — Лермонтовская улица, Пушкинская. Обратите внимание на грамматическую конструкцию этих названий. Она возникает из вопроса: "Какая улица?" После революции на карту города стали переноситься идеологические ориентиры, и появились "улицы кого" — Желябова, Софьи Перовской, Пушкина, Лермонтова.
Будущее — за микрорайонами
— В Иркутске вообще, если посмотреть, много улиц и переулков, а вот проспектов, бульваров мало. Хотя, если обратиться к истории, Карла Маркса раньше называлась Большая Першпективная, то есть вполне могла быть проспектом, а стала улицей.
Но проспекты и бульвары что-то значат?
— Конечно! Проспект — это большая, просматриваемая насквозь улица. Есть у нас проспект Жукова в Солнечном, он соответствует названию. Но их могло быть и больше. Или что такое бульвар? Это улица в виде аллеи. У нас на бульваре Постышева есть аллеи? Нет. А на бульваре Рябикова? Вот бульвар Гагарина — настоящий, но он в то же время набережная. Лермонтова могла бы быть бульваром.
Выходит, когда вокруг только улицы и переулки, город кажется скучноватым?
— Наверное, можно рассуждать и так, но я приведу еще один пример. Спросили девушку, на какой улице она живет, а она смутилась: "Я живу в Юбилейном, у нас нет улиц. И так мне иногда бывает неудобно отвечать на этот вопрос".
Выходит, исчезает культура названий улиц?
— Можно и так сказать. Город растет, строятся микрорайоны, в которых нет улиц. И мы видим, что людям этого не хватает! Посмотрите, в Иркутске граница эпох пролегла в районе Лисихи, Байкальского и Солнечного. Лисиха и Байкальский — микрорайоны, но внутри них есть улицы, а в Солнечном этого уже нет.
Значит, будущее за названиями микрорайонов?
— Получается, что да. Кстати, строители, которые возводят жилые кварталы, не с бухты-барахты придумывают им названия. Это тоже сигнал, стимул для покупателей квартир. Где они хотят жить? В микрорайоне Сосновый Бор или Привокзальном?
ставьте улицы в покое
Вас пригласили в комиссию по топонимике...
— Чему я очень рада. Мне кажется, что улицы нужно оставить в покое хотя бы еще на какое-то время. У меня есть позиция, которую я собираюсь отстаивать. К вопросу переименований нужно подходить очень осторожно. Над этим нужно думать с нескольких сторон — лингвистической, исторической, социальной, финансовой и так далее. Прежде чем выносить решение, должна быть проведена комплексная экспертиза.
У нас есть еще такая активная часть населения, как ветераны, которые постоянно просят дать улице имя какого-нибудь героя.
— Да, ветераны просят дать улицам имена всех Героев Советского Союза. Память об этих людях достойна уважения, но можно обойтись другими средствами — мемориальные доски, например, установить. Или дать серию публикаций в газетах. Важно не превратить городские улицы в удовлетворение чьих-то интересов. Нельзя смешивать свои пристрастия и объективное развитие жизни слова.
Людмила Генриховна, скажите, а вам от всего этого какая польза?
— Ну, во-первых, я удовлетворяю свои исследовательский интерес, а во-вторых, есть у меня дело всей моей жизни — создание энциклопедического справочника по улицам Иркутска. Это не просто схема с указанием, как и куда проехать, а сведения об улицах города, исторические справки, анекдоты, варианты произношений и отношение людей к этим улицам. Вот поэтому мы исследуем уже 15 лет этот вопрос и будем продолжать это делать.

Метки:
baikalpress_id:  27 268