Женщине на войне крайне неудобно

Радистка боевого самолета раскрывает секреты личной жизни во время войны

Воспоминаниями о своей военной жизни поделилась с журналистом "Пятницы" бывшая радистка военного самолета, иркутянка Клавдия Турушева. Клавдия Капитоновна Турушева родилась на станции Тарбагатай Читинской области в 1926 году. Ее отец Капитон Иович Турушев был военным, поэтому семья из 10 человек (родители, 4 сына и 4 дочери) неоднократно меняла место жительства — Боханский район, Усть-Орда, село Олонки — Иркутский сельский район.

Олимпиада отменяется. Война
Клава закончила 7-й класс в Усть-Орде, когда страну поразило страшное известие о начале войны с фашистской Германией.
В этот день, 22 июня 1941 года, школа готовилась к участию в олимпиаде. На этом, как говорит Клавдия Капитоновна, закончилось ее детство.
Уже тогда молоденькая девочка Клава хотела стать летчицей:
— У меня была мечта — стать летчицей! Не знаю, почему, я ведь тогда и на самолете никогда не летала, но мечта была.
На пути к мечте
В 1942 году Клавдия уехала от родителей в Иркутск и вступила в комсомол. А в 1944-м, за три месяца до окончания школы, ее направили на курсы радиооператоров при 302-м учебно-тренировочном отряде Восточно-Сибирского управления гражданской авиации — это был первый шаг к осуществлению мечты.
Девушка прошла 3-месячное обучение и была командирована в распоряжение управления кадров Министерства гражданской авиации в Москву.
Присяга на верность
После распределения Клавдия попала во 2-ю эскадрилью 3-го авиационно-транспортного Вилимского полка 1-й авиационно-транспортной дивизии Гражданского воздушного флота СССР. Все названия и регалии людей, с которыми молодой девушке пришлось столкнуться во время войны, Клавдия Капитоновна помнит до сих пор.
6 июля 1944 года Клавдия приняла военную присягу на верность социалистической родине.
Азбука Морзе — надолго
Функцией Клавдии на самолете было осуществление связи с землей. Девушка принимала сообщения со скоростью 100 знаков в минуту. Как говорит Клавдия Капитоновна, очень долго после войны, читая фразы на афишах, транспарантах, в голове раздавались соответствующие звуки азбуки Морзе. Привычка прошла через несколько лет после победы.
В самолете над Европой
Свой первый полет Клавдия вспоминает с особой гордостью. Ей посчастливилось попасть под командование летчика-партизана Героя Советского Союза Таран Так Таковича.
Позже Клавдию перевели под командование Баграмяна. В экипаж машины входили пять человек (летчик, второй пилот, штурман, бортмеханик и радист). Подъем в 5 утра, завтрак, и в небо на 12 часов — подвозили к линии фронта боеприпасы, продовольствие, забирали раненых, сбрасывали десант в тыл врага...
Попадали и под обстрелы, но судьба миловала — ни одного ранения.
Любовь на войне
О личных симпатиях Клавдия Капитоновна рассказывает спокойно и откровенно. До войны нравился мальчик, но это был 7-й класс, и ни о какой дружбе и речи быть не могло.
Когда поехала в Москву после курсов, в поезде познакомилась с Генкой Калининым, молодым штурманом из Красноярска. Обменяться новыми адресами не удалось — не было их (адресов).
— Так мы и расстались. Никаких поцелуев! Что ты! Тогда такого вообще не было. Он был симпатичен мне, но позже мне очень понравился другой парень — командир корабля, разведчик Володя Стаценко. Очень скромный, выдержанный, подтянутый, культурный... А Генка — рубаха-парень.
Встретились мы с Геной через год, абсолютно случайно. Я была в Германии, в Градеунсе — операция Багратион. Просыпаемся утром 9 мая — шум, крики, грохот. Я испугалась, думаю, все, конец — немцы громят. А оказалось — это люди радуются победе!
В честь Дня Победа был устроен праздничный ужин. Сидим за столом, а мне другая радистка говорит: "Посмотри, там какой-то парень глаз от тебя не отводит". Я обернулась — а это Гена! Он мне сразу и сказал: мы должны пожениться. Как пожениться? Нет. В общем, я отказала, хотя командир нашего экипажа поддержал идею Калинина и уже меня просватал.
Когда мы расставались в тот вечер, Гена подарил мне свою фотографию с подписью: "Это тот, который ждет целый год". А потом, через пару лет, я узнала, что Гена погиб. Отправила ему в Красноярск открытку с днем рождения, а ответ пришел от его друга: Гена пошел на охоту и случайно выстрелил в себя... Вот так нелепо — войну прошел, а в мирное время погиб от пули.
Что же касается Володи, то с ним переписывались, а потом он женился в своем родном городе — все закономерно.
Клавдия Капитоновна говорит, что за всю свою долгую жизнь так никогда и не полюбила по-настоящему, о чем немного грустит.
Летчики не приставали
По словам Клавдии Капитоновны, за все время ее пребывания на фронте ни один мужчина не позволил себе приставать к ней, говорит, что не до этого всем было.
— Случалось разное: и на нарах спали бок о бок, и в одной бане мылись, и сутками рядом были, но никогда у меня не было опасений на этот счет.
На вопрос, было ли страшно на войне, Клавдия Капитоновна ответила, что было, но гораздо хуже то, что женщине на войне крайне неудобно. Все эти неудобства тяготили гораздо больше, чем страх.
"Этого никогда себе не прощу"
Одна мысль мучает Клавдию Капитоновну до сих пор. Их самолет перевозил раненых из Бреслау, и командир попросил ее подкурить сигарету для одного из них. Клавдия подошла к мужчине, голова которого вместе с лицом перевязана. Подала папиросу:
— Откуда ты?
— Иркутский.
Клавдия обрадовалась встрече с земляком настолько, что забыла спросить адрес и имя.
— А вдруг он не выжил, не доехал до дома? Я бы к родственникам сходила, рассказала, что видела его, — такие новости очень важны для близких. Но тогда я об этом не подумала. До сих пор не могу простить себе этого.
После войны
После демобилизации девушка вернулась в Иркутск. Здесь вышла замуж, окончила пединститут, родила дочь и сына.
Клавдия Капитоновна до сих пор работает в городском совете ветеранов. 9 Мая встречается с друзьями, но никого из тех, с кем воевала, после демобилизации не встречала, хотя, конечно же, очень хотелось бы.

Метки:
baikalpress_id:  1 144