Даешь суд над подростками!

За прошедший год в Иркутской области на подростков было заведено больше тысячи уголовных дел. Чтобы как-то стабилизировать ситуацию, власти планируют создать ювенальный суд, который будет специализироваться на несовершеннолетних.

Чем такой суд отличается от обычного?
Особенность ювенального суда заключается в следующем. Во-первых, судить им будут только подростков от 14 до 18 лет. То есть тех, кто попадает под уголовную ответственность, но еще не может считаться взрослым. Во-вторых, на таких судах будут беречь психику подсудимых: например, на окнах не будет решеток, а судьи не будут облачены в мантию. Возможно даже, что в комнатах судебных заседаний будут стоять аквариумы и цветы в горшочках.
Но главной особенностью ювенального суда будет даже не это. В состав суда будет введена новая штатная единица — социальный работник. Именно эта фигура будет ключевой.
Не наказать, а научить
За 2003 год по области в отношении несовершеннолетних было заведено 2058 дел, из них 1781 — особо тяжкие, то есть убийства, грабежи, кражи. Повторно к уголовной ответственности, в период исправительного срока, привлекались 295 подростков. И хотя данные статистики впечатляют, это не самые высокие показатели в стране.
С подростками и сейчас ведется определенная работа. Есть у нас центры временной изоляции несовершеннолетних, куда помещают детей до 14 лет, которых подбирают на улицах и в подвалах. Есть комиссия по делам несовершеннолетних, подразделение по преступности несовершеннолетних при МВД, различные социальные службы. Но дело в том, что все они работают по отдельности, не контактируя друг с другом.
Ювенальный суд будет являться связующим звеном между всеми организациями, которые работают с подростками. Именно так власти думают помочь исправиться тем, кто на это способен. Ведь главная задача — не просто наказать ребенка, но и поставить его на путь исправления.
Учиться придется на своем опыте
Первый ювенальный суд в России открылся три года назад в Таганроге (Ростовская область). В марте этого года представители Иркутского областного суда ездили туда, чтобы набраться опыта. Как рассказывает Галина Молокова, председатель судебной коллегии по делам несовершеннолетних, также побывавшая в Таганроге, под ювенальный суд там полностью отдано большое трехэтажное здание. В нем работают специализированные судьи как по уголовным, так и по гражданским делам.
У каждого ювенального судьи есть свой социальный работник — принципиально новая должность. Социальные работники составляют карту социального сопровождения на подростка, куда вносятся все его данные — кем воспитывался, с кем живет, с кем общается. Встречаются с родителями, если такое возможно. Если подсудимый учится, то с его классным руководителям. Потом эта карта приобщается к материалам дела, и судья ее исследует.
— Когда видишь подростка первый раз, не всегда по внешнему виду можно сделать правильный вывод о нем самом и о мотиве, побудившем его совершить преступление, — говорит Галина Молокова.
Например, подросток живет в неблагополучной семье, где родители пьянствуют, и ему нечем питаться. У него нет даже элементарного — обуви. И он похитил у соседки ботинки и продукты питания. Такому подростку, считают юристы, надо дать шанс.
С другой стороны, если социальный работник узнает, что у ребенка было все, от еды до одежды, и он пошел грабить ради развлечения, он отразит это в своей карте — и нарисуется иной портрет. В таком случае подросток может получить лишение свободы.
И все же остается много вопросов, на которые, кстати, в Ростовской области не смогли дать ответ.
— Возможно, там преступность несколько иная, — говорит Галина Молокова, — ростовчане все больше показывали идеальных мальчиков, которые споткнулись раз (украли, к примеру, сотовый телефон), после чего им оказывали помощь. А у нас-то все тяжкие преступления — убийства, грабежи, причинение тяжкого вреда. В таких вопросах, видимо, нам придется приобретать собственный опыт.
Суд понарошку?
Когда в Иркутске появится ювенальный суд, сейчас сказать трудно. Нужно найти помещение, подготовить правовую базу. А вот с сотрудниками, как утверждает Галина Молокова, проблем не возникнет. Единственная загвоздка — федерального закона об ювенальных судах пока нет. Как, собственно, и практики.
И еще. Есть какое-то подспудное опасение, что ювенальный суд приучит малолетних нарушителей закона к мысли о безнаказанности. И вот почему. Допустим, шесть несовершеннолетних изнасиловали несовершеннолетнюю. Их судят в условиях ювенального суда. На окнах нет решеток, кругом цветочки в горшочках, аквариум, судья в гражданском... Получается, суд понарошку?
Хорошо забытое старое
В дореволюционной России существовали суды, которые рассматривали дела только малолетних преступников. Были при тех судах так называемые попечители. Они отслеживали малолетнего преступника, как только его дело поступало в суд. Изучали особенности его личности, знакомились с его семьей, обстановкой, в которой он воспитывался, выясняли, какие причины толкнули его на это преступление. Они вели специальные книги, куда вносили всю собранную информацию.
Судья, который рассматривал дело, эти книги читал, в результате чего знал психологический портрет подсудимого. Это облегчало рассмотрение дела, поскольку судье было легче выносить решение о наказании. Если подросток был совсем уже неисправим, то его прятали за решетку. Если была надежда на его исправление, с ним начинали работать. Во-первых, для него придумывали более мягкое наказание, во-вторых, попечитель продолжал контролировать его и после суда. Смотрел, чем он занимается, с кем общается. Ребенку выдавали книги для чтения, содержание которых потом надо было пересказывать. Можно с полным правом утверждать, что попечители занимались перевоспитанием подростка.

Метки:
baikalpress_id:  1 128