Зачем Шойгу на иркутских синоптиков ругался?

На прошлой неделе, 22 апреля, в Иркутск приезжал министр МЧС Сергей Шойгу. На расширенном заседании комиссии по чрезвычайным ситуациям он обсуждал подготовку к весенним паводкам вместе с иркутскими службами МЧС и гидрометеоцентром. Все шло по плану до тех пор, пока Шойгу не поинтересовался, зачем областное ГО и ЧС отдало два миллиона рублей синоптикам.

Кто платит синоптикам
Синоптики делают важную работу — с этим не поспоришь. Они предупреждают разные службы о возможных природных катаклизмах. Если, скажем, в верховьях реки Лены выпало очень много снега, синоптики могут предсказать, что, когда пригреет солнце, вниз по течению может начаться половодье. Эта информация сразу же попадает в штаб ГО и ЧС, которые принимают решения о том, как не допустить катастрофы.
Работают синоптики круглый год, и на содержание их постов уходит немало денег из областного бюджета. Деньги на то, чтобы метеорологи работали и сообщали нужную информацию штабу ГО и ЧС, тоже выделяются из бюджета. Так о чем же говорил Сергей Шойгу?
Конфликтная ситуация разгорелась в середине заседания. Министр МЧС выслушал доклады о подготовке к весеннему половодью и, как отмечают очевидцы, был вполне доволен. Однако неожиданно он задал начальнику ГО и ЧС вопрос: "Куда подевались два с половиной миллиона, выделенные из областного бюджета?"
Ему ответили, что они выплачены по договору синоптикам за дополнительные замеры снега в горных районах.
— А из федерального бюджета вы сколько получили? — задал вопрос уже синоптикам Шойгу, — 1,3 млн руб.? То есть вы получили деньги по федеральному финансированию, областная администрация вам денег дала, и вы еще берете деньги с областного управления ГО и ЧС?
Главный метеоролог области попытался объяснить, что федеральное финансирование предусматривает работу в штатной ситуации, а с областных спасателей деньги взяли за дополнительные работы. Но объяснения министр не услышал, а продолжал задавать вопросы, будто он впервые сталкивается с подобной ситуацией:
— Вы зарабатываете на обеспечении информацией диспетчерских служб, вы получаете деньги из бюджета и еще пытаетесь брать со своих же коллег. По закону вы должны предоставлять такие услуги бесплатно. Вы понимаете, сколько стоит использование всех спасательных служб, которые сейчас задействованы? А в случае, если ваш прогноз не оправдается, кто будет нам эти затраты компенсировать? Вы?
Мы с прогнозами пока справляемся
— В природе все не так просто, — объясняет корреспонденту "Пятницы" Владимир Бутаков, заместитель руководителя Иркутского управления по гидрометеорологии. — Прогноз вообще сделать трудно, поскольку сопутствующие причины предсказать пока сложно.
В мире пока не могут решить проблему обеспечения точным прогнозом. Причем долговременным. Российские синоптики вынуждены работать при наличии той методики и того технического уровня, который сейчас существует в стране. А он, ни для кого не секрет, не самый передовой. Поэтому отслеживать информацию приходится в текущем режиме. Например, сейчас поступила информация, что вскрылась река Лена. На местах уже работают оперативные группы МЧС и представители гидрометеоцентра.
— Вот они — деньги, о которых говорит Шойгу, — продолжает Владимир Бутаков.
Местные сотрудники МЧС, похоже, это все прекрасно понимают. Конфликтов с нашими синоптиками у них не бывает. Тем более что за последние пять лет каких-либо серьезных ситуаций, связанных с неудачным прогнозом, в области не было.
Но что самое интересное, деньги на дополнительные работы синоптики берут не из кармана МЧС, а из областного бюджета. Основание — постановление губернатора от 25 марта 2004 года, где четко указано, что МЧС должно выделать деньги синоптикам "для обеспечения поступления дополнительной информации с геологических постов в период формирования развития паводков в бассейнах рек Бирюсы и верховьях Лены".
Цена вопроса
Казалось бы, если все так просто, почему министр МЧС задает вопросы, на которые он и сам должен знать ответы? Может, сказался тот факт, что до этого в Кемеровской области, Красноярском крае и Алтае паводки нанесли серьезный ущерб? Причем по вине синоптиков, давших неправильный прогноз. Но с другой стороны — при чем тут иркутяне, которые по своим прогнозам стоят далеко не на последнем месте? Но опять же — может, Шойгу все-таки знает больше, чем нам говорят? Два миллиона рублей — деньги немалые.
— Я вас к совести призываю, а вы мне про прогноз! — кричал Шойгу главному метеорологу области. — Я хочу понять, где здесь изюмина и за что мы платим деньги нашей же службе? Вы, как житель этой области, считаете нормальным брать деньги в ситуации, когда на кону стоят благосостояние и жизни людей?
Действительно, где же изюмина?

Загрузка...