У детей из Киренска умер мозг

Если они выживут, то будут жить как растения

Девятого апреля в поселке Алексеевске, Киренского района, произошла чудовищная трагедия — в детском саду во время прогулки на четырехлетнего Диму Владимирова и пятилетнюю Марину Селезневу обрушилась снежная горка. К тому времени, когда воспитатели откопали детей, они находились в состоянии глубокой комы. Сразу вернуть к жизни их не удалось, и в этот же день на самолете экстренной авиации их перевезли в Иркутск. Все надеялись на чудо, но, увы, его не произошло. У Димы от удушья мозг умер практически сразу же, а у Марины через три дня.

Уязвимое место
В детской областной больнице ежегодно сталкиваются с двумя-тремя случаями, когда у детей умирает мозг. Но этот случай особенный. Из ряда вон выходящий, умом не постижимый случай, который привел к такой трагедии.
Обычно такое состояние возникает на фоне каких-то заболеваний, например гнойно-септических или гнойных менингитов. Также мозг умирает от того, что наступает кислородное голодание, как произошло в этом случае. Однако подобные ситуации происходят при каких-то острых заболеваниях, в частности пневмонии. Но сейчас диагноз другой — механическая асфиксия. Дети задохнулись под комом снега. А между тем этого вообще могло не произойти.
В два часа дня воспитатель вывел на прогулку группу из тридцати детей. Из-за снежной зимы на территории детского сада скопилось большое количество снега, из которого специально была построена снежная горка. Марина и Дима решили на ней покататься. Вместе с ними еще трое ребятишек. Какое-то мгновение, и горка рухнула набок. Почему это произошло, пока не известно, это будет выяснять специальная комиссия, но, вероятно, она просто подтаяла из-за теплой погоды.
Детей откопали через полчаса, увезли в местную больницу и в тот же день — на самолете — в Иркутск. Шансы на спасение были призрачными, а теперь ясно — улучшения не будет. В лучшем случае они смогут самостоятельно дышать, и их переведут в неврологическое отделение для дальнейшей реабилитации. А потом — домой, к мамам. С которыми не смогут разговаривать, не смогут их видеть и слышать, не будут ничего чувствовать и понимать. Известны примеры, когда в таком состоянии люди жили долгие годы. Если малыши задышат, они будут расти и дальше. Но только как растения, которым требуется всего лишь еда.
— У детей наступила смерть головного мозга, — говорит Геннадий Гвак, главный детский анестезиолог-реаниматолог и токсиколог Иркутской области, — погибли клетки мозга в силу запредельной гипоксии — кислородного голодания. Сейчас все наши усилия направлены на то, чтобы извне поддержать функции маленьких организмов — прежде всего сердечно-сосудистую деятельность, обмен веществ, дыхание, которое поддерживается аппаратами. Как долго мы будем это делать — трудно сказать. У них сейчас даже нет попыток дышать самим. Слишком долго они находились под снегом.
В среднем же требуется не более пяти-семи минут, чтобы клетки головного мозга погибли, они просто сгорают. Это самое уязвимое место при кислородном голодании.
В таких случаях детей крестят
Сейчас в Иркутск прилетели мамы пострадавших детей. Они настолько раздавлены горем, что не могут даже видеть своих малышей в огромной больничной палате, где только звуки приборов дают знать, что у маленьких пациентов еще бьется сердце. Лариса Селезнева и Татьяна Владимирова каждый день приходят к ним, каждый раз с новой надеждой — обойдется? Но врачи даже не стараются из обнадежить.
— Я откровенно с ними поговорил, что шансов очень мало, чтобы они морально готовились, — продолжает Геннадий Гвак. — Не мое дело разбираться, что случилось в Киренске, мне, правда, звонили уже из прокуратуры. Единственное, я их спросил: они крещеные? Оказалось, нет, и мы создали все условия, чтобы их окрестить. Мы это практикуем во всех случаях, причем когда дело касается не только православных, но и представителей других вероисповеданий. Родителям надо выполнить свой долг.
Но кто выполнит свой долг перед родителями? Как говорят врачи отделения реанимации, примеров того, когда дети попадают сюда с тяжелыми травмами, очень много. Когда они только начинают ходить и проявлять свою любознательность, за ними нужен глаз да глаз. Очень часты травмы, отравления, ожоги — и все по причине недосмотра.
— Я не устаю подчеркивать, — говорит главный детский реаниматолог области, — нельзя детей в таком возрасте оставлять одних, без внимания. Если бы кто-то из взрослых был рядом, разве такое бы произошло? В моей практике дети впервые умирают от засыпки снега. Это то же самое, как если оказаться погребенным под лавиной.
Что теперь ждет несчастных родителей? Трагедия в том случае, если дети умрут. И долгая трагедия, если они выживут.
— Фактов отказа от таких детей, поверьте мне, я только в этой больнице работаю почти двадцать лет, — вздыхает Геннадий Гвак — не было. Мне они не известны. Это трагедия семьи, знаю, что семьи разбивались, но мамы остаются с детьми.

Метки:
baikalpress_id:  25 869