Обыкновенное чудо

Да Дэвид Копперфилд просто пацан по сравнению с иркутскими хирургами!

Сергей очнулся, когда его кисть была уже почти полностью оторвана. Она буквально висела на лоскутке кожи. Хирурги собирались окончательно ампутировать руку, несмотря на яростные протесты 26-летнего парня, которого привезли в местную больницу. Но ему повезло, практически в самый последний момент в операционную забежала медсестра и прокричала: "Ничего не трогайте, он полетит в Иркутск". Сергей понял, что иркутские хирурги собираются вернуть ему кисть.

"Елки-палки, верните мне руку!"
Еще два месяца назад инженер Гусиноозерской ГЭС 26-летний Сергей Бессонов даже представить не мог, что это произойдет именно с ним. Все получилось по глупой случайности — парень шел по площадке обслуживания мимо бешено крутящегося механизма и просто поскользнулся. На время он потерял сознание, только было ощущение, что левая рука куда-то провалилась. Из краткого небытия Сергея вырвала дикая боль.
— Я вытащил руку, а она оторвана и болтается на лоскутке кожи, — рассказывает Сергей корреспонденту "Пятницы". — Мне тут же местные врачи вкололи обезболивающее, перетянули руку жгутом и на скорой повезли в больницу. А там хирург молодой, почти пацан. Я ему говорю: "Ты мне руку-то пришьешь?" Я кисть придерживаю правой рукой, чтобы совсем не оторвалась, и пальцами шевелю, показываю, что, мол, рука-то живая, не мертвая.
Сергей сам опешил от того, что его пальцы шевелились на практически оторванной кисти, из которой в разные стороны торчали кости, сосуды, сухожилия. Но подошел еще один хирург и сказал, что кисть надо ампутировать.
— Я кричал: "Елки-палки, хотя бы попробуйте сохранить руку", — продолжает Сергей. — А тут медсестра залетает и говорит, мол, ничего не отрезайте, отправим его на санавиации в Иркутск.
Самолетом Сергея доставили в Улан-Удэ, а затем в Иркутск. Все это время парень думал, что обязательно что-нибудь помешает сохранить руку — нелетная погода или нерасторопные врачи. Его преследовала навязчивая мысль, что все хирурги в мире мечтают только об одном — отнять руку у Сергея Бессонова навсегда.
Но самолет взлетел, несмотря на снегопад, а в аэропорту Иркутска Сергея поджидала скорая помощь, которая доставила его в областную больницу, в отделение реконструктивной микрохирургии. Ему сделали рентген и тут же положили на операционный стол. От рокового падения в крутящийся механизм прошло около трех часов.
{Отделенная от тела конечность может оставаться жизнеспособной от 4 до 6 часов. В охлажденном состоянии — 6—8 часов.}
Операция шла без малого восемь часов. Сергею скрепили кости с помощью металлических стержней. Сосуды, нервы и сухожилия сшили. Было еще несколько операций и мучительных для Сергея дней, когда стоял вопрос — приживется кисть или нет. Рука была опухшая, неопределенного цвета, и почти не верилось, что она станет почти нормальной. Но у Сергея не было депрессии, как у многих подобных больных в его отделении. Спустя два месяца после первой операции он полон энтузиазма.
— Я рад, что рука на месте и есть что разрабатывать, — признается Сергей. — Сейчас я пока не могу двигать пальцами, сгибательно-разгибательные мышцы нужно растягивать.
Врачи говорят, что Сергею крупно повезло. Одному из пациентов оторвало руку на конвейерной ленте. Ему ее пришили, но он отнесся к этому пассивно, впал в депрессию. Возвращенную руку не разрабатывал.
— При такой травме то, что рука прижилась, — это уже чудо, — говорит Сергей. — А насчет работоспособности... Из мировой практики известно, что если восстановленная конечность на 70 процентов возвращается к работоспособности, то это уже идеал. Я еще не знаю, оставят ли меня на работе. Если нет, на инвалидность поставят, то учится дальше пойду. Буду работать головой...
Членовредитель из Листвянки
На этой неделе в отделении реконструктивной хирургии областной больницы появился еще один пациент — житель Листвянки. 37-летний Сергей М. был доставлен сюда во вторник спустя два часа после того, как его левая кисть была отрублена топором. Хирурги тут же приступили к операции. Перед самым началом их удивило поведение пострадавшего, он был возбужден и произносил странную фразу, глядя в потолок: "О, Серега пролетел!".
Операция длилась четыре часа. И только на следующий день врачи узнали обстоятельства происшествия. Сергей М. утверждает, что кисть отрубил сам прямо на рабочем месте — судоремонтном заводе. Специалисты полагают, что виной такому поведению алкогольный психоз, которым членовредитель наверняка страдает.
Сейчас Сергей М. находится в состоянии прострации. Врачи опасаются, что он и дальше будет заниматься членовредительством.
Раньше оторванных рук было больше
В год в этом отделении происходит около 20—30 реимплантаций (возвращений частей тел на место). Из них крупных (больше, чем палец) сегментов за последний год пришили совсем немного, такие случаи можно пересчитать по пальцам.
— Раньше их было больше, — говорит заведующий отделением Иван Попов. — Возможно, это связано со спадом производства — сократилось количество производственных травм. Еще это связано с тем, что люди стали реже сами что-то строить и нанимают специалистов.
В основном врачи отделения заняты плановыми операциями по восстановлению периферических нервов, сухожилий. Последствия травм, требующие пластики, и дефекты кожных покровов тоже здесь лечатся. Есть и косметическая хирургия — липосакция, исправление ушных раковин, увеличение груди.
— К нам доставляются больные со всей Восточной Сибири — Иркутской области, Читинской, Бурятии, Саха (Якутии), — продолжает Иван Владимирович. — Но ситуация складывается таким образом, что мы больше не можем принимать бесплатно, как раньше, жителей других регионов.
Для пациентов эти операции делаются бесплатно. Их стоимость компенсируют страховые медицинские компании. Но из соседних регионов компенсацию выплачивать не спешат.
— Наверняка в Читинской области есть больные, которые нуждаются в нашей помощи, — говорит Иван Попов. — Но сейчас их поступает гораздо меньше, чем раньше, это говорит о том, что там оторванные и отрезанные конечности, которые можно пришить обратно, просто ампутируют.
Бесплатно делаются операции и гражданам других стран. Очень частые "гости" в отделении реконструктивной микрохирургии — китайцы. Травмы у них характерные — мизинец на левой кисти отрезан на уровне средней фаланги. Так жителей Поднебесной наказывают соотечественники за воровство. Но наказанные пациенты клиники скрывают от врачей причины травмы. Последний пациент-китаец сказал врачам, что палец ему отрезало обычным кольцом.

Метки:
Загрузка...