Сама себе Госкомстат

Пенсионерка из Ангарска вот уже 10 лет записывает цены

Кто сегодня навскидку может сказать, сколько стоил килограмм макарон в 1994 году? А те же макароны в 1998-м? Не можете. А вот ангарчанка Августа Григорьевна Спешилова может. Она обладает почти уникальными записями о ценах последних десяти лет. Записи эти уместились в нескольких объемистых тетрадях, каждая из которых посвящена конкретному году. Чтобы узнать, зачем эти записи понадобились пенсионерке, корреспондент "Пятницы" поехал к ней в гости.

Рассчитать скорость цен и пенсии
— Августа Григорьевна, почему вы стали вести такой архив?
— Все началось с объявления в одной из ангарских газет. Какой-то там аналитический отдел занимался у них подсчетом затрат на потребительскую корзину, и они попросили всех, у кого есть какие-то записи о ценах, принести и поделиться. Мне стало интересно, что у кого-то могут быть такие записи, и я решила сама вести такие.
— Зачем?
— Просто так, для себя. Думала, что смогу сэкономить, если буду знать все цены и их разницу в городских магазинах. Да и интересно было, как цены поднимаются и поспевает ли за ними пенсия.
— Вы раньше случайно бухгалтером не работали?
— Нет, что вы, — смеется собеседница, — я была рабочей на нефтехимическом комбинате. И у меня не было каких-то способностей к подсчетам.
История российских денег
— Вы ходили по магазинам с ручкой и блокнотом?
— Нет, я старалась все запомнить так, на подкорку. У меня была очень неплохая память, и я много передвигалась. Я запоминала все цены за один свой поход по рынкам, потом приезжала домой и все сразу перевешивала и записывала. Кстати, такие перепроверки не раз помогали выяснить, что меня обвешали. Контрольные весы ведь не в каждом магазине есть. Так я накопила информацию за девять лет. В прошлом году перестала, потому что заболела и не могла ходить. Мужу Петру это было неинтересно, он всегда очень быстро по магазинам ходит.
— Ну и как, цены очень изменились с тех пор?
— Да все изменилось, не только цены. Товары стали привозить совсем другие, деньги поменялись. Тысячи в десятки превратились. Да вот давайте посмотрим. Та-а-ак... Вот, например, банка селедки в 94-м стоила три с половиной тысячи рублей, пачка спагетти 1970, молоко 4320 рублей, а десять метров ситца 8500 рублей. Шлепанцы тогда я покупала за 4800, сорочку за 8290. Если хотелось бананов, то выкладывала 6000 за килограмм, за яблоки 3000, а за стаканчик мороженого 2500. Черный хлеб стоил 3500, десяток яиц 2800, килограмм пельменей 7300. Причем заметьте, что соотношение цен между продуктами и промышленными товарами совсем не такое, как сейчас. Сейчас промтовары стоят подороже, а еда подешевле.
— А после деноминации рубля?
— Сейчас глянем. Ага. Ну вот, те же спагетти в 99-м году летом стоят 11 рублей, хлеб 3 рубля, десяток яиц 13 рублей, молоко 6 рублей 10 копеек за литр, килограмм пельменей обходился нам в 36 рублей. Кстати, справедливо будет заметить, что с тех пор по нынешнее время цены поднялись не так уж сильно. Во всяком случае, доходы у населения тоже выросли примерно настолько же. Я не могу сказать, что на свою пенсию в 94-м могла купить больше, чем сейчас.
Уроки экономии
— Скажите, Августа Григорьевна, что вам все-таки дали эти ваши записи? Научили вас экономить и бороться с бедностью?
— Пожалуй, они научили меня правильно рассчитывать наши расходы. Еще Ленин говорил, что социализм — это прежде всего учет. Ведь, зная, сколько стоят конкретные товары в конкретном месте, знаешь, где их можно дешевле купить. Кроме этого, всегда знаешь, где есть нужный товар, а где его вообще не продают. Времени у меня это отнимало немного, да я ведь пенсионерка, что мне его жалеть, могла иногда чуть подальше пройтись, зато оставались свободные средства. Поэтому у нас есть и телевизор хороший, и прочие полезные вещи. У занятых людей возможности ходить и вычислять, конечно, нет. Они покупают что попроще и поближе.
— Недавно Президент объявил о программе борьбы с бедностью. Обещал побороть ее в три года. Как по-вашему, можно ее одолеть? Так, как вы, грамотно распределяя деньги или еще как-то?
— Удивительно, что он это пообещал. Бедность нельзя одолеть никак! Во всяком случае, в нашей стране это невозможно. С бедностью у нас всегда каждый боролся сам — сам выкручивался, сам себя снабжал, сам все рассчитывал. Вот прямо как мы с мужем.

Метки:
baikalpress_id:  27 301