Кипятка в колодце быть не должно

Эксперты с факультета строительства и городского хозяйства Иркутского технического университета оценивают состояние колодцев в Иркутске

Еженедельник "Пятница" продолжает расследование обстоятельств трагической гибели двух иркутян: семилетнего Кости Удатова и 42-летнего Андрея Тришкина, получивших смертельные ожоги при падении в открытые тепловые колодцы с кипятком. Эти трагические случаи стали социально значимой проблемой для всего города. Поэтому мы вновь и вновь пытаемся разобраться в причинно-следственных связях, получить ответы на "неудобные" вопросы: кто виноват и что делать?

В отсутствие возможности получить компетентные комментарии в службах ЖКХ и органах власти, мы нашли экспертов среди ученых, преподавателей факультета строительства и городского хозяйства ИрГТУ. Оценку происходящему дают: Виктор Чупин, декан факультета, профессор; Николай Окуньков, доцент кафедры строительного производства, и Илья Айзенберг, доцент кафедры теплогазоснабжения и вентиляции. Эти люди знают все про системы колодцев.
Кто виноват?
Профессор Чупин уверен, что виновниками трагических происшествий, вне сомнения, являются соответствующие эксплуатирующие службы — хозяева колодцев. "Если их колодцы стоят открытые, если вовремя не устраняются аварии, значит, виноваты они".
"Ответственность за все неполадки (кипяток в колодце, открытые люки и т.д.) несут эксплуатационники, — так же считает и Николай Окуньков, — но люди, которые должны отвечать за состояние колодцев, на объектах бывают очень редко, на сигналы не реагируют".
Мы не обязаны знать, чей это колодец
Напомним читателям о том, как "Пятница" полтора месяца назад пыталась разобраться с вопросом, куда обращаться людям в случае обнаружения открытого люка. На практике поиски хозяев открытых люков (их адреса сообщили наши читатели) обернулись задачей со многими неизвестными. Несколько инстанций, которые, по идее, призваны реагировать на аварийные ситуации, вообще отказались принять жалобы, по той причине, что это не их епархия. Отказались, в частности, диспетчеры большинства районных аварийных служб и всевозможных ЖЭУ, РЭУ и т.д. А те, которые не отказались, требовали сообщить, кому конкретно принадлежит данный люк: Водоканалу? Тепловым сетям? Иркутсктеплоэнерго? связистам?
{Как будто выяснять принадлежность колодца — это дело простых граждан. По этой логике, каждому иркутянину следует обзавестись подробными схемами подземных коммуникаций. Бред какой-то.}
Коммунальщики должны реагировать на открытые колодцы
По мнению Ильи Айзенберга, доцента кафедры теплогазоснабжения и вентиляции, нельзя снимать ответственность с местных жилищно-эксплуатационных контор. "Вот я живу в Академгородке, у нас нет ни одного колодца без крышки". Работники домоуправления мгновенно реагируют на сигналы. Вывод: если местная служба хорошо следит за своей территорией, проблем нет. В идеале, по словам Ильи Айзенберга, человеку достаточно сообщить в соответствующее РЭУ, которое управляет той территорией, где эти люки находятся, и там скажут, их ведомство или не их ведомство. Поэтому надо серьезно заняться проблемой подбора кадров в обслуживающих организациях.
Температура воды в трубах в два раза превышает точку кипения
Теперь о некоторых технических аспектах проблемы. По словам Ильи Айзенберга, температура воды, подаваемой в наши батареи, должна составлять 95 градусов. Но на самом деле эта температура выше, потому что чем выше температура теплоносителя, тем меньшее количество его нужно подавать. Обычный температурный график — 150 градусов Цельсия. Но у нас в городе есть сети с температурой 170. Следовательно, температура воды, идущей по трубам под большим давлением, почти в два раза превышает точку кипения при обычном давлении (которая, как известно, составляет +98 С).
Кажется, вот ужас-то! Однако это принцип любой системы теплоснабжения во всех странах. "Естественно, — говорит Илья Айзенберг, — трубы стареют, срок их эксплуатации — 30 лет. Появляется коррозия: где-то потекла холодная вода, где-то природная вода начинает бить ключом. Иногда прорывает канализацию. Эта вода тоже достигает тепловых труб и вызывает усиленную коррозию. По дороге трубопровода имеются тепловые камеры, там расположено оборудование для перекрытия сетей. Естественно, эти тепловые камеры должны быть закрыты. Но что в нашей жизни сейчас закрыто?"
{Так и получается, что очень крутой кипяток прорывает старые трубы и заполняет колодец, который, в свою очередь, стоит открытым — крышку сняли воры цветного металла.}
Цена вопроса и цена жизни
Профессор Чупин считает, что виновные, безусловно, должны сполна заплатить деньги пострадавшим, возместить моральный и материальный ущерб. Они были обязаны следить за своими коммуникациями. Колодец — это элемент сети, и если крышки нет, значит, он находится в ненадлежащем состоянии, отсюда и такие трагические последствия. Кроме того, необходимо сделать выводы из случившегося, чтобы не допустить такого в будущем. "Я понимаю, — говорит Виктор Чупин, — это не так просто, но ведь никто долгие годы не занимался этой проблемой серьезно".
{Самое страшное, по словам профессора, что эти жертвы могут оказаться не последними — открытых колодцев по городу сотни. Поэтому и городские власти должны заняться этой проблемой вплотную, возможно, поставить вопрос на административном комитете. Необходимо разработать действенную программу мер вплоть до переноса колодцев с проезжей части и тротуаров, либо надо обеспечить люки запорными конструкциями. В других городах такие конструкции уже появились, они позволяют закрывать люки достаточно надежно.}
"На мой взгляд, — говорит Илья Айзенберг, — суд должен удовлетворить иски из городских средств. Если признают, что виновно конкретное предприятие, то — из средств предприятия".

Загрузка...