Ждем вас каждый день. Кроме...

К хамству во множестве наших ведомств и учреждений мы привыкли, это даже не обсуждается. Но что интересно — оно начинается, как театр с вешалки, фактически у самого входа. С расписания часов работы.

Человек для учреждения?
Вы когда-нибудь пытались попасть в архив ЗАГСа днем или ближе к вечеру? А в понедельник? А в библиотеку в субботу, или после семи вечера в рабочий день, или в первую среду, понедельник или вторник месяца (везде по-разному), когда там санитарный день? А уж в паспортный стол попасть между 12 и 14 часами дня, а потом только между 16 и 17? А в больницу, когда один врач принимает утром, а другой, тоже очень нужный, только после обеда? А на почту в воскресенье, когда у вас единственный выходной? А в налоговую, где очередь еще до открытия, потому что прием только до определенного часа? В попытках все это запомнить можно и с ума сойти. А в попытках правильно в эти учреждения попасть и вовсе помереть. Особенно когда бумажки, справки и книжки очень необходимы.
Но куда страшнее плохого расписания его несоблюдение. Попробуйте забрать анализы из поликлиники в конце рабочего дня или утром следующего. Ха! Пробовали? Ну как, понравилось? Во всех поликлиниках написано, что анализ крови можно получить после трех часов того же дня. Но чаще всего к этому времени не готов ни один. Вспомните, хоть раз налоговый инспектор, которого вы ждете, пришел с обеда точь-в-точь в два часа пополудни? А в библиотеке вам хоть раз позволили досидеть ровно до семи вечера? Нет, выгоняют уже без двадцати. Всем домой охота, кроме, похоже, вас.
Почему нас так безоговорочно посылают? И почему мы так безоговорочно с этим соглашаемся? Я попытался разузнать это не как журналист, которому, возможно, и объяснили бы причину и суть всяческих учрежденческих процедур, а как гражданин, которому услуги этих ведомств понадобились. Расследование получилось весьма коротким. И вот почему.
Паспортно-визовые службы
Начнем с того, что до этих мест, всеми нами любимых, непросто дозвониться. Как только это удалось, в первой же ПВС мне сразу продекламировали распорядок дня, но почему-то в урезанном виде. То есть назвали время работы с 9 до 17 часов дня. А про перерывы не сказали. В следующем про перерывы сказали, однако добиться причин двух перерывов в день и их различия в зависимости от дня недели мне объяснять не стали, сказав короткое: "У нас такие правила!". И наконец, в Октябрьском ПВС буркнули, что это время посвящено работе с документами. В ответ на мою настойчивость мне терпеливо ответили, что без дела никто не сидит, а если мне неудобно приходить в указанное время, то для меня ничего сделать нельзя. Придется, мол, каким-то образом изыскивать время. Другие же находят.
Почта
Интересно, что чем ниже должность у человека, чем меньше зарплата, тем больше неприятностей и вольностей от него нужно ожидать. Помните общепризнанное правило про техничек? В равной мере это относится и к, простите, работникам почты. Конечно, не ко всем. Но к посетителям, пришедшим получить перевод или же отправить телеграмму, почтовики относятся с таким нетерпением, как будто все они, не обязанные вникать в премудрости всяких там подчеркиваний и условных обозначений, не имеют никакого права на разъяснения.
И как жаль, что на почту после семи часов вечера уже не попасть! Как жаль, что нельзя прийти в воскресенье. А лучше бы в начале девятого утра быстренько перед началом рабочего дня все оплатить или телеграммку срочную отправить.
На мой звонок в четырех почтовых отделениях подряд ответили примерно одинаковое: мы работаем не меньше вашего, воскресенье совершенно законный выходной для всех, вас бы на нашу работу, а главное, вам бы нашу зарплату, вы бы и до пяти вечера сидеть не стали. По всей стране почта работает одинаково. А если очень надо, то и до Центрального телеграфа дойдете, он работает до десяти вечера.
Библиотеки
В библиотеку попасть могут сегодня только школьники. По субботам она закрыта, в рабочие дни до семи работает только читальный зал. На три моих звонка в крупные библиотеки в телефонной сети неизменно распространялось недоуменное молчание. В одной библиотеке — читальном зале Ангарска — ответили, что, мол, скажите спасибо, что у нас обедов нет.
— Зато вы иногда непонятно почему ненадолго закрываетесь и никого не пускаете, — парировал я. — Есть такое? Что это вообще за процедура?
— Это проверка сигнализации. Мы закрываем все двери и проверяем ее работу.
— А днем-то зачем? И объявлений никаких не вывешиваете. Человек ведь и уйти может.
— Ну, подождать ведь немного можно?
Можно. Зимой. На ветру. Вполне.
ЗАГСы
В двух ЗАГСах — Октябрьском и Свердловском — мне пояснили, что архив и отдел регистрации работают по-разному потому, что там задействованы одни и те же люди и в разное время они выполняют разную работу. В архив можно попасть утром каждый день с девяти до двенадцати... кроме воскресенья и понедельника. Причем последнее я узнал, когда уже пришел непосредственно в ЗАГС взять пару бумажек в архиве. По телефону мне этого не сказали.
Соцзащита защищает вежливость
Самыми вежливыми и обходительными в моих похождениях оказались работники соцзащиты. Видимо, они по опыту общения с пенсионерами знают, что кричать и торопиться бесполезно — ведь потом придется все объяснять сначала. Мне вежливо разъяснили суть распорядка, время обеда и повторили все это снова, когда я сделал вид, что ничего не понял. С распорядком в службах соцзащиты все просто — с 9 до 17, обеденный перерыв с 13 до 14 часов. И никаких сандней, проверок сигнализаций и работ с документами. Всю работу с документами здесь, видимо, умеют делать, не запираясь от людей.

Загрузка...