Комментарий Пенсионного фонда

Священник стал жертвой ошибки

В региональном Управлении Пенсионного фонда нам объяснили, что все священники, работавшие до 1990 года, для государства считаются безработными. Церковь в плане социального страхования была отделена от государства.

— Вполне возможно, что у церкви в России существовал какой-то негосударственный пенсионный фонд, чтобы поддерживать состарившихся священнослужителей, — комментирует слова протоиерея Евгения начальник отдела по работе с обращениями граждан Евгения Рыбкина. — Но ничего о слиянии этого органа с Государственным пенсионным фондом мы не слышали.
По закону стаж для начисления пенсии засчитывается только тогда, когда с заработной платы отчисляются взносы по государственному социальному страхованию. Священнослужители до 1990 года таких взносов не делали. 25 октября 1990 года в СССР вышел закон о свободе вероисповедания, и с этого дня люди, подобные Евгению Касаткину, стали подлежать социальному страхованию наряду с рабочими государственных предприятий.
— Значит, у Евгения Касаткина его стаж работы священнослужителем может быть зачтен только с 25 октября 1990 года, — продолжает Евгения Рыбкина. — Но в 1994 году специалисты соцзащиты (до 2001 года именно они занимались назначением пенсии) неправильно применили нормы и посчитали Евгению Владимировичу все годы работы священнослужителем.
В 2001 году создалась единая пенсионная служба, и органы соцзащиты передали функцию назначения пенсии Пенсионному фонду. Касаткин сам привлек внимание к своей персоне тем, что обратился в Октябрьское управление Пенсионного фонда за перерасчетом пенсии. Якобы как блокаднику ему нужно ее повысить.
— Мы посмотрели его документы и поняли, что несколько лет он получал пенсию за стаж, который по нынешним законам не засчитывается, — говорит Евгения Владимировна. — Но мы вычли не весь период с 1967 по 1990 год. С 1973 по 1985 год он работал юристом, эти годы засчитались в стаж. Как блокадник, Евгений Касаткин и так получает пенсию, повышенную на 261 рубль 61 копейку. Но печально то, что за вычетом 12 лет у него получился стаж 28 лет. Для минимальной пенсии нужно 25 лет. Дополнительные три года мало что ему дали, и он сейчас получает минимальную пенсию.
Вопрос о реальном стаже священнослужителей сейчас рассматривается на высшем уровне. В Иркутске специалисты Пенсионного фонда слышали о том, что на эту тему разговаривали Владимир Путин и патриарх Алексий.
— Однако эти разговоры неизвестно чем закончатся, — рассуждает Евгения Рыбкина. — Например, недавно президент говорил, что всем пенсионерам, которым исполнилось 75 лет, повысят пенсию на 300 рублей. Однако никаких нормативных документов нет до сих пор. И пенсионеры ничего не получили. Они к нам приходят, а нам приходится объяснять, что первое лицо страны об этом просто говорил. Нам очень жаль пенсионеров, которые сталкиваются с несправедливостью, в том числе и Касаткина, но без каких-то нормативных документов мы им ничем помочь, к сожалению, не можем.

Загрузка...