Лучший директор страны живет в Усолье

Седьмой всероссийский конкурс "Женщина — директор года" закончился в Москве чуть более недели назад. Грандиозное мероприятие длилось три дня, его бюджет составил миллионы, а по уровню собравшейся элиты оно не уступило бы голливудской тусовке. А когда ведущая одного из центральных каналов ТВ Анна Шатилова и известный всей стране Аристарх Ливанов, дирижировавшие церемонией вручения наград, объявили о том, что победителем стала директор Дворца культуры Усолья-Сибирского, никто особенно не удивился. В Москве даже не знают, что это за город. Зато у Галины Ивановны Просвирниной едва не отнялись ноги. Однако за медалью и дипломом она вышла совершенно спокойно.

Галина Просвирнина — очень занятой человек. Дома она почти не бывает. Не каждый директор предприятия может похвастать такой занятостью. И даже дома ее преследуют заботы и просьбы людей, которых она не успела повидать на работе. Мне повезло — для нашего разговора она выкроила целый час.
Такие вот были женщины!
— Фестиваль поразил меня своей значимостью. Там были не просто женщины-директора, там были главы корпораций, заводов, банков. Всего 295 женщин. Каждая область старалась защитить себя как можно впечатлительнее. Ставропольцы привезли с собой танцевальный коллектив, Татарстан поступил так же. А вот кое-кто из москвичей приехал с певцом Юлианом. Он спел песню. Москва хотела сделать сюрприз, и я с ними согласна, флаг им в руки, как говорится. Но, по-моему, произвести впечатление им не удалось. Нас же, представлявших Иркутскую область, было всего трое.
Все проходило в центральном Доме предпринимателя — очень современное здание, с современными выставками и суперсовременными ценами. Я наконец увидела, как работают женщины в новых условиях. Чего стоят, например, директор сталеплавильного завода или крупной спичечной фабрики! А директор кондитерской фабрики в Вологде, стоявшей с заколоченными окнами, а теперь с коллективом в шестьсот человек! Сама подняла фабрику, уж не знаю как. Такие вот были женщины.
Мы спичек не производим
— Как мы защищались? Представителям культуры было куда сложнее, чем директорам-производителям. Мало того что культуры было мало, нам ведь еще и нечего было наглядно показать, мы никаких спичек не производим. Хорошо, что комиссия до этого целый год работала с документами, которые им посылали наши представители. А мы привезли с собой некие монографии, я, например, писала работу "Проблемы малых городов. Культура — выживание и жизнь". Я пыталась доказать, что мы не выживаем, а живем в полной мере. Например, мой дворец не сдал в аренду ни метра площади. Мы делаем деньги, даем концерты, шьем костюмы, учим детей. Это я и описывала.
Я горжусь собой
— Меня вовсе не звездит от того, что я победила, у меня этих регалий знаешь сколько? Но внутреннее удовлетворение выше всяких оценок. Я горжусь собой, врать не буду. Это все же пик. Конечно, я волновалась. Я предполагала, что буду среди призеров... Посмотрела на выступавших женщин и заволновалась еще больше. Ведь они были все такие замечательные, такие умелые. Но когда объявили меня победителем, у меня все похолодело. Едва вышла... Но виду не подала. Я не знала, что с собой можно привезти, но захватила уникальный фотоальбом о Байкале, бутылочку водки "Байкальская", а моя коллега — бочонок с омулем. И со сцены я спросила, есть ли в зале такие, кто не знает песню "Славное море, священный Байкал". Не знали всего двое-трое. Вот видите, сказала я, все знают. Это та середина земли, где живем мы. Так я рискнула начать свое выступление.
Бросьте свой компьютер
— Я гордилась не столько собой, сколько своим городом и своим коллективом. Ведь они старались для меня. А я для них. Я ведь недаром приютила у себя пять рок-групп и не беру с них ни копейки. Деньги на них не сделаешь, они сами живут здесь на деньги тех коллективов, которые делают эти самые деньги. Но пусть лучше они у меня бренчат, чем в подворотне. Среди них есть отличные музыканты. Сколько у меня работает людей и учится детей, я навскидку даже точно сказать не могу. Когда мы отмечали 25 лет и наши коллективы пошли через зал, зам генерального директора химпрома наклонился ко мне и спросил: "Галя, это честно все твои?" У нас, конечно, нет самой современной техники, нет так любимых молодежью компьютеров и игровых залов. Так вот, цель наша — заинтересовать вас, чтобы вы бросили свой компьютер и пришли сюда.
Мне нельзя показать, что я старая
— Я почти не бываю дома. Мужа как-то спросили, хорошая ли у него жена. А он только рукой махнул и сказал: "Да разве ж это жена?" Часто сил нет дома прибраться, квартира большая. Муж, видимо, давно смирился. Я сама страдаю, перед семьей стыдно, ведь все хотят, чтобы было прибрано, ужин стоял. Культура отнимает много сил — нет ничего тяжелее общения. А дома надо еще почту просмотреть, на звонки ответить. Если меня сейчас остановить, я погибну. Уже и надо скоро... Но мне страшно... Придет такое время, когда меня кто-то сменит. Я достаточно умна, чтобы об этом не думать, но это время все равно настанет. Мне нельзя показать, что я старая, нельзя показать, что я сдаюсь, мой мозг должен работать в одном направлении с вами, молодежью.
Мы вам нужны
— Я директор с 72-го года. И все это время я старалась доказать, что мы городу нужны. Ведь не всякому наши предприниматели будут давать деньги, они ведь этого не любят. Не всякому мэрия станет дарить автобусы и "Газели". А только прирожденному лидеру. Я — лидер. Но я люблю всех своих подопечных. В ответ они, надеюсь, любят меня.

Метки:
baikalpress_id:  6 650