Двухлетнюю девочку обварили молоком

Маша Волкова попала в детскую больницу Усолья-Cибирского 22 февраля. Туда ее принесла жительница поселка Тайтурка. Врачам женщина практически ничего не объяснила, сказала лишь, что три дня назад нашла девочку в доме своих соседей. Судя по всему, ребенка обварили какой-то горячей пищей. Машу тут же положили в реанимацию.

— У нее были обожжены волосистая часть головы, лицо, плечо и под мышкой, — говорит Эдуард Шмидт, лечащий врач маленькой Маши. — Она температурила, потому что кожа загноилась. Волосы на голове мы ей выстригли как смогли, убрали струп, вывели вшей.
У Маши было так много загноившейся кожи, что врачи сразу решили: пластики, то есть пересадки кожи, не избежать. Однако через неделю девочке стало гораздо лучше, рубцы стали затягиваться. Незажившие участки кожи остались на плече и на грудной клетке.
Через несколько дней в больнице появилась бабушка Маши, которая, по предположению врачей, едва вышла из глубокого запоя. И только 29 февраля, ровно через неделю, к дочке приехала мама.
Маму зовут Лена, ей двадцать лет. С нами она охотно согласилась поговорить и во время разговора даже всплакнула. С Машей сейчас они лежат в одной палате, где, кроме них, никого нет. Девочка выглядит довольно хорошо, если не считать струпьев на голове. Маша только боится всего, реагирует очень бурно на любое движение. Но как только мы протянули ей плитку шоколада, девочка удивленно посмотрела на нас и плакать перестала.
— Я в Ангарске жила, — говорит Лена, — потому что мама не хотела жить вместе с моим мужем. А Машу мне не отдала, сказала, что будет сама ее воспитывать.
Мама Лены живет в Тайтурке. Помимо нее в доме живут отец Лены, сестра, зять и мама зятя. Своего хозяйства они не ведут, разводят, со слов Лены, только кроликов.
— Чем я занимаюсь? — Лена как будто удивляется вопросу. — Дома сижу. Родители на пенсии.
О том, что Маша лежит в больнице, Лена узнала от сестры, которая приехала к ней сама. Говорит, что варила молоко, когда девочка потянула кастрюлю на себя. Вот так и получилось, что Маша ошпарилась. На вопрос, почему ей не оказали помощь и не отвезли сразу в больницу, Лена отвечает как-то невнятно. Потом признается, что просто не знает.
— На сестру я не сержусь, это просто несчастный случай, — говорит Лена. — А Маше уже хорошо.
Про то, что ребенок три дня жил дома со страшными ожогами и никому до нее не было дела, Лена предпочитает не упоминать.
— На самом деле этот случай не такой уж и страшный, — вводит нас в курс дела главный врач больницы Валентина Сухарева. — Девочка эта, что говорится, спартанского воспитания — никто о ней особо и не заботился. Такие дети могут обходиться без наблюдения взрослых, им бы было что поесть.
Дети бомжей и бичей — это серьезная проблема в Усолье. Город, по мнению Валентины Сухаревой, скоро станет резервацией, куда выселяют социально неблагополучных людей из Иркутска, из Ангарска.
— Дальше мучаемся с ними уже мы. Тут к нам недавно попала девочка-инвалид из Иркутска. В четыре года она весит шесть килограммов. До сих пор не оформлена инвалидность, и я просто не понимаю, как она жила под наблюдением в Иркутске.
На данный момент Маше предстоит провести в больнице еще две недели. Хотя ее мама торопится домой. Сказала, что поедет в Тайтурку и с дочкой уже не расстанется. Остается только надеяться, что Маше больше не придется страдать.

Метки:
baikalpress_id:  26 735