Дочь сыщика, мать милиционера, бабушка юриста

Эксперт-криминалист Лидия Черепанова участвовала в раскрытии знаменитого дела об узбекском хлопке, раскрывала дело маньяка Кулика и за без малого 50 лет службы в милиции провела тысячи экспертиз

{Эксперты-криминалисты первыми приезжают на место происшествия. Они обязаны найти следы преступления, которыми могут быть и кровь, и пуля, и отпечаток пальца на стекле, а иногда даже просто волосок или ворсинка. Потом эти следы криминалисты будут исследовать в лаборатории. Чем быстрее удастся получить результат, тем выше шанс вычислить и поймать преступника.}
По стопам Черного Ворона
Имя оперуполномоченного уголовного розыска Григория Трояновского после войны было известно всем в Иркутске. Люто ненавидевшие его бандиты дали Григорию Абрамовичу прозвище Черный Ворон: появление его на пути означало одно — конец. Если Трояновский уцепился за какую-то ниточку — распутает и весь клубок, от него не уйдешь. 35 лет проработал Черный Ворон в милиции. Знал Григорий Абрамович, на что идет дочь Лидия, выбирая работу в милиции. Знал и поэтому был против.
Хоть мнение отца и было весомым, Лидия Черепанова, закончив юрфак ИГУ с красным дипломом, пошла в экспертно-криминалистическую лабораторию. Тогда, в отличие от сегодняшних дней, не было своего эксперта в каждом райотделе. В милиции в то время работали всего две женщины, а служить им приходилось на равных с мужчинами. В арсенале криминалиста была оперативная сумка. В ней находились набор порошков, гипс, молоток, пила. Весило все это не меньше 10 кг. Плюс к этой сумке криминалист был обязан приезжать на место преступления с фотоаппаратом, только вспышка от которого весила не менее трех килограммов.
Самые страшные случаи — с насилием и убийством детей
Самое первое дело наша героиня помнит до сих пор. Шелехов только начинал строиться. Жили два соседа. Общее поле картошки. Один из них прогнал прутом соседскую корову со своих посадок. Второй обиделся. Схватил топор и замахнулся. Мужчина успел увернуться, а его годовалая дочь, сидевшая на руках у отца, нет. Ее и разрубил топор от плечика и через всю спину. Отца от ее тела в морге не могли оторвать. Таких страшных историй наша героиня за свою профессиональную деятельность может вспомнить десятки.
{"Видите, какая у меня фигура изящная? — говорит Лидия Григорьевна. — В мои 73 можно бы и попышнее быть, а я даже до своего нормального веса не дотягиваю". И не случайно. Слишком много душевных сил и нервов отнимает работа криминалиста. Даже сейчас, спустя много лет, когда Лидии Григорьевне приходится вспоминать случаи насилия, убийства детей, губы ее дрожат, голос срывается, а на глаза наворачиваются слезы.}
Готова была задушить убийцу
В деревне Александровского централа пропала шестилетняя девочка. Один из местных мальчишек видел, как с Таней разговаривал местный сторож дядя Володя. Кинулись в сторожку, начали осмотр. Когда открыли дверцу печки-буржуйки, из нее вывалился детский ботинок. Мать пропавшего ребенка закричала и упала в обморок. Трое суток перерывали каждый сантиметр большого участка милиционеры. Танечку нашли. Она была задушена. Следы насилия, которые увидели люди на теле шестилетнего ребенка, описать словами невозможно.
В управлении сторожа допрашивал начальник уголовного розыска. Лидия Григорьевна не сдержалась тогда, влетела в его кабинет, набросилась на сторожа и пыталась задушить его. С трудом ее оторвали от преступника коллеги. "Я как будто не в себе была!"
"Капитулирую перед опытным экспертом..."
Одно из зверских убийств иркутским маньяком Куликом было раскрыто благодаря профессиональным действиям криминалиста Черепановой. В подвале за центральным телеграфом обнаружили тело изнасилованного мальчика. Тогда Лидия Григорьевна молила Бога, чтобы родители не пришли на место происшествия для опознания сына. На бутылке, которую обнаружили в подвале, остались следы рук. По этим отпечаткам потом установили убийцу.
Лидия Григорьевна говорит, что именно экспертиза зачастую помогает раскрыть преступление. Если от оперативной информации преступник может отвертеться, то от доказательств, например, дактилоскопии — уже никак. Основной экспертизой, которой занималась Лидия Григорьевна, была почерковедческая. Одна из самых сложных, но очень эффективных. Частные признаки почерка (например, соединения букв) присущи индивидуально каждому человеку. Поэтому эта экспертиза неоспорима.
Однажды, вспоминает Лидия Черепанова, была какая-то история с хищениями. Долго не могли доказать виновность преступников. Лидия Григорьевна провела почерковую экспертизу некоторых документов, и преступнику ничего не оставалось делать. Он сказал: "С выводом экспертизы согласен. Полная капитуляция перед опытным экспертом". Лидия Григорьевна принимала участие в нашумевшей истории с узбекским хлопком. Тогда в эту союзную республику было направлено много криминалистов со всей страны. В течение месяца она выполнила ряд сложных почерковедческих экспертиз.
Преступник влюбился в "шмакодявку"
После выезда на одну из краж Лидия Григорьевна пообещала найти преступника по отпечаткам пальцев, оставленных на бутылке коньяка. Так и случилось. К тому времени некто Иришев (фамилия изменена) уже "подломил" полтора десятка магазинов. Его задержали. Криминалист Черепанова пришла по вызову начальника в его кабинет. Там сидел детина под два метра ростом. Начальник угро говорит: "Познакомься, Лида, это твой крестник. Подтверждаешь свою экспертизу?" Не задумываясь, она согласно кивнула. Иришев, бросив на девушку злобный взгляд, сказал: "Пусть эта шмакодявка выйдет. Иначе на вопросы отвечать не буду".
Получив шесть лет лишения свободы, добрых три года преступник слал письма Лиде из зоны. Он предлагал ей бросить мужа и выйти за него замуж. Все УВД потешалось на этим почтовым романом. Крестник, между прочим, признался, что в бараке над изголовьем его шконки висит портрет Лидии, который он вырезал из газеты.
Милицейский стаж династии — более века
По следам матери пошел сын. Сейчас он в звании подполковника находится на заслуженной пенсии. Его сын, внук Лидии Григорьевны, учится на втором курсе юридического факультета. Временами он говорит бабушке: "Я буду, как ты!"
{Общий стаж этой династии составляет более века. Из них 48 лет пришлось на долю самой Лидии Григорьевны, остальное — на долю отца и сына.}
Рассказывая, Лидия Григорьевна часто обращается к мужу с просьбой напомнить ту или иную деталь дела, по которому она работала. Юрий Петрович все помнит — кабинетов психологической разгрузки во время работы криминалиста Черепановой не было. А переварить, пережить увиденное на работе было очень сложно. Вот и рассказывала о происшествиях Лидия Григорьевна самому близкому человеку — мужу. А вместе было проще все пережить. В прошлом году отметили золотую свадьбу.
У Лидии Григорьевны много наград. Она не очень любит их показывать. Правда, двумя гордится очень. Одна из них — правительственная — "За отличную службу общественного порядка". И вторая, которую криминалист Черепанова получила первой из иркутских милиционеров и первой из российских экспертов, — орден Почета. С особым трепетом хранят в семье награды ее отца, Григория Трояновского. С фотографии на книжной полке смотрит на меня волевое и серьезное лицо известного сыщика.
За время своей работы Лидия Григорьевна провела более 13 тысяч криминалистических экспертиз и исследований, с помощью которых были раскрыты многие сотни преступлений. Криминалисту Черепановой не часто приходилось надевать на службу форму. Удобнее было выезжать в брюках, осмотр требовал удобства в одежде. Правда, для корреспондента нашего еженедельника Лидия Григорьевна согласилась примерить форму. А потом пригласила попить чаю с пирожками, которые настряпал заботливый супруг.

Метки:
baikalpress_id:  6 642