Это пропаганда наркотиков. Однозначно

Иркутяне считают, что раздавать новые шприцы наркоманам в обмен на старые — это пропаганда наркомании
Две недели назад мы рассказали читателям о конфликте между работниками Красного Креста и Госнаркоконтроля (именно это управление борется с наркоторговлей). Программа "Снижение вреда от употребления инъекционных наркотиков", уже два года действующая в Иркутске, заключается в том, что члены Красного Креста раздают пустые шприцы наркоманам, которые взамен отдают использованные. Предполагается, что подобные мероприятия должны формировать у наркозависимых особое мышление, которое поможет им отказаться от наркотиков. А руководство Госнаркоконтроля России рассматривает данную программу не иначе как открытую пропаганду наркотиков, и намерено ее запретить.
В течение двух недель мы принимали звонки от наших читателей — что они думают по поводу раздачи шприцев наркоманам. Сразу скажем, что звонков "за раздачу шприцев" было значительно меньше. Мы приведем отдельные, наиболее аргументированные и подробные высказывания.

Вашу статью обсуждали всей семьей
Виктор Геннадьевич Андреев:
— Мы прочитали вашу статью и обсудили ее всей семьей. И все вместе мы решили, что такая программа, как обмен шприцев, не просто не нужна, она вредна. С ее помощью государство только плодит наркоманов. Я сам видел, как использованные шприцы на новые в аптеке меняли два мальчика лет по десять. Неужели кто-то может думать, что в такой картине есть какой-либо позитив? Ну ладно, хорошо, что они не хотят использовать один шприц на двоих. Но как долго они вообще будут способны рассуждать? Еще какое-то время, и они уже махнут рукой на все.
Откуда они берут наркотики?
Иркутянка Галина Сергеевна:
— За распространение наркотиков, а также сподручных средств существует особая статья, а Красный Крест запросто этим занимается! По-моему, они просто получают свою долю за пропаганду наркотиков. Вместо того чтобы раздавать наркоманам шприцы, салфетки, стерильную воду и презервативы, лучше бы спросили — откуда они вообще получают наркотик? И почему они все списывают на заразные шприцы? А заразные наркотики их не беспокоят?
Мой сын — наркоман
Звонок от иркутянки Натальи Анатольевны Гладиной был особенно важен, поскольку она сообщила, что ее собственный сын употребляет наркотики, и она также против подобного обмена:
— Это страшная трагедия для семьи, когда кто-то из членов становится наркозависимым. С этим надо что-то делать, и не такими способами, какие предлагает Красный Крест. Мне неприятна сама мысль, что кто-то дает моему ребенку шприц, чтобы он пошел и вновь укололся. Хорошо, что это, вероятно, защитит его от какого-либо страшного заболевания. Впрочем, я сама постоянно разговариваю с ним на эту тему. При этом мы говорим с ним не просто о болезнях, которые передаются через шприц, но и о том, что надо совсем перестать принимать наркотики. На данный момент он проходит курс лечения от наркозависимости, и я очень надеюсь, что все будет хорошо.
Надо раздавать
Александр Серегин:
— Глупо говорить, что кто-то, получив пустой шприц, пойдет его наполнять, потому что наркотик они покупают еще до того, как начинают искать инструмент для его употребления. Наркоман уколется все равно — будет ли у него шприц чистый или не будет вообще! Ему так надо это сделать, что он и на улице подберет, лишь бы уколоться! Так что с помощью таких программ можно действительно повлиять на сознание наркомана, и он уже не станет делать такого. А не став делать что-то одно, он начнет тянуться к лучшему. А вдруг кому и поможет, как утверждают в Красном Кресте.
Это защитит от СПИДа
Ольга Константиновна, преподаватель одной из иркутских школ:
— Мне больно узнавать, что кто-то из моих учеников стал употреблять наркотик. Но еще больнее узнать, что кто-то из них заразился такой страшной болезнью, как СПИД. От наркомании вылечить можно, а вот от СПИДА — нет. Пусть лучше раздают чистые шприцы, может, это кого-то спасет.
Колитесь на здоровье?
Жительница предместья Рабочего, не представилась:
— Возможно, те, кто придумал эту программу, сами никогда лично не сталкивались с наркоманами, а мне приходится делать это каждый день, так как я живу в районе, где наркотиками торгуют. Удивительная вещь получается: все знают, где торгуют наркотиками, знают — кто, везут туда шприцы. Мол, торгуйте-торгуйте, а мы вам тут шприцев новых привезли? Колитесь на здоровье? А между прочим, в моем доме живет наркоман, который постоянно собирает брошенные шприцы и приносит на пункт обмена. И знаете, что он делает после? Он продает каждый новый шприц по пять-семь рублей! А куда, по-вашему, уходят деньги от проданных шприцев? Он просто-напросто покупает себе наркотик.
Пустой шприц призывает, чтобы его наполнили
Татьяна Викторовна:
— Я против обмена. Знаете, первого наркомана я увидела в Абхазии в семьдесят пятом году. Тогда это был очень редкий случай. И то мы не сами поняли, а нам сказали, что этот человек наркоман. Я считаю, что тогда людей от наркомании спасало неведение. То же, что творится сейчас, можно назвать только дурдомом. У моей знакомой от отравленного наркотика умер 25-летний сын, а ведь, казалось бы, это уже вполне взрослый человек! Демонстрация всего того, что связана с наркотиками, — это реклама. Пустой шприц уже призывает к тому, чтобы его чем-то наполнили.
Это большие деньги, и ничего не поможет
Екатерина Павловна:
— Я уже три года живу в 3-м поселке ГЭС. И я вам такого могу рассказать! Вы даже представить не можете, сколько молодежи у нас колется! А какой сервис поставлен у торговцев наркотиками! У них есть свои наркопоезда — около тридцати машин курсируют каждый день, возят наркоманов. Так как дома в поселке никто из-за них покупать не хочет, их скупают сами барыги. И делают из них торговые павильоны для наркоты. Милиция все знает и наживается на этом. Я сама много раз видела, как берут взятку все чины: от рядовых до обладателей больших звезд. Все эти программы — это блажь! Наркоманы сами покупают шприцы в аптеках. А я эти шприцы от своей усадьбы метлой каждый день отметаю. В Госнаркоконтроль постоянно обращаюсь, чтобы меры приняли какие. Но и там никто ничего не хочет делать. Ведь такие деньги крутятся, разве можно что-то поменять какими-то программами?
Так можно остановить ВИЧ-инфекцию
В нашу редакцию позвонили также специалисты областного центра Анти-СПИД и заявили о своем желании принять участие в дискуссии. Врач-эпидемиолог центра Анти-СПИД Наталья Иванова рассуждает о данном вопросе с медицинской точки зрения.
— Общество должно работать над снижением вреда от наркотиков не для того, чтобы прекратить наркоманию, а чтобы остановить распространение ВИЧ-инфекции. Люди приходят в пункты обмена не только затем, чтобы взять стерильный шприц. Их привлекает возможность обсудить собственные проблемы. Для некоторых реабилитация начинается именно с того, что их просто выслушали. А поделиться проблемами — значит, во многом осознать их.
Женщина, которая назвалась Оксаной, позвонила нам, чтобы рассказать о своем горе:
— Я в январе похоронила сына. Ему было двадцать три года. Он был наркоманом. Вы вот написали, что "наркоман — это не заблудшая овца, а носитель социального зла". На самом деле они как раз именно заблудшие овцы, которым уже нельзя помочь. Я лечила своего сына, он переставал принимать наркотик, но было достаточно какого-то стресса, как он вновь принимался за старое. Социальное зло — это наркоторговцы. Именно с ними должно бороться государство. А этой программой они только поощряют их. Вы знаете, что цыгане продают свое зелье уже в шприцах? Раздавать шприцы наркоманам — это все равно что раздавать наркотик. Надо, чтобы боялись наркотик продавать, чтобы боялись его принимать. А здесь официально почти предлагают колоться — этого нельзя делать. Мы и так потеряли уже одно молодое поколение. Зачем же губить новое? Надо бороться, а не раздавать шприцы.
От редакции
Жаль, что решать — будет или не будет работать эта программа — не нам. Но хотелось бы думать, что в конечном счете правительство выберет наиболее правильный выход из этой ситуации.
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ
Красный Крест обвиняют в пропаганде наркотиков
Наркоман не заблудшая овца!

Метки:
baikalpress_id:  6 637