Госпремия России для иркутского профессора

Еженедельник "Пятница" никогда не упускает возможности рассказать своим читателям об удачах в иркутской медицине, об уникальных операциях и научных открытиях, о докторах, преданных профессии в ситуации бюджетной бедности. В конце прошлого года группа иркутских медиков была удостоена звания лауреатов Государственной премии России за разработку новых методов диагностики и лечения тяжелых гнойных заболеваний. С одним из лауреатов почетного звания Александром Семеновичем Коганом, профессором, заслуженным деятелем науки РФ, заведующим научно-клиническим отделом Центра восстановительной и реконструктивной хирургии Сибирского отделения РАМН, встретился наш корреспондент.

Профессор любит военную дисциплину
У Александра Семеновича военная выправка и пронзительный взгляд, под которым невольно хочется вытянуться по команде "смирно". Он сурово замечает: "Вы опоздали". Оправдываться нет смысла. Профессор терпеть не может разгильдяйства и во всех вопросах проявляет бескомпромиссность и принципиальность. И фразы он строит тоже по-военному четкие и лаконичные. Оказывается, этому есть объяснение. С детства Александр Семенович мечтал о военной карьере.
— У меня традиций врачебных в семье не было, — вспоминает он. — Отец — полковник, три войны прошел. Очень любил дисциплину, порядок. Детей держал в ежовых рукавицах. Я тоже хотел быть офицером, но он не позволил.
В результате поступил в медицинский. Работал сначала в деревне, потом в Новосибирской областной больнице, затем — в Московском онкологическом центре РАМН. Получил докторскую степень. Вернулся в Новосибирск и более десяти лет заведовал хирургической клиникой в Академгородке. В 1979 году Когана пригласили в Иркутск заведовать кафедрой хирургии в только что открывшемся Институте усовершенствования врачей. "И квартиру сразу дали", — подчеркивает профессор. По нашим временам это кажется фантастикой, и я интересуюсь: "Хорошую?"
— Сначала предлагали четырехкомнатную, но я решил, что мне и трехкомнатной хватит. Сейчас-то понятно, что сглупил...
"Либо ты никуда не едешь, либо мы тебя уволим"
После 10 лет успешной работы в судьбе профессора наступил неожиданный поворот. Это случилось в начале 80-х годов во время войны в Югославии. "Я очень хотел туда поехать, ведь всю жизнь увлекался военно-полевой хирургией, — объясняет Александр Семенович. — В Афганистан рвался. Но тогда меня не пустили... Не хотели отпускать и теперь. Вопрос стоял так: "Либо ты никуда не поедешь, либо мы тебя увольняем". И я уволился.
— Вы рисковый человек!
— Да. Школа такая. Учителя так воспитали: свои позиции не сдавать, отстаивать.
В итоге профессор бросил все: должность, благополучный быт — и уехал на три года в Белград. Там в качестве консультанта и эксперта он работал в клиническом центре и в центральном военно-медицинском госпитале, где концентрировались наиболее тяжело раненные. Александр Семенович вспоминает, что при всем своем великолепном оснащении югославы не смогли достичь того уровня в лечении раненых, какого достигли советские медики в годы Великой Отечественной войны.
— Ругал я их ужасно, мне даже кличку дали — комиссар. А за то, что оперировал, даже обещали посадить в тюрьму.
Спрашиваю профессора о его личном, человеческом отношении к войне в Югославии.
— По моему мнению, позиция России во время этого конфликта была неправильной, — считает Коган, — мы не поддерживали их так, как бы могли поддержать. А они очень на нас рассчитывали. Что у сербов, что у черногорцев любовь к России — патологическая. Вот вам пример. Был я в гостях у одного сербского крестьянина. Колоритнейший персонаж. Одет в форму времен Первой мировой войны: галифе, китель, фуражка с кокардой. И что меня удивило: в его гараже стояли четыре (!) "Запорожца". Я спрашиваю его: "Зачем четыре?" "Да вот, понимаете, только последний стал нормально ездить". "А почему бы вам не купить "Фольксваген", БМВ или "Ауди"?" А он: "Ни за что не буду швабские машины покупать". Вот так... Дома у него висит огромный портрет маршала Жукова. То есть люди настроены абсолютно пророссийски.
Порвал билеты на самолет и остался в России
Наступило время возвращаться домой. А возвращаться, собственно говоря, было некуда. Работы нет. Да и годы уже не молодые. На всякий случай Александр Семенович запасся израильской визой. "Настроение было грустное, — вспоминает профессор, — постоянно спрашивал себя: "Куда я еду? Зачем?" Не эмигрант я по природе своей, это точно. Но выхода не было. Уже были куплены билеты на самолет, собраны чемоданы...
И вот (снова неожиданный поворот судьбы!) накануне отъезда к профессору пришел директор института хирургии Е.Г.Григорьев и позвал работать к себе...
— После его ухода я просидел на кухне всю ночь. Все думал... Наконец под утро решился — порвал визы и билеты, успокоился и лег спать. Наутро жена будит: "Вставай, пора в аэропорт". А я в ответ: "Загляни в мусорное ведро".
— Интересно, какая была ее реакция?
— Нормальная. Она меня поняла...
Кстати, супруга профессора, Людмила Владимировна, тоже хирург. Дочь Виктория заканчивает школу. Старший сын пошел по пути отца, он профессор, хирург. Работает в Кемерово.
— Что в своей жизни вы считаете главным? — задаю свой последний вопрос.
— Наука — вот моя главная страсть. Оперировать я прекратил по одной причине: педагоги мои всегда учили, что уходить из хирургии надо на взлете, чтобы потом, когда ты будешь опускаться, над тобой не смеялись. Сейчас учу молодежь, пишу книги.
За что иркутским медикам дали Государственную премию России?
— Премию дали группе ученых из Москвы, Петербурга и Иркутска, — рассказывает Коган. — В состав иркутской подгруппы вошли: член-корреспондент РАМН, директор института хирургии Евгений Григорьев; кандидат наук, зам главного врача первой городской больницы Сергей Колмаков и я. Мы предложили абсолютно новый метод диагностики и лечения тяжелых гнойных заболеваний, в том числе послеоперационных осложнений, с использованием новейших российских препаратов. Дело в том, что ключевую роль в заживлении ран играет отторжение мертвых тканей, в которых живут микробы. Задача хирурга — убрать этот резерв нагноения, но на глаз различить границу между мертвым и живым невозможно.
И хирург либо слишком энергично работает скальпелем, убирая в том числе и живые ткани (а ведь во многих случаях, например, когда рана на лице, кисти или стопе, необходимо беречь каждый миллиметр), либо оставляет мертвые ткани. Наш метод позволяет очистить рану с помощью новых ферментных препаратов, созданных в Новосибирске. Эти препараты являются, образно говоря, "химическим ножом". Они растворяют только мертвые ткани, не трогая живых. А дальше уже вступает в дело пластика. Рана либо стягивается липким пластырем, либо аккуратно сшивается косметическим швом, либо при больших огнестрельных ранах можно пересадить кожу на эту молодую ткань. Можно сказать, что многолетняя мечта хирургов наконец осуществилась. Сфера применения этой методики очень обширна. От военно-полевой хирургии до косметологии.
Курить не брошу
Во время всей беседы профессор курит одну сигарету за другой. Правда, это легкая "Ява", но я выражаю озабоченность. В ответ Александр Семенович машет рукой.
— Мне уже семьдесят, и я не вижу смысла менять привычки. Некоторые едят одну овсянку, обливаются холодной водой, не курят, не пьют и все равно рано уходят. Так что сколько Господь отпустил, столько и проживу.
Денежные вопросы
Хотя о деньгах спрашивать не принято, я рискнула задать вопрос, который, наверное, волнует многих: "Сколько сейчас составляет Госпремия в денежном измерении?" (Раньше-то, как известно, на эти деньги можно было квартиру купить, машину, дачу.) Оказалось, теперь премия — это больше почет и уважение, а по деньгам выходит что-то около тысячи долларов на человека.
— Извините за любопытство, как потратили?
— Да как-то сразу они разлетелись. Что касается денег, запросы мои невелики и соответствуют прожитым годам. Никто не голодает, никто не раздет, все вроде бы есть.
— Машина? Дача?
— Дача есть, а машину разбил прошлым летом. Катастрофа жуткая была. Столкнулись КамАЗ, "Волга" и я. В ноль. Четыре ребра сломанных, травма черепа. Сейчас на маршрутках езжу. Если экономически посчитать, то это даже выгоднее.

Метки:
baikalpress_id:  27 368