Побег из благополучного интерната

Узнав, что из интерната сбежали дети, общественное мнение готово быстро вынести приговор — что-то не так, прокуратура устраивает проверку, а журналисты с готовностью пишут "страшную" правду. Это традиционное развитие событий, это стереотип "плохого отношения к ничейным детям", который отлично ложится на реальные факты действительно жестокого отношения к воспитанникам интернатов. Сегодня еженедельник "Пятница" готов рассказать своим читателям о ситуации, в которой есть и сбежавшие от побоев (по их словам) дети, и прокурорская проверка, и неожиданно благополучный интернат, воспитанники которого искренне отрицают все возможности плохого к ним отношения.

Дети бегут, потому что их бьют?
Недавно еженедельник "Пятница" рассказал своим читателям о происшествии в школе-интернате поселка Илира в Братском районе. 20 января две воспитанницы интерната сбежали из него, проделав 150-километровый путь в родную деревню Харанжино. Там живет их мама, лишенная родительских прав. По дороге сестры, по утверждению харанжинских медиков, обморозили ноги и руки. Беглянки рассказали, что жить в интернате они просто не могли из-за постоянных побоев со стороны воспитателей и одноклассников.
{Возникает вопрос: если в интернате все так замечательно, почему же сбежавшие дети рассказывали о регулярных издевательствах и побоях? Сотрудники спецшколы отвечают: "Вы же сами с воспитанниками разговаривали. Разве столько людей можно запугать и научить высказываться так, как нужно нам?!"}
Этот факт не мог остаться незамеченным для правоохранительных органов. Начались проверки, в том числе прокурорская. Все воспитанники интерната прошли через медицинский осмотр. На прошлой неделе проверяющие вернулись в Братск, а мы отправились в илирский интернат, чтобы лично увидеть то, что заставило девчонок убежать домой. Разумеется, никто в интернате о визите журналистов даже не догадывался.
Зачем отсюда драпать?
В нашем сознании рисовалась ужасная картина: полуразрушенные деревянные бараки, обнесенные высоким забором, напуганные дети с тоскливыми глазами. Поэтому редакционная машина поначалу проехала мимо двух новых кирпичных строений, находящихся за обычной деревенской изгородью с незапертыми воротами. В нескольких метрах от них играли в снежки дети.
— Убегают отсюда часто, — весело сообщил подросток Ваня. — Да я и сам не так давно дал деру. Просто захотелось развеяться. Но бегал недолго. Здесь лучше.
— И никто нас здесь не избивает, разве только между собой повздорим. Но как же без этого! — вступила в разговор Наташа. — Прокуратура из Братска тут приезжала, медэкспертизу нам устроили, но ничего она не установила. Еще нас спрашивали насчет издевательств, но никто такого про наш интернат сказать просто не мог.
— Может, с местными отношения плохие?
— Да какое там!!! — хором засмеялись ребятишки. — Мы с ними никогда не воевали, нас ведь больше!
— Ну раз дети так говорят, то что я могу добавить, — пригласив нас в кабинет, сказала старший воспитатель Наталья Волкова. — Действительно, дети-бегуны у нас были всегда, все 17 лет существования интерната, но ведь даже из летних лагерей домашние дети драпают. Это же дети!
{У каждого ребенка в интернате есть психические отклонения, самое распространенное — олигофрения в разной степени дебильности. Почти все они из неблагополучных семей, в основном из сирот, следовательно, о беспрекословном подчинении интернатскому распорядку здесь говорить не приходится.}
— А бегут одни и те же. У них и по прибытии к нам в характеристиках соответствующие пометки стоят, — продолжает Наталья Волкова.
Дети в интернате отовсюду — из Иркутска, Черемхово, Тулуна, Братского района. Когда случается очередное ЧП, педагоги уже примерно знают, где нужно искать, и связываются с правоохранительными органами.
"Я жить без тебя не умею!"
Расписание в спецшколе единое для всех. В 7.30 подъем, и в 21.00 отбой. Учебой ребята заняты с 9.00 до 14.00. После 17.00 — время воспитательного часа.
Как раз на него мы и попали. В 7 "А" классе занимаются подростки 13—16 лет. Каждый уверяет, что ни разу не сбегал и на этот поступок их ничто не подталкивало.
В других классах воспитанники увлеченно изготовляли валентинки (дело было накануне Дня святого Валентина. — Авт.). Сколько ни пытались школьники спрятать от наших взоров свои творения, нам удалось разглядеть несколько надписей. В основном они оказались с примерно одинаково-теплыми словами, например: "Привет, моя дорогая!". Но особенно запомнился трогательный, совсем юный мальчик, старательно выводивший на красном бумажном сердечке: "Я жить без Тебя не умею..."
В спальном корпусе дети наперебой чуть ли не за руки втаскивали журналистов в свои комнаты. Мы переглянулись, увидев, что в каждой второй — или цветной телевизор, или магнитофон.
— А мы по очереди меняемся, — поясняли дети. — На многое из этого мы сами заработали летом на пришкольном хозяйстве. Овощи разные выращивали.
Бежать не вредно
— Домой будут сбегать всегда, — говорит Александр Александрович Соловьев, директор спецшколы. — Для этого достаточно просто выйти за ворота, и уже минут через пятнадцать ходьбы — трасса. Но в основном уходят на несколько часов, хотя несколько воспитанников находятся в федеральном розыске.
— Так, может, они это от скуки?
— Не думаю. С досугом здесь полный порядок. Еженедельно по воскресеньям проводятся дискотеки, многие активно участвуют в "Народном артисте" — поют под караоке. За победу полагаются сладкие призы.
Многие выпускники, по словам Александра Александровича, устраиваются в профучилища, после чего им выдают подъемные в размере 30 тысяч. Примерно столько же накапливается на сберкнижке либо по группе инвалидности, либо по утрате кормильца. Для Братского района это совсем неплохие деньги, главное с умом ими распорядиться. Те, кто так и поступает, находят свое место во взрослой жизни, обзаводятся семьями, довольно успешно работают и в Братске, и в Тулуне.
Так что же в действительности происходит в илирском интернате? Что заставило девчонок пуститься в 150-километровый путь и обморозиться? В интернате мы видели только хорошее. А что показала прокурорская проверка?
— 6 февраля было возбуждено уголовное дело по статье 156 Уголовного кодекса, — комментирует начальник отдела по надзору за соблюдением законов о несовершеннолетних и молодежи областной прокуратуры Ольга Григорьевна Михайлова. — Следствие до сих пор продолжается, поэтому о его деталях сегодня распространяться нельзя.
— А в отношении кого возбуждено это дело?
— Все комментарии будут только по окончании следствия.
{156-я статья Уголовного кодекса РФ "Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних" предусматривает наказание в виде "штрафа в размере от 50 до 100 минимальных размеров оплаты труда или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо ограничением свободы до трех лет, либо лишением свободы до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового".}

Загрузка...