Ударим кетчупом по прейскуранту!

Новые слова придают молодежи уверенность и заставляют старшее поколение краснеть

За последние десять лет в русском языке появилось много новых слов. Теперь даже в самой глухой деревне знают, что такое кетчуп, йогурт, прайс-лист. Особо продвинутые научились правильно ставить ударение в слове арАхис. А обращение "товарищ" считается верхом неприличия. О том, как слова становятся модными, корреспонденту "Пятницы" рассказала Людмила Рябова, филолог, преподаватель Российской академии права.

Сударь товарищу не господин
Вспомните, еще недавно на улице или в очереди можно было услышать: "Товарищи, не толкайтесь, пропустите, товарищи!" Сегодня это обращение заставит нас улыбнуться или откровенно удивиться. Эпоха товарищей закончилась, уступив место господам?
— У слова "товарищ" интересная судьба, — говорит Людмила Генриховна. — "Товарищ" восходит к слову "товар". Когда у нас появились челночники, они были самыми настоящими товарищами. В двадцатом веке это слово оказалось принято на вооружение советской властью, поскольку она утверждала демократические, равные отношения. Сначала оно воспринималось негативно, потом стало привычным. Но судьба его не была особо удачной. Во множественном числе оно употреблялось достаточно активно, в единственном употреблялось в мужском роде и, как правило, в приложении к фамилии государственного деятеля. Кроме того, у него появился оттенок официоза.
— Но ведь было такое обращение...
— Оно было в обиходе, но самым активным все-таки было обращение во множественном числе. В толпе можно было сказать: "Товарищи, разойдитесь!"
— Сегодня такое обращение уместно?
— Я часто провожу эксперименты в аудитории, захожу и говорю: "Здравствуйте, товарищи, сегодня мы будем говорить о том-то и том-то..." Большинство людей даже не обращают на это внимания. Значит, это слово естественно употреблено. Стоит мне зайти и сказать: "Здравствуйте, господа..." или еще как-нибудь поизощряться, реакция незамедлительна, потому что это вычурно, ненатурально. Я смею утверждать, что в ситуации академической, учебной обращение "товарищи" остается уместным, естественным и, наверное, единственным. К тому же это обращение никуда не делось из армии. Мы можем спеть: "Господа офицеры", но подойдем и скажем: "Товарищ майор". "Господа", "судари и сударыни" не прививаются. Хотя, если их порекламировать, возможно, прижились бы.
— Так как же обращаться к незнакомому человеку?
— Обращение в единственном числе по-прежнему остается проблемой. Высокая речевая культура требует использовать обращение-извинение: "Простите, пожалуйста...", "Прошу прощения...", "Извините, вы не скажете...". Хотя в городской среде уместны и "девушка", и "молодой человек". Вспомните, как у нас покупатели обращаются к продавцам. "Девушка, покажите мне то-то и то-то". И девушка, ей лет пятьдесят, спокойно идет и показывает что нужно. И есть еще тьма обращений, которые народ изобретает на ходу: "парень", "паря", "подруга", "братка...". Грубыми по-прежнему считаются "женщина" и "мужчина", потому что они чисто половые. Это в любом языке камуфлируется.
Реклама научит нас говорить правильно
— Вы сказали в отношении слов "сударь" и "сударыня", что если их порекламировать, то они бы прижились. Выходит, реклама — двигатель новых слов?
— Реклама обладает большой силой воздействия и быстро делает слова модными, престижными. Вот если бы кто-нибудь озаботился рекламой речевой культуры и занялся продвижением культурных слов...
— Вы какие слова к культурным относите?
— Я приведу пример, хорошо известный филологам. В свое время слово "молодежь" звучало в искаженном варианте "мОлодежь", и это было сверхчастотно. Помог случай. К фестивалю молодежи и студентов в Москве была написана песня "Эту песню запевает молодежь, молодежь, молодежь. Эту песню не задушишь, не убьешь..." и так далее. Песня оказалась очень интересной, она понравилась людям, ее распевали везде. "Молодежь — не убьешь" зарифмовали, и в итоге ошибка исчезла! Сейчас даже смешно, что кто-то говорил иначе.
— А современный пример?
— Пожалуйста. Реклама "Сникерса" очень мощно продвинула слово "арАхис". Массово говорили "арахИс", а правильный вариант знали только специалисты.
— "Кетчуп", "йогурт", "майонез" — эти слова все равно непривычны для нас, многие люди их коверкают...
— "Майонез" исторически новое слово.
— Какое же оно новое, в Иркутске майонез лет тридцать уже производят!
— Для языка лет тридцать это мелочь. Представьте, что в моем детстве майонеза не было. Люди ошибаются в иноязычных словах, к которым они не привыкли, или в них встречаются сочетания звуков, не характерные для их языка. "Майонез", "кетчуп" и "йогурт" появились примерно в одно время. Если "майонезом" молодежь овладела достаточно быстро, то люди старшего возраста до сих пор путаются. Сочетание "йо" — нерусское. Хочется подставить согласную — майНонез, маРИнез, потому что русский язык предпочитает структуру согласный-гласный. А "кетчуп" еще сложнее — вокруг глухие согласные!
— А чему нас еще учит реклама?
— Реклама задает норму в системе ценностей. Например, такие слова, как "памперсы", "прокладки", раньше были невозможны. Исторически сложилось так, что у славян все предметы личной гигиены находились в зоне запрета. Нам же показали, как аккуратненько об этом можно говорить и называть вещи своими именами. Хорошо это или плохо, судить не берусь, но знаю, что такое поведение не по-русски. Плюс в том, что люди могут говорить об этом на приеме у врача, в аптеке, магазине. Ведь они используют заимствованные с телеэкрана слова "метеоризмы", "жидкий стул".
Вы к нам надолго?
— В языке есть мода?
— Конечно, есть такое понятие "стилистика", и мода туда прекрасно укладывается. Вот это сегодня носят, а это не носят, вот так сегодня говорят, а так — нет. Слово является знаком. Не только содержательным, но и оценочным. Например, появилось слово "секьюрити". Зачем? У нас же есть "охранник". Наверное, чтобы подчеркнуть, что это не просто сторож дядя Вася склад караулит. Нет, секьюрити — это серьезные ребята, которые стоят на страже безопасности, они для того, чтобы бомбу не подкинули.
— А откуда они берутся?
— Мир становится шире, а русский язык очень гостеприимен в отношении иностранных гостей. Это мы и наблюдаем. Меняется что-то в сфере торговли, меняются слова. Например, слова "прейскурант" и "прайс-лист" оба иностранные и означают одно и то же. При этом одно из них устаревшее, а другое модное. Если я говорю "прейскурант", я представляю старый гастроном, прилавок и этот прейскурант. А если я говорю "прайс-лист", то я представляю себе современную фирму, где работают исключительно молодые люди, которые бегают с этими прайс-листами и решают свои задачи.
— То есть "прайс-лист" получше будет?
— В "прейскуранте" два абсолютно непрозрачных для русского человека корня — "прайс" и "курант". В связи с этим люди часто допускали ошибку, говорили "прейскурант цен". В этом отношении "прайс-лист" даже лучше, потому что "лист" — родное.
— Надолго к нам эти слова пришли?
— Это вопрос времени, либо они приживутся, либо нет. При Петре Первом было модно говорить "фортеция" вместо "крепости", "виктория" вместо "победы". А прошло время, и эти слова ушли. Почему? Потому что тогда это было нужно не столько языку, сколько людям, чтобы доказать — я модный. Интересно посмотреть, как будет стариться нынешнее поколение, когда нельзя будет играть на новом слове и когда хорошо одетый менеджер этим не удивит.

Метки:
baikalpress_id:  26 010
Загрузка...