"Железнодорожники забыли извиниться"

Говорят родственники погибшей пассажирки

24 декабря Владимир Наижалов, житель Нижнеудинска, приехал на железнодорожный вокзал, чтобы встретить тещу — Антонину Лалетину. Антонина Петровна зарабатывала на жизнь нелегким трудом челнока — ездила в Иркутск, закупала вещи, а потом продавала их на рынке в Нижнеудинске. Но поезд опаздывал, об этом сообщили по громкой связи, а потом Владимир заметил, что работники вокзала засуетились, забегали, и через несколько минут до него донеслось страшное слово "крушение".

В списках не значилась
Потом он узнал подробности — в 23.07 по местному времени на 4786-м километре на перегоне Тулун — Утай в районе села Котик на железнодорожные пути выехала автомашина КамАЗ, груженная круглым лесом, с прицепом. Навстречу шел пассажирский поезд. При столкновении с рельсов сошли локомотив, девять спальных вагонов и вагон-ресторан. Три вагона упали набок, шесть сошли с путей. В поезде находилось 496 пассажиров.
Владимир связался с тестем, и они вместе поехали к месту происшествия. Оттуда их направили в Тулун — именно туда отогнали уцелевшие вагоны, там же работал оперативный штаб, где можно было получить информацию о пассажирах поезда N 7. Под утро ситуация немного прояснилась — вещи Антонины Петровны оказались в багажном отделении, но ее самой в списках живых и раненых не значилось. Наижалову вместе с тестем пришлось вернуться домой: там, ничего не подозревая, их ждала Люба — дочь Антонины Лалетиной.
На следующее утро, немного поспав, Владимир уже вместе с женой снова поехал в Тулун. И снова обратился в штаб, снова проверили списки, наконец нашли проводницу, которая подтвердила: "Ехала такая пассажирка..." К пяти часам вечера Наижаловы оказались у дверей тулунского морга. Им открыл сторож, выкатил тела трех женщин, среди которых Люба и Владимир опознали свою маму. Забрать Антонину Петровну им не разрешили — закон требует, чтобы опознание проходило в присутствии следователя и было задокументировано. Наижаловы вернулись домой.
Наутро — снова в Тулун. И уже по порядку — со следователем в морг, опознание, оформление документов. Железная дорога выделила транспорт, чтобы доставить Антонину Петровну домой, оплатила похороны — работу на кладбище, гроб, памятник и четыре венка. А еще Наижаловы получили страховую выплату — 12 тысяч рублей.
"Об этом говорят как о подвиге"
Со дня трагедии прошло больше месяца, Люба и Владимир оказались в Иркутске по делам и зашли в редакцию "Пятницы".
— Нет слов, штаб работал оперативно, последствия крушения были ликвидированы быстро, — говорит Владимир. — И страховку мы получили, но дело не в деньгах, мы не жаловаться пришли...
— Дело в каком-то формальном, протокольном отношении к родственникам погибших, — едва сдерживая слезы, продолжает Люба. — Ведь мы не получили даже самой элементарной в таком случае бумаги — официального соболезнования.
Покоробило супругов Наижаловых известие о том, что машиниста поезда N 7 собираются представить к награде.
— Ведомственные газеты железной дороги пишут об этом как о подвиге, но о погибших почему-то ни слова. Может быть, потому, что масштабы трагедии оказались малы — погибло трое пассажиров, — печально констатируют Наижаловы. — Конечно, вина за крушение ложится не на железнодорожников, а на водителя КамАЗа, но в любом случае они тоже несут ответственность за своих пассажиров.

Метки:
baikalpress_id:  6 609