Весна пришла, открывайся, тюрьма!

Через месяц на свободу выйдут нищие, безработные и бездомные заключенные

Перед самым Новым годом, в декабре 2003-го, в силу вступили изменения и дополнения в Уголовный кодекс, которые предусматривают более мягкое наказание по некоторым статьям. И уже этой весной на свободу выйдут заключенные, которым согласно этим поправкам скостят срок. Радоваться предстоящей встрече или бояться корреспонденту "Пятницы" рассказал Александр Самойлов, помощника начальника Главного управления исполнения наказаний (ГУИН) по правам человека.

Их будет мало
Ждать появления на улицах Иркутска тысячных толп освобожденных не стоит. Как оказалось, на свободу выйдет около ста человек со всей области.
— Вот в июле 2002 года, когда ввели новый УПК, было освобождено действительно много человек, тогда это было ощутимо! — вспоминает Александр Самойлов.
В отличие от 2002 года, когда выпускали заключенных как из колоний, так и из следственных изоляторов, на этот раз упор будет сделан на колонии. Однако по отношению к тем, кто сидит в СИЗО, также будут приняты меры.
— По статистике за 2003 год, — продолжает Александр Самойлов, — в Иркутске в СИЗО содержалось около трех тысяч людей. Из них 1400 содержались без достаточных оснований. Представьте, что они сидели до суда в условиях отнюдь не приятных, а потом суд вынес приговор, по которым этим лицам или дали условное наказание, или обязали заплатить штраф. Пятьдесят шесть человек вообще были оправданы. Так что к весне из СИЗО должны выйти многие.
Они хорошие
Зачем же понадобилось отпускать на свободу тех, кто еще не отбыл срок наказания до конца, да еще и называть это "гуманизацией"? Россия стремится стать частью европейского сообщества, в котором к соблюдению прав человека предъявляются высокие требования. Гуманизация направлена в первую очередь на то, чтобы были соблюдены права человека как члена нашего общества. И лица, отбывающие наказание в местах не столь отдаленных, тоже имеют на это право.
Сейчас в России больше заключенных, чем во многих других странах. Даже после принятия нового УПК в 2002 году эта цифра осталась очень большой. Тогда у нас было около двух миллионов заключенных, теперь осталось 900 тысяч. А по нормам, принятым в ЕС, заключенных должно быть всего 500 тысяч.
Гуманизация, которая коснулась нового УК, проявится, в частности, в незначительном сокращении сроков для тех, кто совершил особо тяжкие преступления, и более мягком отношении к тем, кто того заслуживает. Судить об этом будут, конечно, квалифицированные юристы.
Существенным будет также изменение по Уголовно-исполнительному кодексу. Если заключенный отличился примерным поведением, то на условно-досрочное освобождение он сможет пойти раньше. Если человек сел в тюрьму, пусть даже и за дело, у него всегда есть шанс исправиться — добросовестно работать, не допускать нарушений. Если администрация видит, что он поддерживает связь с родственниками, живет активной жизнью, раскаивается в совершенном преступлении, то в этом случае его материалы предоставляются в суд на условно-досрочное освобождение. И у него появляется шанс освободиться еще раньше.
— Главная суть новых изменений в Уголовном кодексе в том, чтобы уменьшить количество заключенных и обеспечить достойное содержание тем, кто остался, — говорит Александр Самойлов. — При положительном поведении заключенные смогут выйти раньше. По всей области их будет чуть побольше сотни, но это не значит, что в колониях так мало положительных людей. Просто у многих значительно сократятся сроки, и в скором времени они также освободятся.
Но их никто не ждет
Подобные меры кажутся действительно гуманными, однако сотрудники ГУИН вовсе не разделяют такое мнение. Опыт предыдущих амнистий, изменений в кодексах и прочих мер гуманизации показал, что наше общество к этому не готово.
— Дело даже не в том, что общество не готово, — высказывает свое мнение Александр Самойлов. — Не готово наше государство, вот в чем дело. Мы с готовностью идем в европейское сообщество, соглашаемся с их требованиями, и гуманизация будет продолжаться. Но какой смысл делать что-либо подобное, когда не готова система? Когда освободившемуся некуда деваться, негде жить и работать?
Именно поэтому, даже несмотря на то что жизнь в тюрьме не сахар, некоторые возвращаются сюда снова.
— Есть у нас такие, которые пять-шесть дней на воле проведут, а потом снова садятся, — рассказывает Самойлов. — Они себя в колонии чувствуют лучше, чем на воле. Некоторые даже целенаправленно совершают преступления, чтобы вернуться. Они здесь все знают: кому что написать, что делать, его спать уложат, накормят, оденут. А на воле кто о нем будет беспокоиться?
Александр Григорьевич с ностальгией вспоминает отношение к освободившимся в советские времена. Тогда, по его мнению, общество было гораздо гуманнее. Поэтому и рецидива было меньше.
— Во-первых, они должны были встать на учет к инспектору. Во-вторых, их периодически проверяли, чтобы они трудоустроились, нормально себя вели. И в-третьих, если они не могли найти работу, то на каждом предприятии было 10 процентов мест для таких лиц. Помню, у нас был даже перечень: макаронная фабрика — надо два человека в первом квартале, лесозавод — 11, жиркомбинат — 6, — говорит Александр Григорьевич.
Их не нужно бояться
Беспокойство рядовых граждан вполне понятно — бывшие преступники выходят на волю, и если им некуда податься, то они начнут совершать преступления снова. Но Александр Самойлов предупреждает: беспокойство это излишне.
— Это обывательское мнение, что сейчас большая толпа преступников выйдет на волю и начнет творить беспредел, — считает Александр Самойлов. — В 2002 году заметно было, что увеличились преступления? А ведь количество вышедших было огромно. Некоторые из них, конечно, вернулись, и все по тем же статьям. Но в целом, — заключает мой собеседник, — картина не была какой-либо катастрофичной. Тем более не будет сейчас.
Поправки к Уголовному кодексу уже вступили в силу. Так что первую партию освобожденных следует ожидать в ближайший месяц.

Загрузка...