Дыры в земле и в головах у чиновников

Сколько детей должно погибнуть, чтобы в Иркутске закрыли все колодцы?

Косте Удатову было семь лет. Как и все дети, он мечтал, наверное, стать летчиком, или капитаном корабля, или великим спортсменом. Все дети в этом возрасте мечтают. Прилежно учился в первом классе. Вот и накануне своего последнего в жизни утра Костя, показывая тетрадки маме, говорил: "Я с каждым днем становлюсь все умнее и умнее. Вырасту, буду вам помогать, мы будем жить очень хорошо..."

Костя никогда уже не вырастет. Нет больше Кости... Тетради так и останутся непроверенными, а мечты несбывшимися. Не услышит мать его голоса и будет рыдать ночами, потому что никогда не сможет примириться с утратой. Как никогда не сможет отец забыть своего ужаса и отчаяния, когда он собственноручно пытался вытащить мальчика из колодца с кипящей водой. А ответственные люди, начальники всех рангов и мастей будут разводить руками и лицемерно списывать все на несчастный случай, роковое стечение обстоятельств, судьбу.
Я хочу жить!
Трагедия случилась ранним утром 21 января неподалеку от перекрестка улиц Глеба Успенского и Рабочего Штаба. В половине восьмого братья Миша и Костя, как обычно, спешили к павильону, в котором работал их отец — Владимир Удатов.
Рассказывает Наташа, продавщица павильона, которая в то утро принимала товар: "Мальчики заходили сюда каждое утро, — говорит она, — утром хлеб привозят, надо было успеть разгрузить, потом Владимир отвозил детишек в школу. А люк часто был открыт. И оттуда постоянно парило. Ребятишки привыкли: парит да парит".
Выяснилось, что в последние дни сюда постоянно приезжала машина откачивать воду. Люк то открывали, то закрывали. Несколько раз отец сам закрывал этот злополучный люк хлебными лотками.
"В то утро пар высокий был, — вспоминает Наташа, — тем более сумеречно. Раздался стук в дверь. Миша в ужасе кричал: "Папа, Костя провалился!"
Наташа замолкает. По лицу текут слезы: "Нет, вы лучше не спрашивайте... У меня этот кошмар до сих пор перед глазами".
Владимир побежал к люку. Оттуда раздавались отчаянные крики: "Папа, спаси, я хочу жить". Когда Владимиру удалось спуститься, Костя был по шею в кипятке. В критическом состоянии мальчика доставили в ожоговый центр. 85% тканей было поражено. Врачи как могли боролись за его жизнь. Костя прожил еще чуть больше суток.
Школа в шоке
Школа N 3 находится в двух остановках от дома, где жил Костя. В автобусе едут дети с ранцами. Едут молча. Никто не смеется, как это обычно бывает в их возрасте. Выясняется, что они одноклассники Миши — брата погибшего мальчика. Костю им очень жаль.
Женщины в учительской ничуть не удивлены появлением журналиста. "Мы в шоке", — говорят они. Светлана Николаевна — учительница класса, в котором учился Костя, показывает его парту. На доске фотография мальчика.
"Он все время у меня перед глазами, — срывающимся голосом говорит учительница. — Как женщина и как мать, я до сих пор не могу говорить об этом спокойно. В субботу мы были на похоронах".
Светлана Николаевна вспоминает, каким был Костя: "Веселый, жизнерадостный мальчик. Ответственный. Переживал за малейшую забывчивость. На уроках всегда отвечал, вытянувшись в струнку, подбородок вверх, как солдатик на параде. Семья возлагала на него большие надежды. Костя хорошо пел. Рисовал... Это огромное горе для семьи и для всей школы". Когда здесь узнали о трагедии, сначала надеялись, что мальчик выживет. Стали собирать деньги на лечение. Откликнулись и учителя, и родители. Равнодушных людей не осталось. Даже младшие школьники разбивали свои копилки и несли мелочь. И до сих пор несут. Конечно, это горе не искупить никаким деньгами, но детям важно знать, что они хоть чем-то смогли помочь другу.
— Как вы думаете, родители будут добиваться, чтобы виновные понесли ответственность?
— Костю уже не вернешь... Но ради жизни других детей они должны довести это дело до конца. Дело, разумеется, не в деньгах, не в моральном и материальном ущербе, дело в жизни других детей. Это ведь не первая и, к великому сожалению, наверняка не последняя гибель. В этих люках оказываются и взрослые, и дети. Для кого-то это закончилось инвалидностью, а у кого-то оборвалась жизнь. Я считаю, что гибель ребенка из-за чьей-то безалаберности не должна оставаться безнаказанной.
Напакостят, а потом ищут крайнего
Расследованием трагедии занимаются следователи Куйбышевской районной прокуратуры Иркутска. Главный прокурор района Светлана Скворчук за долгие годы работы навидалась всякого и, кажется, уже привыкла реагировать на все бесстрастно, но, когда речь заходит о гибели мальчика, она не может сдержать возмущения: "Такого у нас никогда не было. Люди и раньше падали в люки, травмировались, аварий автомобильных было немало, но чтобы ребенок погиб — это случай из ряда вон выходящий".
Главное сейчас, по словам прокурора, найти фигурантов. Ведь в чьем-то ведении эти люки находились? Кто-то обязан был их объезжать, контролировать, но делал это ненадлежащим образом.
Прокуратура сейчас запросила должностные инструкции, документацию, регламентирующую порядок содержания люков. Будут также опрошены жители близлежащих домов, чтобы выяснить, как давно парят эти колодцы, к кому и когда они обращались, какие меры были приняты.
Однако: "В нашей ситуации найти виновного и установить причинную связь между бездействиями и наступившими последствиями будет очень сложно, — говорит прокурор, — столько сейчас развелось этих организаций: тепловые сети, Водоканал, ЖЭУ... А спросить не с кого. Один закрыл, другой открыл, третий не проконтролировал, у четвертого это не входит в обязанности, дворник увидел и прошел мимо, а кому-то эта крышка понадобилась, чтобы сдать ее в пункт приема цветного металла".
Тем не менее Светлана Скворчук настроена решительно. По ее словам, моральный и материальный вред виновники будут возмещать в любом случае.
— Если дело дойдет до суда, какая мера наказания их ожидает?
— Согласно статье 293, деяние, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, наказывается лишением свободы сроком до пяти лет с лишением права занимать определенную должность на срок до пяти лет. Первая часть статьи предусматривает штраф в размере до 120 тысяч рублей...
— А родители мальчика заявляли о том, что намерены подать иск в суд?
— Родители по понятным причинам пока недоступны для общения. Но дело было бы возбуждено в любом случае. Произошел несчастный случай, мы обязаны возбудить дело. Ведь трагедия произошла не по вине ребенка. У него никаких действий не было, чтобы принести себе вред.
В заключение Светлана Скворчук высказывает свою личную точку зрения на все произошедшее: "Что тут можно сказать? Бардак... За который никто не хочет отвечать. Нет чтобы тот же директор Водоканала или тепловых сетей так просто по-мужски пришел ко мне и сказал: "Да, мы виноваты, скажите, что нужно сделать. Чем помочь семье?" Так ведь нет, сначала напакостят, а потом начинают изворачиваться, искать крайнего. Недавно похожий случай был: из-за халатности погиб молодой человек. И вот сидит передо мной руководитель этой фирмы и доказывает, что погибший парень с ним ни в каких трудовых отношениях не был. И что вообще он просто так пришел и на оголенный кабель сел просто так, и током его убило тоже просто так".
Все вышесказанное прокурором подтвердилось, когда я попыталась по телефону выяснить, в чьем все-таки ведении находится злополучный колодец. В службе тепловых сетей в ответ на вопрос мне дали другой номер телефона. По тому — третий, и так раз десять. Потом наконец посоветовали позвонить в инспекцию. Отвечавшая по телефону женщина (свою фамилию она сообщить отказалась) сказала, что в настоящее время ведется расследование, к которому привлечено Иркутскэнерго.
— А кто возглавляет расследование? — спросила я.
— Мы не можем назвать человека, ответственного за ход расследования. Результатов пока нет, видимо, расследование продлится еще два месяца, после его результаты будут доведены до сведения.
— Чьего сведения?
— Общественности, наверное.
Без комментариев.
Завтра в колодце может оказаться ваш ребенок
Мой сын — ровесник погибшего мальчика. И я не могу слышать, когда мне говорят циничное: что вы, дескать, так болезненно реагируете. У каждого своя судьба. Нет, я никогда не соглашусь с возможностью такой судьбы. Судьба всегда предоставляет выбор. Здесь выбора не было. Мы ходим по улицам как по минному полю. Каждый день натыкаемся на открытые люки — далеко ходить не надо, один из них прямо под моими окнами. И я все думаю: сколько еще наших детей должно погибнуть в колодцах, чтобы те, от кого это зависит (тепловые сети? Водоканал? администрация?), наконец-то начали что-то делать? Ведь это так просто: какие-то решетки внутренние установить или заклинивающие крышки, которые без специального ключа невозможно было бы снять ни бичу, ни охотнику за цветным металлом.
И главное. Кто ответит за жизнь мальчика, оборвавшуюся так нелепо и страшно? Неужели опять не найдут виноватых? Неужели опять все спишут на обстоятельства, на бомжей, на рок? Да не может такого быть. Виноватые есть всегда. Если их много, значит, наказать нужно всех. И если этого не сделать, люки так и будут стоять открытыми в ожидании новых жертв.
Завтра — девять дней со дня гибели Кости Удатова. Сейчас колодец, в котором оборвалась его недолгая жизнь, закрыт. На крышке лежат красные розы... Но изнутри до сих пор идет пар. И кто сможет поручиться, что завтра колодец снова не окажется открыт... навстречу новой трагедии.
От редакции
Звоните в редакцию, если видите открытый колодец
Сегодня, в пятницу, 30 января, и в понедельник, 2 февраля, автор статьи, Елизавета Старшинина, ждет звонков наших читателей. Будем вместе искать хозяев открытых колодцев.

Метки:
baikalpress_id:  6 588