В борьбе за серебро

Странная это штука — когда выборы, а выбирать не надо. Даже более чем странная: забавная, не очень понятная, с ощутимым душком сомнительности всего мероприятия. Тем не менее на избрание президентом В.В.Путина к марту 2004 года планируется израсходовать не менее пяти миллиардов рублей из средств не слишком жирного российского бюджета. Учитывая тот факт, что деньги эти являются сугубо виртуальными и нам с вами в любом случае их не увидеть и не потрогать, все же любой гражданин страны вправе задаться вопросом: на кой? Зачем, то есть, вообще-то средства планировать, а после неизбежно тратить, если результат известен с абсолютной степенью достоверности. Говорю сразу, что ответ мне неизвестен. Есть только предположения.

Демократия в опасности!
Так говорят все, кто не был избран в Госдуму номер четыре. Им так говорить и положено по определению, поскольку чем еще заниматься, если в силу собственной бестолковости и беззаветной веры в свои пять процентов они теперь остались не только за пределами нашего маловразумительного органа законодательства, но и вообще вне публичной политики. Для них риск быть напрочь забытыми в течение ближайшего полугодия действительно подобен краху всей жизни: достаточно молодые, "богатые и знаменитые", мелькающие на экранах не реже пяти раз в неделю — куда им теперь? Не в школу же ОБЖ преподавать...
Я склонен думать, что именно данное обстоятельство послужило причиной для самовыдвижения на пост президента России Ирины Хакамады, хотя сама она заявила: "Если демократы будут игнорировать выборы, то они будут игнорировать саму демократию". Естественно, участие в выборах одного из представителей партии, достаточно бездарно проигравшей свой электорат во время думской кампании, в известной степени поможет всей правой организации какой-то срок держаться на плаву и на виду, но не более того. Следует также помнить, что выдвигается Хакамада самостоятельно, а не от партии.
Вообще, ситуация представляется следующим странным образом: победитель выборов известен, однако победа в борьбе с самим собой напоминает скорее поражение или, хуже того, пошлый и глуповатый фарс. Ирина Хакамада поэтому до последних дней являлась единственной персоной, призванной фактически спасти выборы, придать им оттенок хотя-бы какого-то приличия. Очевидно, рассудив, что одного спасателя будет явно недостаточно, блок "Родина" делегировал в пару к Ирине Мацумовне одного из своих лидеров — Сергея Глазьева.
Занятно, что ранее от "Родины" (точнее, от ее части — Партии российских регионов) в кандидаты уже был двинут не кто-нибудь, а сам Виктор Геращенко — человек несомненно умный, народу известный и народом этим не шибко любимый. То обстоятельство, что создание "Родины" было инициировано Кремлем в качестве волнореза для разбивания рядов прокоммунистически настроенных избирателей, не является секретом. Другое дело — мало кто ожидал, что новорожденный вообще проберется в ряды законодателей. Думается, этот факт администрацию президента скорее насторожил, нежели позабавил: гораздо спокойнее было бы иметь в Думе привычное правое крыло с неопасными Явлинским и Немцовым. В Кремле вообще сюрпризов не любят. Однако что сделалось — то сделалось, и из произошедшего тоже необходимо было извлечь какую-то пользу.
И вот уже после того, как "Родина" робко выпустила в забег малопопулярного Геращенко, ей, вероятно, был сделан намек: нужен, братцы, кто-нибудь позрительней, из круто засветившихся лидеров. Конечно, более всего на эту роль подходил Дмитрий Рогозин со своей харизмой, однако уж больно он ярок, слишком убедителен, говорит много и красиво, опять же — все время в защиту русских. А отечественный избиратель ведет себя в последнее время как-то... непредсказуемо, что ли. В общем, ну его к черту — рисковать. Себе дороже.
Поэтому спасателей теперь стало двое — Хакамада и Глазьев. Что говорить, оба — политики первого разбора, соревноваться с ними и достойно и предсказуемо. Остальные кандидаты, прямо скажем, подкачали. О Викторе Геращенко уже упоминалось, остается добавить только, что он единственный выглядит невинной и ненужной в принципе жертвой грядущей заварухи. Поскольку для количества можно было подыскать менее интеллигентного и умного человека.
Персонажи партийные
Особо с выдвижением кандидатов от своих партий отличились, конечно, КПРФ и ЛДПР. Разумеется, трудно в текущий исторический момент сравнивать мироощущения Зюганова и Жириновского. Если первый до сих пор находится в состоянии "грогги" после тяжелого нокаута, полученного в ходе думских выборов, то второй классно отработал свой агитационный номер, собрал положенные 12%, занял третье место и вполне достоин пожинать теперь плоды трудной предвыборной пахоты.
Удивительно поэтому, что лидеры обеих партий, словно сговорившись, отправили на заклание людей, верой и правдой служивших флагам коммунизма и "либеральной демократии", но ни в коей мере не подходящих на роли кандидатов в президенты. Николай Харитонов вообще загадочный персонаж: то ли он коммунист, то ли аграрий, какой он партии член? Я вот вроде бы и пытаюсь следить за всеми стремительными движениями партийцев из "первых троек", но с Харитоновым так и не разобрался. Удивительный человек. Вполне возможно, что какая-то, склонная к удивлениям и другой мистике часть нашего населения за него даже проголосует. Сам Харитонов полон оптимизма: "Я могу стать именно той фигурой, вокруг которой могут объединиться эти люди" (имеются в виду те, что за чертой бедности). По какой причине он так считает — неведомо решительно никому. Я же говорю — загадочная личность.
Впрочем, первую премию в деле изумления народных масс, как и следовало ожидать, точно обязаны вручить Жириновскому. Известный "парадоксов друг" Владимир Вольфович, очевидно, руководствуясь принципом "так не доставайся же ты никому!", взял и назначил кандидатом в президенты своего бывшего (?) охранника Олега Малышкина. О человеческих и иных качествах данного претендента известно исключительно со слов лидера ЛДПР: во-первых, "он знает нужды простого народа и готов его защищать" и, во-вторых, после автоаварии в Америке "он оглох на одно ухо и ничего не соображает". Негусто, согласитесь. Информация о возможном президенте России могла бы быть и более развернутой. Впрочем, есть еще кое-что: ведомо, что Олег Малышкин из Ростова и что он мастер спорта по футболу. Последнее, несомненно, особенно подкупает. Да, чуть не забыл: именно Малышкин был вторым по активности (после вождя, само собой) в задорном мордобое, устроенном ЛДПР в прямом эфире НТВ.
Про выдвиженца из Партии жизни, спикера Совета Федерации Сергея Миронова могу сказать только словами предания о выборах президента Узбекистана: там, уже после избрания Каримова, единственный альтернативный кандидат (имени не помню) признался, что сам он голосовал тоже за Каримова. Известно, что именно Миронов был инициатором увеличения президентских полномочий Путина до десяти лет, а уж о том, чтобы устроить альтернативу Владимиру Владимировичу по просьбе его доверенных лиц мечтать только можно было. Сбылося.
И все остальные
Кроме вышеперечисленных имеются еще два кандидата-бизнесмена, один из которых уже проходил через горнило президентских выборов. Владимир Брынцалов широко известен своими веселыми дебошами в Госдуме второго созыва, а также тем, что в ходе президентской кампании 1996 года набрал 0,2% голосов избирателей. Еще выпускалась такая водка "Брынцалов". Людям нравилась.
Анзори Аксентьев-Кикалишвили по какой-то причине решил отказаться от второй части своей фамилии, и зарегистрирован как просто Аксентьев. В настоящее время он наиболее известен тем, что литовская ГБ считает его крестным отцом русской мафии, из-за связей с которой вот-вот придет импичмент тамошнему президенту Паксосу. В целом конструктивное решение проблемы предвыборной агитации кандидатом Анзори Аксентьевым осуществлено с потрясающим рассудок размахом: только в нашей стране можно баллотироваться на президентский пост, обосновывая свой политический потенциал тем, что благодаря тебе только что скинули президента соседнего государства. Широко, нечего и добавить. Думается, что для предпринимателей высокого пошиба участие в президентских выборах — это прежде всего хороший ход в целях широкой пропаганды своего имени в качестве торгового бренда. Может быть, их дела пойдут еще лучше, и затраты на кампанию будут вполне оправданны. Бизнес есть бизнес: иные ролики заказывают, кто-то Ирак завоевывает, некоторые вот в президенты выбираются. Кому что по средствам.
С бизнесменами, таким образом, все более-менее ясно, а вот совсем ничего мне не понятно с последним из кандидатов — Иваном Рыбкиным. Все говорят, что он выдвиженец Бориса Березовского. Если это так, то все становится еще менее понятным — зачем это Березовскому? От безысходности и отчаяния, что ли? Оно, вероятно, есть от чего: вон Рамазан Кадыров — сын Ахмада — рапортует из Чечни, что в поддержку Путина уже собрана первая из пятидесяти тысяч подписей. Это в той самой Чечне, за действия в которой Борис Абрамыч поливает нехорошими словами действующего президента России на всех перекрестках лондонского Сити. Существенный повод для расстройства. Можно удивляться, но я более чем уверен: люди в Чечне вполне добровольно и искренне ставят свои подписи — до такой степени их уже задолбали войнами и операциями. Большинство из них, вероятно, спит и видит, чтобы Путин передавил уже к такой-то матери всех этих арабов, ваххабитов и прочих мастеров взрывного дела.
Ну а если Рыбкин к нам не от Березовского, то тогда от кого? Наверное, сам по себе: по принципу, изложенному виртуальной Масяней. Она, собравшись участвовать в выборах, сразу заявила, что главное — участие. Давно, дескать, мечтала пожить по олимпийским стандартам.
Кому в конечном итоге достается серебряный кубок, для нас не очень важно. Но интересно.

Загрузка...