Галопом по шопам

Корреспондент "Пятницы" один день работал проводником по магазинам

В Питере и Москве проводники давно пользуются спросом. Они помогают приезжим сориентироваться в городе: на рынок попасть или какую-нибудь контору отыскать. В Иркутске такой профессии пока нет. Корреспондент "Пятницы" решил помочь приезжающим в город за покупками в канун Нового года.

Эх, бабушка!
Отправляясь на задание, я был уверен, что ничего не получится. На моей шее был приклеенный к картонке лист белой бумаги с надписью: "Проведу по городу. Помогу сориентироваться".
Признаться, стоя в субботу, 27 декабря, посреди железнодорожного вокзала с таким плакатом на груди, я чувствовал себя очень неуютно. Казалось, что проблем не избежать. Однако первые полчаса на меня никто не обращал внимания, даже таксисты. Прийти сюда пришлось пораньше, поскольку иногородним выгоднее приехать засветло и засветло же вернуться домой.
Электрички, прибывшие в промежутке между девятью и двенадцатью часами, привезли массу народа. На меня косились, посматривали с интересом, но заинтересованности не проявляли. Вскоре мне повезло.
— Молодой человек, — окликнула меня лучезарно улыбающаяся бабушка, — вы не подскажете, как мне доехать до Солнечного?
"Та-а-к, — подумалось мне, — вот как день начнешь, так его и проведешь — без заработка!" Но разве бабушке откажешь? Пришлось вести ее на остановку и усаживать в маршрутку. Автобус она ждать отказалась. Но поблагодарила.
Когда я возвращался к пригородному павильону, мне навстречу попался таксист, который, добродушно ухмыляясь, произнес:
— Заработать пытаешься, парень? По-моему, ничего ты так не выгадаешь...
— Посмотрим, — буркнул я, толкая дверь павильона.
В поисках человеческих мобильников
К моей радости, я оказался прав. Через двадцать минут после бабульки до меня докопались трое парней.
— Типа, ты городская справка? — по-свойски обратился один. — Подсказываешь?
— Подсказываю, но не бесплатно, — парировал я, — но куда лучше будет, если покажу и довезу. Надо куда-нибудь?
— Ну, вообще-то надо. Знаешь, где можно найти мобильники человеческие?
Слава богу, этих мест я знал навалом. Настоял на том, что без меня они больше пары пунктов не найдут, мол, места знать надо. Ребята доехали со мной до центра, заплатив за мой проезд на маршрутке. Мы шатались по залам битых полтора часа, рассматривая телефоны, а потом еще полчаса потратили на поиски и подбор подарочной обертки. Пацаны орали друг на друга, на меня, а я на них. К концу нашего променада мы стали едва ли не друзьями, продавцы лишь с удивлением взирали на наши пререкания. Но для девушки одного из них — Павла — взяли Siemens MC60, хотя изначально пытались сэкономить. Подарок получился знатный. Без лишних споров я получил свой полтинник. Довез ребят до вокзала, где мы, ожидая электричку до Ангарска, распили по бутылочке пива.
Вы нас так выручили!
Что ж, дела пошли. Следующую электричку я решил встретить на платформе, потому что в зале ожидания и на площади меня замучили любопытные взгляды и пара малолетних бродяжек, которые принялись со мной заигрывать и, заливаясь хохотом, кричать: "Дяденька, проведи нас в кино!"
На платформе копошились мамаша с молодой симпатичной дочкой, громко обсуждая, возьмут они такси или сами будут искать какие-то дорогие косметические магазины и еще один музыкальный. Срочно послав запрос в память и выудив оттуда непонятные мне названия "Л'Этуаль" и "Л'Эскаль", я решил, что могу помочь им. На меня внимательно посмотрели и выдали:
— А вы, наверное, деньги берете?
— Конечно, беру, но это мой первый день, поэтому за полтинник отведу куда надо и обратно привезу.
— Ой, вы нас так выручите, молодой человек, только не разоряйте нас, пожалуйста, мы не богатые...
Лена и ее мама приехали из Усолья, в Иркутске они были не раз, но в "Л'Этуаль" и "Л'Эскаль" зашли впервые. Минуту они стояли разинув рот, для приличия и я немного с ними поглазел. Потом начали медленно двигаться вдоль стеллажей с парфюмерией, осторожно ощупывая бутылочки.
Мама с дочкой управились быстро, но на этом не успокоились. Потащили меня на Урицкого, затарились там подарочной посудой, вручили мне сумки и погнали, весело смеясь и радуясь удачным покупкам, в Торговый комплекс. В комплексе мы покатались на эскалаторах, купили две фотопленки, при покупке которой я показал себя настоящим спецом-консультантом, мягкого мишку и подушки.
Когда мы выходили на улицу, по глазам женщин было видно, что они просто влюблены в меня. Они отдали мне все, что осталось от запланированных на покупки денег, себе оставили только на дорогу. Мне досталось аж 80 рублей!
Ты помогаешь, я плачу. Да?
Возвратившись на вокзал, я успел поторчать там в бездействии всего лишь пятнадцать минут, как познакомился с Шамилем. Он оказался самым запоминающимся клиентом. Высокий, подвижный, улыбка с лица не сходит. Он приехал на автобусе и увидел меня, как только я вышел из вокзала подышать.
— Слушай, ты, значит, все тут знаешь, да? — спросил он, протягивая мне руку, и с места в карьер заявил: — В камерах понимаешь? Видеокамеру надо.
— Полжизни камеру в руках держал, — соврал я, поскольку снимал не так уж и много, хотя в камерах действительно разбираюсь.
— Новый год снимать в семье надо, — продолжал Шамиль, уже волоча меня к остановке маршруток, — гости будут, помогаешь мне купить камеру, я тебе плачу. Да?
— Нет проблем, — сразу согласился я, обрадованный таким прекрасным концом дня, — нужно в центр ехать.
Камеру мы решили покупать в "Мелодии", благо выбор там есть. Шамиль заставил меня отсмотреть половину камер дороже двадцати тысяч, поскольку сразу был настроен покупать цифровую. Продавец был бесстрастен и сдержан, исполнительно лазая в витрину и выуживая камеры одну за другой. Шамиль увлеченно позировал передо мной, пока я проверял камеры на запись. Когда хорошенький Canon был наконец упакован, Шамиль, улыбаясь, спросил:
— Надо обмывать? Пойдем где-нибудь посидим, ты расскажи мне, как пользоваться. Хочу сразу приехать и снимать.
Еще полчаса мы потратили, сидя в кофейне и тиская камеру. У Шамиля, оказывается, трое детей, которых он все никак не мог толком запечатлеть, — кроме мыльницы, в доме ничего больше и нет. Пока я одевался, он черканул на бумажке свой адрес и подал вместе с тремя сотенными бумажками.
— Не много будет? — спросил я скорее из вежливости, чем из нежелания брать деньги.
— Нормально, мы же сэкономили на камере.
Я заработал за этот день 430 рублей. Неплохо, если умножить их на 22 рабочих дня. Получилось бы 9 тысяч 460 рублей в месяц. Правда, сомневаюсь, что мне бы так фартило каждый день.

Метки:
baikalpress_id:  6 562