Фотокарточка с фронта: Царегородцев Василий Андреевич

Проект, посвященный 70-летию Победы в Великой Отечественной войне

 За два месяца до гибели иркутянин Василий Царегородцев писал с фронта своей племяннице, поздравляя ее с Новым 1942 годом: «…ведь это все для вас, малышей, чтобы вы жили и были всегда спокойны…»

Василий Царегородцев погиб 15 марта 1942 года в районе города Тихвина, как сообщила родным похоронка. Парню только исполнилось 27 лет. Всю войну и послевоенные годы родные ждали Васю, надеясь на чудо.

Когда он погиб, племяннице Идульке 7 лет еще не было. Но вот уже 72 года Идея Борисовна Усольцева помнит мельчайшие подробности его такой недолгой жизни. Идея Борисовна и ее двоюродная сестра Зоя Захаровна надеялись получить весточку о месте его захоронения. Эту весточку прислала главный архивист отдела использования документов ГОКУ Государственного архива Новгородской области Маргарита Александровна Лысенко: «Ваш дядя, Царегородцев Василий Андреевич, похоронен на воинском кладбище деревни Захарьино Новгородской области (в 40 километрах от Великого Новгорода). Это совсем близко от «долины смерти», Мясного Бора, где покоится около 25 тысяч солдат. И еще больше покоится в земле не найденных до сих пор».

Ссыльные из Царицыно

Родина Царегородцевых — Братский район, Николаевский Завод. Происхождение своей звучной фамилии дед Идеи Борисовны — Андрей Иванович Царегородцев — объяснял так: якобы его отец был сослан на каторжные работы на Николаевский железоделательный завод из Царицына. Андрей Царегородцев, 1892 года рождения, на заводе считался мастером, он был токарем, слесарем высокой квалификации.

Когда исполнилось Андрею 17 лет, полюбилась ему смуглянка Аксинья Татарникова, 18-летняя сирота, девушка яркая, сильная, умелая. Сам Андрей окончил 4 класса заводской школы, учился настолько хорошо, что учитель, уезжая, оставлял его вместо себя. И ничего, Андрей справлялся, обучая все 4 класса в одной комнате.

Судьба Аксиньи Семеновны уникальна. В 1899 году ей было 7 лет, одному брату 12 лет, другому — 3 года, и сестренке 3 месяца, когда от побоев мужа умерла мама. В ту же ночь изверги украли у сирот кормилицу козу. Отец исчез из жизни детей. Старший, Никита, уже работал на заводе, где широко применялся детский труд. Аксинья осталась и за маму, и за папу. Семилетнего ребенка взял в помощницы местный фельдшер Лебедев. Аксинья помогала его жене по хозяйству, а доктору помогала растирать порошки, готовить мази, собирать лекарственные растения, вести прием больных. Потом девочка бежала домой покормить малышей.

Молодая семья

Андрей недолго ухаживал за Аксиньей, подошел, подарил, как он вспоминал, «конфет за 5 копеек с кисточкой». Так и сладили.

Посаженным отцом на свадьбе был добрейший фельдшер Лебедев. И пошли один за другим детки у Сины и Андрюши. В 1913 году родилась Маруся, 15 января 1915 года родился Вася, через 3 года — Валюша, 

в 1920-м — Павлик. Были еще два мальчика: одного забрала болезнь, другого — трагический случай, подростка прокололи вилами на покосе.

Большим подспорьем для семьи были свой огород и тайга, начинавшаяся за забором. Андрей научил жену охотничьему ремеслу. Случалось, что Аксинья брала ружье, шла в лес и приносила утку или зайца на обед. Но один раз на охоте она прицеливалась, думая, что в траве прячется зверь, а оттуда показалась голова сына. С того момента ружья в руки она не брала.

Иркутск — новое место жительства

Постепенно завод стал убыточным, переходил из рук в руки. Потом разразилась Первая мировая война, Октябрьская революция 1917-го…

В 1924 году Николаевский завод прекратил свое существование, оборудование было вывезено в Черемхово, Усолье-Сибирское и Тельму.

Царегородцевы переехали в Иркутск, Василию решено было дать музыкальное образование. Жили сначала в подвале дома по улице 5-й Армии, а потом Царегородцевы получили квартиру в купеческом доме по улице Свердлова.

Мама Сина (так дети называли Аксинью) и папа Андрюша жили душа в душу, детей воспитывали в большой любви, но строго.

Талантливого Василия приняли в училище, хотя за его плечами не было музыкальной школы и он не знал музыкальной грамоты. Вася выбрал виолончель, и потом никогда с ней уже не расставался. С ней и на фронт уехал. Инструмент стоил дорого, у отца таких денег не было. Тогда преподаватель училища, осознавая, насколько талантлив его ученик, подарил Василию инструмент,.

После училища Василия приняли в симфонический оркестр Иркутского областного радио. В тридцатые годы радиокомитет организовывал открытые концерты, местных композиторов и музыкантов, режиссеров, хоровые коллективы привлекали для подготовки опер. Одновременно Вася руководил оркестром струнных инструментов во Дворце пионеров.

Музыкантская рота

В январе 1939-го ему исполнилось 24 года, его призвали в армию. Идейка не могла его проводить — лежала в Ивано-Матренинской больнице. Он пришел к ней проститься. Службу Вася нес на Дальнем Востоке, в музыкантской роте. Уезжал со своей любимой виолончелью. Служил он хорошо, родителям приходили благодарности, приезжали из части сослуживцы, командиры, обязательно заходили к Царегородцевым. Сам Вася тоже приезжал в отпуск. Он пролетел очень быстро. Когда на вокзале пришло время прощаться, долго-долго махали уезжавшему белыми платочками. Мама Сина не провожала сына, заболела. Кроме нее, больше Васю никто не видел. А в семье с тех пор запрещены долгие проводы. Такая вот традиция образовалась.

Последняя встреча на перроне

В 1941 году Василию в часть пришел вызов из Ленинграда: вступительные экзамены в консерваторию начинались в августе. Но война все отменила. Их часть отправляли на запад. К Царегородцевым пришла пожилая супружеская пара и сообщила, что их сын служит вместе с Васей, что скоро их состав пройдет мимо Иркутска и остановится на помывку. А домашние затеяли побелку к 7 Ноября. Мама Сина решила встретиться с сыном. Рано утром Аксинья Семеновна вместе с родителями Васиного сослуживца дошла по мосту до вокзала и оттуда на «передаче» доехала до станции Иркутск-Сортировочный. Весь день шли составы. Она встречала, обходила вагоны и спрашивала про Васю. Вдруг ей ответили, что Царегородцев едет в следующем составе. Аксинья Семеновна только и смогла сказать: «Сыночек!» «Мама, ты откуда?» — не верил своим глазам Василий. Мать как повисла на сыне, так и простояла с ним несколько часов. Очень она себя ругала, что не догадалась ничего взять из дома: ни еды, ни ниток, ни мыла, ни белой материи на подворотнички. Мама уговаривала Васю пойти помыться, но и у того не было сил расстаться хоть на минуту. Вот только очень жалел Вася, что не увидел он Идульку и всех домашних. Состав стоял пять часов, родной дом был не так далеко, но уйти было нельзя. Дома никто не верил маме Сине, что она видела Васю, это казалось чудом. Как же все жалели, что променяли встречу с любимым Васей на побелку!

Седьмого ноября 1941 года музыкантская рота, где служил Василий Царегородцев, в составе сводного оркестра приняла участие в параде на Красной площади. В письме Вася писал, что видел близко членов правительства, музыкантов снимали кинооператоры, чтобы родные внимательнее смотрели хронику в кинотеатрах. Прямо с парада войска уходили на фронт. Письма от Васи приходили регулярно, их читали и перечитывали. Он сообщал, что жив-здоров, воюет в разведроте, что его виолончель должна привезти в Иркутск демобилизованная девушка, которая направляется на Дальний Восток. До сих пор Идея Борисовна недоумевает: почему ее родные не пошли на вокзал за Васиным инструментом, что-то этому помешало…

Новогодний привет с фронта

Последняя весточка от Васи пришла в день его рождения — 15 января 1942 года. Ему исполнилось 27 лет. На открытке, которую 72 года бережно хранит Идея Борисовна, нарисованы танки и советские бойцы с винтовками, бегущие по снегу. Надпись гласит: «Новогодний привет с фронта. Смерть немецким оккупантам. Боевой новогодний привет с фронта всем родным и знакомым». Последние слова привета были обращены к маленькой племяннице. В этой открытке Вася обращается только к ней: «Идулька, поздравляю тебя с Новым годом, счастливым годом для тех, кто мал, как ты. Ведь это все для вас, малышей, чтобы вы жили и были всегда спокойны. Целуй за меня маму и папу. Целую. Твой дядя Вася». Больше писем от него не было.

А потом пришла похоронка. Перехватила ее Мария. Сестры не сказали родителям о гибели сына. Но маме Сине приснился сон, что какая-то бумага лежит у Марии под подушкой. Она стала просить: «Да не мучайте вы меня, отдайте письмо!»

9 Мая 1945 года весь двор ликовал. Только Аксинья Семеновна плакала одна в квартире. И позже, когда стали возвращаться фронтовики, она не могла сдержать слез. До конца жизни она горевала о Васе, наперекор всему ждала его.

Василий мечтал учиться в Ленинграде, а пришлось ему сложить голову в боях за город...

Письма с фотографиями присылайте по адресу: 664047 г. Иркутск, Трудовой проезд, 40, редакция газеты «Копейка», проект «Фотокарточка с фронта».  Телефон для справок: 27-28-27.

Загрузка...