Фигуранты по делу Крутя и Низамовой выступили с последним словом

Громкое дело о коррупции в региональной власти, именуемое в народе делом Крутя и Низамовой, близится к развязке.

Вчера, 26 июня, состоялся последний день слушаний перед вынесением приговора всем четырем обвиняемым. С последним словом выступала экс-замминистра экономического развития Иркутской области Рита Низамова, которую обвиняют в получении взятки размером 1 млн 739 тыс. рублей.

Еще в коридоре во время ожидания бросилось в глаза, что фигуранты держатся друг от друга на приличном расстоянии. Только Семен Круть и Юлия Журавлева сидели на лавочке, весело болтая. В общем-то, это понятно: отец и дочь, дела семейные. Что касается всего остального, тут как говорится: дружба дружбой, а своя рубашка ближе к телу.

Само заседание продлилось всего несколько минут. Судья дала возможность выступить с последним словом Рите Низамовой. Речь обвиняемой была краткой и почти лишенной эмоций, хотя по голосу было видно, что слова ей даются непросто, несколько раз она сбивалась и делала паузы. С самого начала экс-чиновница выразила раскаяние, но не за то, в чем ее обвиняют. Вина ее состоит лишь в том, что в силу служебной зависимости она принимала участие в незаконной мошеннической схеме. Соответственно Низамова попросила суд переквалифицировать ее действия на мошенничество.

— Проработав всего два месяца в этой должности, я и не подозревала и не успела толком вникнуть в условия предоставления квот. Никогда и никому я не говорила о том, что мне должны за это какие-то деньги, никогда не требовала никаких взяток. Прошу не судить меня за то преступление, которое я не совершала.

Ранее, в ходе судебных слушаний, Рита Низамова категорически отказывалась признать факт получения взятки. Отказывалась, несмотря на наличие явки с повинной, показания других фигурантов и записи телефонных переговоров.

Кстати, одна из стенограмм содержит диалог Юлии Журавлевой с отцом, в котором она очень красочно и в деталях рассказывает, как подъехала к гостинице «Интурист», села в машину к Рите Низамовой, положила пакет и буквально вся вспотела от страха.

Очевидно, позже под тяжестью неопровержимых доводов и доказательств Низамова была все-таки вынуждена признать себя жертвой обстоятельств. По ее словам, преступную схему разработал экс-министр экономразвития региона Игорь Корнеев (который также был арестован по обвинению в мошенничестве). Кроме того, по словам Низамовой, в создании схемы принимала участие еще одна высокопоставленная чиновница — бывший руководитель агентства по туризму Ирина Рютина. Низамова была вынуждена исполнять указания этих людей.

Напомним, что неделей ранее государственный обвинитель потребовал назначить Рите Низамовой наказание в виде 9 лет реального лишения свободы, а также обязать выплатить денежный штраф в размере 120,7 млн рублей. Однако обвиняемая назвала это наказание чрезмерным и не оставляющим ей шанса на возврат к нормальной жизни. Низамова назвала невыполнимой задачей выплату такого огромного штрафа, поскольку у нее нет предметов роскоши, а честно заработать такие деньги просто невозможно. Все случившееся, по словам подсудимой, стало ей уроком на всю жизнь. В заключение она попросила суд проявить гуманность и не наказывать ее несовершеннолетнюю дочь разлукой с матерью.

— Она ни в чем не виновата, и я не хочу, чтобы она страдала. Она этого не заслуживает. Прошу назначить мне условное наказание без реального лишения свободы.

Что касается других фигурантов дела, то Семен Круть, Юлия Журавлева и Николай Щербаков также признали свою вину.

По их словам, они были поставлены в такие условия, что других вариантов просто не было. Либо ты даешь деньги и оказываешься в списке, либо не даешь — и тебя в списке нет.

Кроме того, защита Семена Крутя утверждала, что экс-министр вообще знать не знал, что совершает нечто противозаконное, он всего лишь хотел помочь. Привычка у него такая — всем помогать, можно сказать, жизненное кредо. Впечатляет, что в своем последнем слове экс-чиновник говорил о раскаянии, о том, что месяцы заключения в СИЗО заставили его пересмотреть всю свою жизнь. В связи с этим вспоминается известная фраза из «Мастера и Маргариты»: «Покайся, Михалыч, тебе скидка будет».

Государственный обвинитель попросил суд признать всех троих виновными и назначить наказание: Семену Крутю и Николаю Щербакову по 7,5 лет лишения свободы условно; Юлии Журавлевой — 12 млн рублей денежного штрафа в пользу государства.

Теперь остается дождаться вердикта суда. По словам председательствующей по делу судьи Кировского суда Светланы Почеповой, заседание, на котором будет вынесен приговор всем четырем фигурантам, состоится 7 июля в 9.00.

Напомним, как развивались события.

Все началось в мае 2012 года, когда сотрудники СКР арестовали Риту Низамову. Одновременно за решетку отправились иркутские предприниматели Юлия Журавлева и Николай Щербаков. А осенью в Москве был арестован четвертый фигурант — экс-министр социального развития региона и экс-омбудсмен Семен Викторович Круть. Именно появление в деле ветерана иркутской исполнительной власти, успевшего «пересидеть» четырех губернаторов, вывело дело в разряд сенсационных. В дальнейшем выяснилось, что Круть приходится родным отцом арестованной ранее Юлии Журавлевой.

Из скупых комментариев представителей Следственного комитета вырисовывается следующая фабула: некие руководители строительных компаний очень сильно хотели получить квоты на иностранную рабочую силу, но законных оснований для этого у них не было. Их-то интересы и взялись представлять Щербаков с Журавлевой. Журавлева лично вела переговоры с заместителем министра экономического развития области Низамовой и передавала деньги. Семену Крутю в этой схеме была отведена роль закулисного стратега, знавшего, какие кнопки нужно нажимать и кого с кем связывать.

Загрузка...