Фермер Алексей Труфанов: «Где родился, там и пригодился»

Алексея Труфанова можно назвать настоящим испытателем.

На своих сельхозугодьях он выращивает новые сорта зерновых и кормовых культур, держит яков, скрещивает их с калмыками и симменталами для более сильного и крепкого молодняка. В будущем фермер также планирует завезти абсолютно новую для региона абердин-ангусскую породу крупного рогатого скота. По словам Алексея, он не боится экспериментов и всегда готов пробовать что-то новое. Главное, чтобы это позволило нарастить производство и в целом способствовало развитию фермерского хозяйства. 

Из колхоза в частники

Центральной усадьбой для своего хозяйства Алексей Труфанов выбрал родную деревню Исаковку. На многих картах этого названия уже нет, поскольку деревушка практически заброшена. Жилые избы здесь можно пересчитать по пальцам, и по соседству с каждой находятся лишь обветшалые свидетельства некогда существовавшей здесь жизни. Дома полуразрушены, хозяйственные постройки уничтожены.

— Вот там, на краю деревни, где сейчас тополь, был дом отца. Рядом сестра жила. Только в одном околотке шесть семей Труфановых было. И деревня была хоть и небольшая, но крепкая. Всего около 50 дворов. В клубе фильмы показывали, молодежь собиралась, гуляла. Сейчас от здания руины остались, которые за высокой травой сразу не разглядишь, — показывает окрестности и рассказывает Алексей Николаевич. — Да что там говорить, достаточно привести пример. В 1959 году у нас в районе было 36 деревень, а сейчас осталось 17.

Отец его всю жизнь проработал водителем, а мама была разнорабочей. Где требовались хозяйственные руки — туда и шла. В советские годы здесь находился колхоз имени Ленина, который имел несколько отделений. В Исаковке были конный двор, склады, мехток, два гурта молодняка.

Алексей Труфанов после окончания иркутского сельхозинститута вернулся в родное хозяйство, где работал сначала простым экономистом, затем главным, а после стал и секретарем парткома. В 90-е годы колхоз приказал долго жить, земли были розданы по паям населению. Однако к этому времени в силу обстоятельств Алексей Николаевич уже ушел из колхоза и занимался личным подсобным хозяйством: держал 40 пчелосемей, КРС, свиней.

Метод проб и экспериментов

В 2006 году он решил официально оформить свое хозяйство и получил статус фермера. Сначала обрабатывал 300 гектаров земли, затем 750, а сейчас площадь его земель вместе с покосами составляет 1300 гектаров. Часть из них находится в аренде. За три года он создал животноводческую базу: организовал свиноферму и ферму для крупного рогатого скота.

Все корма в хозяйстве заготавливают сами. Так, к примеру, на одном из полей выращивают клевер. Правда, в этом году из-за засухи он оказался в два раза ниже, чем ожидали. И вместо ожидаемых 200 рулонов здесь надеются собрать хотя бы 40. Рядом с клевером колосятся пшеница и ячмень. Причем многие сорта злаковых совсем не те, что растут у соседей. Несколько лет Алексей Труфанов работает с Тулунской государственной селекционной станцией и на своих полях испытывает новые сорта культур. Часть из них районированные, часть нет. Однако результат и те и другие показывают хороший.

— Раньше я работал с бурятскими сортами, начинал с Селенги, пробовал Бурятскую остистую, но не все получались удачно. Например, остистую лучше всего выращивать, когда в хозяйстве есть сушильный цех, а у меня его нет. Этот сорт позднеспелый, и четыре года назад уборка такой пшеницы пришлась на октябрь. Выпал снег, и убирали ее уже сырую. Сушить ее было негде. В итоге пришлось от нее отказаться. Сейчас пробую другие сорта, например Тулунская-11. Это наша селекция. Она взошла хорошо и в отличие от других культур более-менее перенесла засуху. Урожай даст. Юната оказалась послабее. Она районированная, это твердый сорт пшеницы, из которого можно делать макароны. Однако наши крестьяне к ней относятся осторожно, поскольку это очень требовательная культура. Как правило, чем благороднее сорт, тем больше внимания ему нужно уделять: в подготовке почвы, внесении комплекса удобрений. Зато по качеству зерна Юната лучше многих других.

На одном из полей вместе с колосящейся пшеницей — у этого сорта пока нет названия — растет горох. Это тоже новый сорт, взятый на станции. Его можно использовать даже в производственных целях, для выпуска консервированного горошка. Его особенность заключается в том, что стручки образовываются сверху, а благодаря сильно развитым усам он хорошо цепляется за соседние стебли и тянется вверх. Пока в качестве эксперимента фермер приобрел только 70 килограммов гороха. Проверку он прошел на отлично. Стручки оказались плотными, а горошинки сочные и крупные. При этом и урожайность этого гороха оказалась на высоте.

Один из участков Алексея Николаевича расположен в живописном месте под названием Близкий Еланец. Два поля разделены березняком, в котором, по словам фермера, даже растут белые грибы. Эти земли еще до коллективизации обрабатывал дед Алексея Труфанова и получал хороший урожай. В качестве очередного опыта фермер посеял ячмень на поле, которое до этого два года засевалось пшеницей: хотелось посмотреть, как он среагирует на такие условия произрастания. Теперь осталось дождаться результатов.

Как признается Алексей Труфанов, он не боится экспериментов, а наоборот, даже стремится к ним. Это позволяет ему узнать больше новых сортов, посмотреть, как они реагируют на различные факторы, и по возможности повысить урожайность своего производства.

Яки, калмыки и симменталы

Однако только на зерновых эксперименты не заканчиваются. В своем подворье Алексей Труфанов также придерживается инноваций. Так, например, на свиноферме у него живут не обычные свиньи, а помесь крупнобелой с ландрасами. А среди калмыков и симменталов растут яки.

— Я как-то познакомился с Александром Елбаскиным, фермером из Ольхонского района, который держит яков. Он рассказал мне о них, и я решил съездить посмотреть. В результате приобрел двух, черного и белого — Тайсона и Яшку. Затем еще четырех телочек. Причем все они оказались разного окраса. Яки живут вместе с остальным стадом и прекрасно себя чувствуют. Они никуда не убегают, и проблем как таковых с ними нет. Сейчас у нас есть и хайнаки, в основном это помесь яков с симменталами. Очень красивое потомство и выносливое.

В отличие от яков, по словам фермера, калмыки — животные с характером. Это абсолютно дикая порода, и к ним не так легко подойти. Они не дают себя погладить. А вот симменталы совсем другие, более домашние и покладистые. Из них здесь планируют вырастить молочное стадо. В кормах все животные также неприхотливые, однако в хозяйстве стараются каждый раз разнообразить меню животных. В прошлом году, к примеру, для них заготовили горохо-овсяные смеси.

Как отметил Алексей Труфанов, в будущем он планирует приобрести герефордов и абердин-ангусскую породу. Последние хорошо акклиматизируются в условиях умеренного и холодного климата, их мясо отличается особой нежностью и мраморностью, а при скрещивании с другими породами они хорошо передают помесям свои мясные качества и скороспелость. В хозяйстве планируют таким образом нарастить поголовье и увеличить объемы мясного производства.

Не хватает рабочих рук 

Сразу за свинофермой и телятником рабочие возводят гараж для техники. Раньше это здание принадлежало колхозу, однако от прежнего строения остались только стены. Алексей Николаевич вспоминает, что когда-то его техника состояла всего из одного трактора Т-40, затем отец помог приобрести ДТ-75. Сегодня есть комбайны, сеялки, зернообрабатывающие и посевные комплексы и т. д.

Неподалеку расположено и новое деревянное двухэтажное здание. Одна его часть предназначена для приезжих работников. В прошлом году Алексей Николаевич приютил три украинские семьи. Две из них затем уехали, одна осталась. Как признается фермер, рабочих рук не хватает. Многие отказываются от тяжелого крестьянского труда.

Скотников и доярок сегодня днем с огнем не сыщешь. А постоянные работники здесь необходимы. Ферма развивается, поля засеиваются.

— Здесь ведь трудиться надо, а не лениться, — говорит Сергей, первый и главный помощник Алексея Труфанова. — Я работаю на ферме с самого начала. После 8-го класса пошел в колхоз, где работал и механизатором, и управляющим, и инженером. А затем, уже после распада, устроился к Алексею Николаевичу. Он помог мне освоить и агрономию, так что теперь я все знаю, что необходимо для сельского труда. А этот труд действительно нелегкий. Для того чтобы что-то получить, нужно хорошо постараться. Для некоторых это оказывается не под силу.

Кроме отсутствия рабочей силы сегодня существует и еще одна проблема — нехватка земель. Многие арендаторы стали забирать участки для собственных нужд. Тем не менее фермер надеется, что в ближайшем будущем ему удастся приобрести еще 500 га.

— Где родился, там и пригодился — так я считаю. Даже в голодные годы земля может прокормить людей, главное с благодарностью к ней относиться. И как бы тяжело ни было, мне нравится заниматься сельским хозяйством. В этом заключается вся моя жизнь, — подчеркнул Алексей Труфанов.

  • Вопрос от фермера:

Почему индивидуальные предприниматели и акционерные общества, занимающиеся сельским хозяйством, не могут участвовать в федеральной программе по развитию семейных животноводческих ферм? Я считаю, что это упущение. Ведь хозяйства с таким статусом ничем не отличаются от КФХ и могут рассчитывать на поддержку государства.

baikalpress_id:  107 225