Фермер Александр Урбагаев использует принципы кочевого скотоводства

В Унгинской долине применяют принципы хозяйствования бурят и современные научные знания

«Унгинская долина — место уникальное. Недаром оно воспето выдающимися бурятскими сказителями Пеохоном Петровым, Папой Тушемиловым, Тороном Аленовым — моим, кстати, кровным родственником, — говорит фермер Александр Урбагаев и выдает первую легенду: — Такого мяса, которое получается от баранов, выращенных на этой земле, больше нигде не найдешь. Его преподносили императору Николаю II, гостившему в Иркутске; отвозили Сталину — и тот был в полном восторге от вкусовых качеств нашей баранины».

Никто не знает, насколько правдивы эти байки. Но в каждой легенде есть своя истина. Вот и рассказы про вкусовые качества мяса — чистая правда. Причина необычного вкуса — солончаковая почва, на которой произрастают местные травы. Издавна земля эта использовалась местным населением для откорма самого лучшего скота. Александр Урбагаев, открывая свою ферму, решил использовать опыт своих предков, обогатив его современными научными знаниями.

Мужское воспитание

— Владимир Ленин завещал нам учиться, учиться и еще раз учиться. И у меня нет причин не согласиться с вождем пролетариата, — говорит Александр Урбагаев. — За свою жизнь я понял, что без образования в сельском хозяйстве приходится очень сложно. В самом начале своего пути я наделал много ошибок, которых можно было бы избежать, имей я специальные знания. Да и сейчас приходится постоянно пополнять знания. Что такое образованный человек? Это человек, который постоянно работает над собой. Фермеры меня поймут, ведь, работая на земле, приходится быть и агрономом, и бухгалтером, и юристом, и зоотехником, и ветеринаром.

Сейчас фермерское хозяйство Урбагаева — это тучные стада овец, коней, коров и яков, пасущихся в местности Бутукей; это новенькая деревянная юрта; это зеленеющие луга. А когда-то, в 90-х, хозяйство начиналось с небольшого, в 12 га, земельного пая.

— Я единственный сын своих родителей. До и после меня девочки рождались. Отец, который имел образование зоотехника, постарался дать мне настоящее мужское воспитание. С самых ранних лет, когда еще даже в школу не ходил, я уже помогал пасти совхозную отару. Первую зарплату получил в шестилетнем возрасте — 63 рубля 70 копеек. Официально заплатили как подпасынку. Конечно, на руки отдали родителям. С тех пор я и привык — уже взрослый был, а все заработанное отдавал матери, — вспоминает Александр Сергеевич.

После окончания школы Александр решил повременить с поступлением в высшее учебное заведение — образование в томских вузах уже получали две старшие сестры, нужно было помогать родителям. Будущий фермер остался работать в колхозе чабаном.

— Потом родственники позвали в Томск помогать в бизнесе. Поехал на работу. И тут приходит новость: можно получить свой земельный надел. Как раз набирало мощь фермерское движение. Меня эта мысль о своей земле просто подкосила. Даже спать не мог — все время про эту землю думал. Стал отпрашиваться на работе: «Только бумаги оформлю и сразу вернусь». Но положенную мне по закону землю пришлось отбивать чуть ли не с боем. Пока готовили бумаги, пока разбирался с местной администрацией, про Томск уже и думать забыл. Весь я был уже дома, в родной Унгинской долине.

Гэсэр родной земли

Затем были годы проб и ошибок. Чтобы набраться знаний, Александр Урбагаев заочно окончил Томский институт Новосибирского аграрного университета, получил профессию экономиста. Успел за свою жизнь побыть не только фермером — на его счету несколько лет работы в должности начальника отдела по спорту и молодежной политике Нукутского района. В начале нулевых в команде администрации района возрождал поселковые Сур-Харбаны, национальную борьбу. Не жалел средств, времени, сам выходил на сцену. Даже получил на конкурсе талантов округа звание «Гэсэр года», занял второе место в аналогичном региональном конкурсе. Тогда целью местной администрации было вывести Нукутский район в лидеры округа по спортивным показателям, сделать так, чтобы спортсмены начали занимать на областных Сур-Харбанах первые места. Ставка была сделана на подрастающее поколение. Александр Урбагаев внес посильный вклад в развитие спорта и молодежной политики, а затем решил вплотную заняться фермерством. Но какой путь бы он ни выбрал, его всегда поддерживает жена — Антонида Руслановна.

В прошлом году фермер получил грант на развитие семейной фермы. Сейчас полным ходом идет строительство коровника для мясного скота, планируется запуск цеха по переработке мяса. На средства гранта приобретен молодняк калмыцкой породы. О том, куда сдавать мясо, Александр Урбагаев не тревожится — он сотрудничает с семьей Николаевых, владельцами сети магазинов и кафе «Влад».

По монгольской науке

Сколько именно животных пасется в стадах, Александр Урбагаев не говорит. Есть такая традиция у кочевников — не называть точное число голов. А вот о принципах, по которым организовано его хозяйство, распространяется охотно.

— В 2006 году делегация Нукутского района выезжал на празднование Алтарганы в Бурятию. На берегах Байкала нашу делегацию встречал профессор Арнольд Тулохонов. Он представил нам проект развития номадного животноводства. Номады — кочевники. Они придумали все принципы ведения хозяйства задолго до наших дней. Ученые Владимир Тайшин и Булат Лхасаранов взяли имеющуюся базу за основу и рассказали, как можно внедрить эту систему в наших сибирских условиях.

Есть у монголов понятие «табан хушуу» — 5 видов животных: верблюд, лошадь, корова, овца, коза. Шестым животным считается собака, которая помогает пасти скот. Считается, что у монгола всегда должны были быть в наличии эти виды. Бурятские ученые для успешного ведения хозяйства посоветовали заменить верблюда яком. Так Александр Урбагаев и сделал. Стадами, которые пасутся сейчас в Унгинской долине, был бы доволен каждый кочевник.

— Существует целая наука получения межвидовых гибридов. Я уже начал скрещивать коров и яков. Гибрид, полученный от этих двух животных, называется хайнак. При появлении таких животных начинает работать эффект гетерозиса: самцы хайнака не могут иметь потомства, зато самки, продолжительность жизни которых составляет 30 лет, дают стабильный приплод, отличающийся хорошей выносливостью, отличными вкусовыми качествами. В своем хозяйстве я уже получил хайнаков, рожденных от коровы и яка. Теперь моя задача — получить приплод от быка и самки яка. Такой хайнак считается у бурят золотым алтан хайнаком и обладает исключительными характеристиками. Но вывести его сложно. Новорожденные телята достигают 40 килограммов, а вот яки при рождении весят по 17 кг. Так что выносить яку такого малыша сложно. Будем пробовать дальше. Почему канадским фермерам удается получать лучших сельхозживотных? Да потому что они используют виды, которые адаптированы в своих климатических условиях. Мы же, избалованные дворцами, которые советская власть понастроила для коров, подчас заводим непригодный для Сибири скот. Нужно разводить коров, которые могут спокойно зиму пережить под навесом, и делать упор на овцеводство, коневодство. Наши просторы это позволяют. А позволить себе улучшить породу может каждый владелец подсобного хозяйства. Если купить маточное поголовье дорого, то можно приобрести хорошего быка-производителя. Это локомотив породы, который может на несколько лет улучшить характеристики животных.

Пожить на воле

Не забыли на ферме и о шестом важном для кочевника животном — собаке. В скором времени хозяйство планирует получить лицензию и официально открыть питомник, где будут содержаться собаки двух пород: хотошо банхар и среднеазиатская овчарка.

— У меня эти пастушьи собаки живут в условиях, которые задумала природа. Показатели у них отличные. Еще щенками они отлично смотрят за стадом, могут потихоньку собрать в одном месте овец. Никто их этому не учит, это у них в крови. Так что помогают они нам очень хорошо.

Летом в Унгинской долине работы хватает. В этом году из-за засухи укос плохой. Ситуацию немного спасли заливные луга, которые открылись после обмеления залива. Косить помогает вся многочисленная родня, а также три сына Александра Урбагаева.

— У нас в семье каких только национальностей нет: и русские, и буряты, и украинцы, и белорусы. И татары с евреями есть. И все люди хорошие. Все дружно живем, любим родную Унгинскую долину, а значит, тоже принцип улучшения породы работает, — улыбаясь, говорит Александр Сергеевич и, уже посерьезнев, продолжает: — Когда-то на месте, где стоит сейчас моя ферма, была деревня. В 60-х годах, при строительстве ГЭС, жителей заставили отсюда съехать. Это трагедия моего рода Олзой. Людям пришлось оставить родные места. А сколько лугов ушло под воду!.. Тем более что деревню можно было бы и не расселять, а просто немного переселить повыше — вода так сюда и не добралась… Я вырос в Новоленино. Это отсюда недалеко. Теперь я считаю своим долгом сохранить память об этих местах. Хочу заняться сельским туризмом. Туристы смогут не только отдохнуть, но и попробовать вкусные блюда из натурального мяса. Построю здесь юрты. Пусть люди приезжают, живут на воле и проникаются красотой нашей долины.

  • Аграрный вопрос

— Хотелось бы отметить работу администрации Нукутского района и министерства сельского хозяйства Иркутской области. У них действительно сплоченная команда. Я даже не ожидал такой помощи, такой заинтересованности в работе каждого фермера. Конечно, проблем хватает. Особенно сейчас, в кризисное время, с ростом цен на технику, удобрения, когда бороться приходится за каждый рубль, важно знать, что есть место, где тебя выслушают. Головной боли фермерам и мне в том числе добавляет повышение процентной ставки по кредитам. Конечно, есть субсидии федерального центра, но приходят они не всегда вовремя. Предлагаю ввести понятие сезонности платежей. Нам, людям, работающим на земле, было бы удобнее разбить график платежей по временам года. Осенью, когда получен урожай, можно было бы платить больше, а весной, когда нужно много средств для проведения полевых работ, сумма была бы меньше. Это было бы удобно для всех аграриев.

baikalpress_id:  107 838