Эй, ухнем!

Кто-то придумал, что бесконечно долго можно смотреть на три вещи: как горит костер, как течет река и как другие работают. Первые два наблюдения готов подтвердить на собственном опыте каждый, а вот последнее утверждение довольно спорно.

В своем садоводстве весной постоянно вижу раскоряченные над грядками фигуры соседок и мужиков, не выпускающих из рук лопаты-вилы-пилы. Но отметишь мельком привычный пейзаж, и сам утыкаешься носом в грядки-доски-кирпичи. Работают все как ломовые лошади. И гипертоники, и радикулитники. Никто нас не понукает и не контролирует, и пашем мы на себя, на своем клочке земли. На уборке картошки в колхозе или на сортировке в овощехранилищах я такого энтузиазма прежде не наблюдал. Там была повинность, тягло, а тут напряг в свое удовольствие и в свою пользу. Такие вот мы на поверку индивидуалисты. Но грянет где-то поблизости многоголосое «эй, ухнем!» - заворочается большая и надрывная работа – и мы бежим по-соседски подставить плечо, впрячься в коллективную «помочь».

Собственнический эгоизм и коллективный энтузиазм уживаются в нас удивительным образом. Наверное, надо говорить о разной мотивации к труду. В зрелом возрасте и на склоне лет, после многих разочарований и обманутых надежд мы больше склонны работать на себя, а не на государство и общество. В молодом возрасте, который требует общения и единения со сверстниками, привлекательнее коллективные усилия и грандиозные масштабы. Но есть и более глубокие корни мифов о лености и непрактичности русского народа.

После средневековья европейское устройство сформировалось так, что государство обслуживало общество, а на Руси, наоборот, народ служил государству в лице его чиновников и вельмож. Мотивация к труду, как в современной армии - «от забора до обеда». При общей и нерушимой уверенности, что все равно кинут, оберут, обделят. Отсюда и наши народные истины: «от работы кони дохнут», «работа не волк», «дураков работа любит»… От повинностей и ярма крестьянин бежал на окраины, где выжигал леса, поднимал землю и получал богатые урожаи. Но этот подсочно-огневой метод кормил только первые годы, почва быстро скудела. Удобрять и обихаживать ее, как китайцы, наши не видели смысла – на готовое всегда наложит лапу правящая рать. И шел землепашец дальше: выжигал, поднимал целину, «осваивал необъятные просторы родины». Так и формировался российский менталитет: навалиться сообща, сдвинуть непосильный пласт, а потом можно и на печи поваляться. ( Или под столом в трактире).

Эту особенность вполне использовали правительства. На рубеже двадцатого века –Транссибирская магистраль. На ней взросли сотни российских миллионщиков, позднее нажившихся и на первой мировой войне. В сталинские времена - Магнитка, Днепрогэс, Беломорканал – не счесть всех строек века под комсомольскими лозунгами и дулами винтовок. На них полегли миллионы. После исчерпавшего себя и страну Гулага последней стройкой века был БАМ.

Интересно, что серьезных экономических и стратегических причин для строительства магистрали у государства не было. Но Политбюро посчитало, что важнее не упустить молодежь, объединить ее общей целью, реанимировать трудовой энтузиазм, стремительно угасавший в брежневскую эпоху. На этом удивительном времени, коснувшемся всех нас, мне бы хотелось притормозить.

Так называемый «застой» как только не ругали! Но, пожалуй, за всю историю России это были самые благополучные годы. Прошел страх репрессий, люди потихоньку получали отдельные квартиры, покупали телевизоры, холодильники и даже машины, учились бесплатно в вузах и возились на бесплатно выделенных садовых участках, пенсионеры не считали копейки. Это материальное благополучие. Со всем остальным было сложнее.
«Основные противоречия развитого социализма» сводились к анекдотическому парадоксу: 1.Никто не работает, а планы выполняются. 2. Планы выполняются, а в магазинах ничего нет. 3. В магазинах ничего нет, а у всех все есть. 4. У всех все есть, а все всем недовольны. 5. Все всем недовольны, но голосуют всегда «за» и все одобряют.
От такой сшибки в мозгах впору свихнуться. Мотивация к труду стремительно таяла. (Зачем трудиться, если все решают связи и знакомства.) К чему стремиться, в чем смысл существования? Тогда и был востребован БАМ.

Но как всегда после напряга наступила усталость и разочарование. Молодых строителей бросили во времянках, дивиденды получили другие. История шла по кругу.

После строительства Транссибирской магистрали грянула революция. После строительства БАМа - перестройка. Что дальше? Дальше зреет грандиозный проект века: строительство межконтинентальной магистрали, призванной соединить через туннель под Беринговым проливом Россию и Америку, стянуть железным обручем материки. Затраты фантастические, масштабы колоссальные, перспективы туманные. Опять неспокойно в России и надо всколыхнуть ее на великий рывок. Чтобы забылись нищета, вороватые паханы - олигархи, лукавые чиновники. Денег на повышение пенсий и зарплат не находится, а на очередной проект века всегда можно наскрести. Потому что пенсионная прибавка капнет только в мой карман, а у денежного мешка будут кормиться несколько кланов «нужных» людей. Что-то непременно грянет после великой стройки. Новая революция? Новая перестройка? Новая мировая война?

Эй, ухнем!?

Оригинал текста - по ссылке.

 

 

Источник: Фейсбук 03/04/2015 - 18:13
ТЕГИ Слово
Загрузка...